Воскресенье 24 июня, 06:06
Ясно + 20°
Елена Черникова

В Дубне 29 января – 3 февраля проходила XXV Международная конференция «Математика. Компьютер. Образование». Меня пригласили в Общероссийский семинар «Русский научный язык» выступить. Из моих тезисов: «…В сфере гуманитарных наук глобальный переход на английский может привести к необратимым для национальных культур последствиям, а в социуме – к протестным движениям вплоть до крайне агрессивных».

Из чего переполох?  Ведь мы у себя дома. У нас великая культура. Наука – часть культуры. Изучай, копай, пиши.  Нет. Оказалось, дом – это иллюзия.  

Я не склонна к панике, но поделюсь могучей новостью: учёные сейчас думают, как уговорить поклонников прогресса соблюдать законодательство о русском языке, об информационной безопасности и прочие правовые нормы России. Дело в том, что в вузах, заметьте, нашей страны рейтинг преподавателя повышается, если он читает лекции на английском языке. Студент, пишущий на английском диплом, например, по экономике, уверен: он на пути к успеху. Мировому. Взрослый учёный обязан стремиться в англоязычные научные журналы, иначе он не получит вкусных индексов: уволят при случае, и все дела. Химик он, лингвист или дантист-футуролог – под дамокловым мечом все, кто делает русскую науку. Таковы современные  наукометрические кандалы: выражение научный язык чуть не намертво сконнотировалось с английским. В истории была научной и латынь, и немецкий, будет (поговаривают) и китайский, но сейчас условия диктует английский. Мы его гостеприимно уважаем, конечно, но не следует путать гостя с хозяином. Впрочем, Болонская конвенция, некстати подписанная Россией пятнадцать лет назад, подобную путаницу и обеспечивает.

Один из самых дотошных докладчиков доказал на семинаре в Дубне: язык, на котором сформулирована научная проблема, важнее предмета исследования. Другой, смеясь над ним, заявил, что национальное, тем паче этническое, вообще не актуально в науке, и нет смысла сопротивляться глобализации. Третий сказал обречённо: у народа, лишённого языка, нет будущего. Четвёртый: да кто вас лишает языка? Пойте свои «Валенки». Но импакт-фактор (ИФ) журнала скрутит вам рученьки белые, и запоёте вы в любой науке как надо. По-английски, то бишь.

Из проекта обращения, принятого участниками семинара в Дубне: «Русский язык функционирует в нашем многоэтничном обществе как естественная  основа сосуществования народов РФ и сотрудничества между ними, как основа развития многонациональной отечественной культуры, науки и образования. Пренебрежение этим наследием ведет к деградации социальных механизмов межпоколенной передачи опыта, знаний и регулирующих жизнь народов России традиций. В связи с этим укрепление позиций русского языка должно стать стратегическим приоритетом государственной политики Российской Федерации». Если упростить эти изысканные выражения профессуры, то вспомнится пословица: «Пьяный проспится, дурак – никогда». Научно рефлексировать в России по-английски, то есть думать на чужом языке, писать дипломные и диссертационные работы, статьи, монографии – из соображений понравиться миру, который со времён царя Ивана Васильевича считает Россию ошибкой природы, – непростительная дурь.  

Обращение учёных о защите русского научного языка будет отправлено в высокие инстанции. О развитии событий расскажу.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости СМИ2