Воскресенье 20 мая, 12:05
Легкий Дождь + 12°
Ольга Кузьмина

Подробностей – минимум. Но до страшного известия будто был другой день – для большинства нерабочий. Воскресенье, 11 февраля. Обычное воскресенье. Зима. Снег.

А потом короткая строка оборвала что-то и продолжает теперь звенеть. Тишина бывает громкой. Даже режущей. Такой она была в эфире, когда Ан-148, следовавший рейсом 6W 703 Москва-Орск, исчез с радаров.

Шесть членов экипажа, 65 пассажиров.

Точка.

Абсолютная тишина. Белый снег. Черная пустота.

Очень горько. Обломки на поле, сломанные жизни. Сломанные, как ветки пижмы, что торчат на белом, занесенном снегом подмосковном поле. До этого дня – тоже обычном. Теперь – нет…

Страшно даже подумать, каково сейчас родственникам тех, кто навсегда ушел в небо. Не представить. Стыло и пусто на душе. А им – каково?

И не найти слов. Их и не может быть сейчас. Но… Их же нужно найти, мы же люди! Ну чтобы хоть как-то поддержать, сделать так, чтобы понеслось из Москвы волной – держитесь, мы все понимаем, мы знаем, каково это – терять…

А слов – нет. Тех, которые поддержат.

…Где-то там, далеко, где не дождались прилета любимых и дорогих, летит в небо бессмысленный вопрос – за что.

На него нет ответа.

И мы не знаем, что и как сказать правильно. И не знаем как, но вы... держитесь.
71 свеча горит. Им ни снег, ни ветер не страшны.

Светлая память ушедшим. Сил их родным. Мы – с вами.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Новости Финам

Новости партнеров

Новости СМИ2

Новости партнеров

Читайте нас в Яндекс.Новостях
Добавьте ленту «Вечерней Москвы» в свою личную и получайте актуальные новости столицы ежедневно