Четверг 21 июня, 16:06
Дождь + 7°
Георгий Бовт

Президент США Дональд Трамп и глава КНДР Ким Чен Ын провели исторический саммит в Сингапуре, на курортном острове Сентоса. Он состоял из 40-минутной личной встречи двух лидеров, совместной короткой прогулки и переговоров в расширенном составе двух делегаций.

И Трамп, и Ким по итогам переговоров излучали оптимизм и даже подписали некий совместный документ, который Трамп назвал «комплексным и подробным», хотя содержание его сразу разглашено не было. Трамп сказал, что переговоры прошли «лучше, чем ожидалось». Ким назвал их «прелюдией к миру». Неужели Северная Корея теперь полностью откажется от ядерной и ракетной программы?

Накануне президент США заявил, что он с первой же минуты поймет, сколь серьезно настроен Ким проводить программу денуклериазации Корейского полуострова. Мол, предыдущих президентов США и КНДР удавалось долго водить вокруг пальца, а с ним этот фокус не пройдет. И если что не так, то он сразу покинет саммит.

Госсекретарь Майк Помпео был еще более конкретен, заявив, что санкции против КНДР могут быть ослаблены лишь тогда, когда она предпримет конкретные шаги в плане отказа от ракетной и ядерной военных программ. А если она этого не сделает, то санкции будут немедленно ужесточены.

Роль самого «злого следователя» сыграл советник по нацбезопасности Джон Болтон (как и Помпео, он тоже принял участие в переговорах на этапе расширенных делегаций). Он потребовал от Кима последовать «ливийской модели», то есть по примеру бывшего ливийского лидера Муаммара Каддафи отказаться от ядерного оружия в одностороннем порядке. Учитывая то, чем кончилось такое разоружение для полковника Каддафи, у северокорейского лидера вряд ли это вызвало большой энтузиазм. Впрочем, затем другие представители США дезавуировали заявление Болтона. Решающую роль в подготовке саммита США-КНДР сыграл все же не он, а госсекретарь Помпео. Еще в бытность главой ЦРУ он совершил секретный визит в Пхеньян в этих целях. Судя по всему, именно работа на северокорейском направлении стала решающей при принятии решения о замене Рекса Тиллерсона на Помпео на посту госсекретаря.

А кроме печального примера полковника Каддафи, которого свергли при непосредственном участии НАТО сразу после того, как он разоружился, перед глазами вождя КНДР стоит более свежий пример одностороннего разрыва США иранской «ядерной сделки». Притом, что Тегеран формально соблюдал все ее условия, а другие подписанты данного соглашения – Россия, Китай, Франция, Германия, Великобритания и ЕС в целом – настаивают на ее сохранении. Но Трамп – это не тот президент, который слушает даже ближайших союзников Америки. Кстати, в ходе подготовки нынешних переговоров с Кимом США консультировались чисто для проформы лишь с двумя  членами шестисторонних переговоров по корейской ядерной проблеме – с Южной Кореей и Японией, но не с Китаем и не с Россией.

Первоначальный план переговоров предполагал, что главы государств проведут встречу в присутствии только переводчиков продолжительностью до двух часов. Уложились в 40 минут. Затем еще и «поланчевали» вместе, проведя второй раунд переговоров в расширенном составе.

Трамп сделал ставку на свою импровизацию в ходе личной встречи, на то, что ему удастся если не совершить прорыв, то все равно вызвать громкий информационный резонанс. Это и произошло. Собственно, для Трампа медийный эффект зачастую важнее содержательного. Ему нужно произвести эффект, достичь результата – это уже дело второе.

Ведь о чем договорились он с Кимом? Совершенно непонятно. В чем именно успех встречи? В самом факте знакомства? Это, конечно, немало, но не снимает пока кардинальных противоречий между Америкой и КНДР по видению будущего Корейского полуострова. Зато Трампу важно, что его визит в Сингапур уже сравнивают с историческим визитом президента Ричарда Никсона в Китай в 1972 году, с которого началось не только потепление отношений двух стран, но через несколько лет - и кардинальное изменение самого Китая, результаты которого мы видим сегодня. Другой вопрос: готов ли Ким Чен Ын к таким тектоническим изменениям своего режима? Вряд ли.

Главной задачей Ким Чен Ына в Сингапуре было втянуть Америку в долгий переговорный процесс. Прорыва по результатам одного саммита ждать было бесполезно. Зато сам факт встречи с президентом США, каковой не удостаивался ни один из правителей КНДР, уже выводит Кима из разряда политиков-мировых изгоев в более респектабельную категорию. В ней надо удержаться, но не потерять власть над собственной страной при этом.

Пока неясно, насколько двум лидерам удалось согласовать хотя бы в самых общих чертах свое видение будущего Корейского полуострова. Хорошо, что они сразу не стали вдаваться в детали, в этом случае они ни о чем бы точно не договорились. И в переговорном процессе еще будут откаты назад и острые кризисы. Ведь даже саму денуклеаризацию полуострова, которой якобы привержены обе страны, Пхеньян и Вашингтон понимают совершенно по-разному. КНДР частью этого процесса видит вывод американских войск из Южной Кореи и устранение «ядерного зонтика безопасности» над Южной Кореей и Японией. Трамп ранее говорил, что сокращение американского контингента в Южной Корее возможно, но это не вопрос нынешнего саммита.

Встреча Трампа и Кима также чем-то напоминает историю переговоров Горбачева и Рейгана. Их первая встреча в Женеве в ноябре 1985 года закончилась безрезультатно, они лишь согласились с тем, что ядерная война недопустима. Не принес конкретного результата и саммит в Рейкьявике через год. Лишь в декабре 1987 года было подписано соглашение о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Которое  сейчас, кстати, Америка уже готова похоронить, обвиняя Россию в его нарушении, - на самом деле, ей самой стало «тесно» в его рамках. Тоже еще один урок того, помимо «иранского», сколь «прочны и надежны» бывают договоренности с Америкой, где любой новый президент может пересмотреть результаты деятельности предыдущего.

Ким Чен Ын в процессе налаживания отношений с США явно предпочел бы обойтись без перестройки и не хотел бы отказываться от ядерных ракет без железобетонных гарантий безопасности своему режиму. Его не могут не настораживать слова того же Помпео, который говорит, что вслед за ядерным разоружением для народа КНДР настанет «более светлое и лучшее будущее». Он полагает, что светлее, чем при нем, народу быть не может.

Трамп, конечно, хотел бы оставить Кима без ракет, но вряд ли даст какие-либо гарантии. В долгосрочном плане их цели трудно совместимы. При этом провал сингапурской встречи не нужен ни президенту США, ни северокорейскому вождю. Вот они теперь и демонстрируют «оглушительный успех». Однако самое сложное еще впереди. И вряд ли вождь крайне закрытого и авторитарного режима Ким Чен Ын захочет остаться один на один с Америкой Дональда Трампа. Он надеется на то, что его поддержат его традиционные союзники –  Китай, а также Россия. Встреча Кима с Владимиром Путиным тоже готовится и может пройти уже этим летом.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости СМИ2