Понедельник, 11 декабря, 16:12
Легкий Дождь + 1°
11 октября 2017 года. Эмма Рафаиловна Малая демонстрирует один из уникальных экспонатов музея — фронтовую камеру. Она и правда напоминает оружие...
Фото: Светлана Колоскова, "Вечерняя Москва"

Кадровая революция. Музей кино обрел новый дом и снова ждет гостей

Открытие Государственного центрального музея кино, намеченное на эту осень, станет, без сомнения, одним из главных событий культурной жизни столицы. Поиски собственного дома, тянувшиеся долгие одиннадцать лет, завершены: местом его постоянной прописки стало ВДНХ.

Решение о передаче Музею кино павильона №36 было принято мэром Москвы Сергеем Собяниным и министром культуры РФ Владимиром Мединским. Корреспондент "ВМ" побывал в новом доме музея на финальной стадии его подготовки к торжественному дню. 

... На улице пасмурно и серо, а здание Музея кино кажется сахарным - такое оно белое. Два стеклянных "рукава" по бокам обнимают площадку у входа. По замыслу архитекторов Ревякина и Шевердяева, строивших этот павильон в 1954 году для "Водного хозяйства", эти выдающиеся вперед галереи символизировали гидротехнические сооружения, вырываясь из-под которых вода заполняла бассейны, что спускались к пруду. После капремонта здания ассоциации другие: сейчас стеклянные "рукава" кажутся символами тех перспектив и той истории, что есть у кино.

Тут все продумано до мелочей. У дверей - массивные проекторы смотрят в сторону гардероба, где цифре каждого номерка соответствует дата или интересный факт, связанный с кинематографом. На полу - массивные плиты-барельефы: им еще не определили место. На первой плите грозно округлил глаза Петр I. Не забыть бы узнать, что это за штуки, отмечаю я, устремляясь за Ксенией Шатровой, пресс-секретарем Музея, которая проводит для меня экскурсию.

Паровоз прибыл!

Лестница. Коридор. Еще коридор, и еще лестница. Обычно я неплохо ориентируюсь, но пока ничего понять не могу. Ксения успокаивает с улыбкой: 

- Посмотрите на вид здания сверху и все поймете. Пойдемте, поезд ждет!

И он правда подходит к перрону, но - на экране. Технический директор музея Игорь Чернышов нажимает что-то на пульте, резкий гудок паровоза спугивает стайку белых голубей. Вот он и прибыл - блестящий состав с яркими красными колесами. Так ворвался в нашу жизнь и кинематограф, прибыв на вокзал Ла-Сьотта: кадры фильма братьев Люмьер потрясли в 1895 году кинозрителей. Игорь прокручивает "прибытие" еще раз.

- Все тут удивительно связалось, - рассказывает Ксения. - В этом году круглая дата, 140 лет назад "Русский вестник" напечатал последние главы "Анны Карениной" Льва Толстого.

Выходит, у этого прибытия паровоза - глубокие смыслы. Ну, с прибытием, кинематограф. С новосельем, Музей кино... 

Анны на перроне нет, да и хорошо. "Может, передумает..?" - вздыхаю я тихонько, и мы идем дальше, в один из стеклянных "рукавов". За панорамными окнами дождь полощет листья кленов, а мы с Ксенией осматриваем шикарные костюмы. Они странно-знакомы... 

- Не узнаете? Их передал нам режиссер Сергей Соловьев. Это же костюмы к его "Анне Карениной".

Ну конечно! Вот он, китель Вронского. А вот и туалет самой Анны. Произведение искусства, одно слово. 

В другом "рукаве" костюмов нет. Там - фотографии. Огромные портреты тех, кто имел полное право называться звездами. Какие же глаза у Ефремова... Портреты - точно листки отрывного календаря. Как много их облетело до срока... 

- Тихонов, Ларионова, Кадочников... 

Ксения перечисляет фамилии, но в этом особой нужды нет: все - узнаваемы. И любимы... Делаю шаг в сторону - и сталкиваюсь взглядом с Натальей Гундаревой. В зале разлита тихая, терпкая грусть. Какие имена... Какие роли... Постоять перед каждым - и вспоминать, вспоминать, вспоминать...

Чудеса лабиринта

- Сейчас пойдем в «Лабиринт истории», - говорит Ксения, - это одна из выставок Музея кино.

В лабиринт, так в лабиринт, главное - без Минотавра. Мы вновь погружаемся в хитросплетение лестниц и коридоров. Мелькают обозначения: зал Ханжонкова, зал Дзиги Вертова, зал Андрея Тарковского... По дороге продолжаю слушать Ксению: 

- У нас в фондах хранятся костюмы, фотографии, афиши и плакаты, диафильмы, эскизы, редкие книги, кино- и фототехника, архивы, личные вещи деятелей отечественного кинематографа – начиная с конца XIX века и до сегодняшнего дня, всего 169 000 единиц хранения. 

Светлана Колоскова, "Вечерняя Москва"
Главный хранитель фондов Кристина Юрьева демонстрирует эскиз «Бегство» к фильму «Бег»

Понятно, почему экспозиции сменные. Такое богатство сразу не выставишь! А обещанный лабиринт оказывается своего рода философской площадкой и отчасти - машиной времени. Тут, конечно, есть коридоры, разделяющие пространство на шесть зон, названия которых обозначены сверху подсвеченными буквами.

- Тут вот "Аттракцион", территория дореволюционного кино, 1890-1910 годов. А там, где написано "Эксперимент" - авангардные 1920-е...

Понимаю. А "Триумф" и "Трагедия" - 1930-40-е... "Протест" - перестройка. Передать это ощущение трудно, но за каждым поворотом реально существует особое, со своим запахом и вкусом, спрессованное время. Его, кстати, можно... потрогать: часть экспонатов интерактивны.

Яга на троне

Камеры всех видов и возрастов, костюмы, макеты - как разобраться в этом, непонятно, но старшему научному сотруднику музея Эмме Малой все эти предметы почти родные. Эмма Рафаиловна работает в Музее 17 лет, а вообще она - художник по костюмам, сделавшая на студии имени Горького более тридцати фильмов. Назовем "Офицеров", "Однажды двадцать лет спустя", "И снова Анискин" - и все станет ясно. Увидев, что я глаз не могу оторвать от шикарного резного трона, она замечает: 

- Трон викингов, помните "И на камнях растут деревья"? 

Конечно помню. А вот это что за чудо... Рядом - другой трон, сплошь в блестящих камешках. А в нем... Баба Яга!

- У нас есть масса забавных вещиц, которые дарили Георгию Милляру. И награды шутливые, и Бабки Ежки, конечно. Эта только пока тут сидит. А трон - из "Юности Петра". 

А гобелены - из "Королевы Марго"... Бесконечные коробки с техникой в историческом смысле бесценны.

- При всей значимости того, что вы видите, - улыбается Эмма Рафаиловна, - это всё же обрамление, а главное хранится у Игоря Мирославовича в отделе кинопрограмм, у него же фильмы! 

Ну что же, отправляемся на поиски "главного". Вспомнив, спрашиваю, что же за барельефы лежат у входа. 

- О, да это целая история! - Эмма Рафаиловна всплескивает руками. - Когда задумали построить кинотеатр "Октябрь", для него заказали украшение Лемпорту. 

Скульпторы-шестидесятники Силис, Сидур и Лемпорт, входившие в группу "ЛеСС", ныне легенда. 

- Ну так вот, Лемпорт все сделал, но "наверху" решили, что это слишком... авангардно, и эти барельефы не стали вешать. Они чудом сохранились. 
Владимира Сергеевича Лемпорта не стало в 2001 году. Он был бы доволен, узнав, что его работы обретут свое место в новом музее. 

Царство пленки

Игорь Мирославович Билоцеркович встречает нас в отделе кинопрограмм. У стены – монтажный стол со вкрученной в столешницу лампочкой и какими-то датчиками, рядом - колоннады круглых металлических коробок с пленками. Вот, спешно вносят еще одну, на ней написано крупно - "Котовский". Неужели фильм 1942 года?! 

- А правда, что вы больше всех фильмов видели?

Билоцеркович скромно пожимает плечами: да кто знает. Но он смотрит фильмы иначе, не так, как мы. Его задача - увидеть дефекты, чтобы сохранить пленку. Там - подклеить, тут - поколдовать. Начавшийся век "цифры" ничего не отменяет, и в Музее кино оборудование позволит показывать фильмы не только с цифровых, но и с аналоговых носителей – на пленке 16 и 35 мм.

Напоследок заглядываем в Медиатеку, что расположилась на верхнем этаже павильона. Здесь будет интересно как специалистам - для научной работы, так и широкой массе любопытствующих посетителей. До открытия осталось всего ничего. Прощаясь, машу рукой Петру - не скучай, государь. Мы встретимся. Музей кино теперь - дома.

Владимир Мединский, министр культуры РФ :

- Мы рады, что многолетняя история с домом для Музея кино, которая тянется уже не один год, решена. На наш взгляд, ВДНХ является одним из самых удачных и интересных мест для музейных экспозиций, и мы очень благодарны московскому правительству за передачу Минкультуры этих площадей, за внимание к культуре и культурному наследию.

Лариса Солоницына, директор Государственного центрального музея кино: 

- Для кине­мато­гра­фис­тов мы хотели бы стать профессиональной базой, зрителям мы хотели бы вернуть лю­бовь к отечественному кинематографу, а отечественным фильмам — вернуть заинтересованную ауди­то­рию. И если говорить о стране в целом, то нам бы хотелось, чтобы кине­мато­граф, а это, действительно, очень мощное средство воздействия, прибли­зился бы к тем образцам, которые мы хра­ним, — направлял, учил и поддерживал.

Подписывайтесь на канал «Вечерней Москвы» в Telegram!

11 октября 2017 года. Эмма Рафаиловна Малая демонстрирует один из уникальных экспонатов музея — фронтовую камеру. Она и правда напоминает оружие...
Фото: Светлана Колоскова, "Вечерняя Москва"

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости Финам

Новости партнеров

Новости СМИ2

Новости партнеров