Портал городских новостей

Крушение империи Советов

20:46 2 ноября 2017 154


Фото: РИА Новости

Единственный общий снимок из резиденции Вискули в Нацпарке «Беловежская Пуща» Белоруссии. Он сделан в исторический день — 8 декабря 1991 года, когда главы России, Украины и Белоруссии подписали Соглашение о ликвидации СССР.

На снимке, слева направо (сидят): премьер-министр Украины В. Фокин, президент Украины Л. Кравчук, председатель ВС Республики Беларусь С. Шушкевич, премьер-министр Республики Беларусь В. Кевич, президент России Б. Ельцин и госсекретарь России Г. Бурбулис.

Крушение СССР было потрясением для всего мира. Почему это произошло так быстро и могло ли не произойти? Что стало толчком, обусловившим падение колосса, — накопившиеся внутренние проблемы или заговор идеологических противников? Мог ли СССР продолжать жить, проведя реформы? Попытку ответить на эти вопросы предприняли эксперты на круглом столе, прошедшем в сетевом вещании «ВМ».

Закон или совпадение

Проще всего — искать и найти виновника распада СССР со стороны. Подобных конспирологических теорий было множество — они возникли сразу после распада СССР, на его дымящихся руинах. С одной стороны, верно: либерально-демократическое давление на СССР и Америка, и Запад оказывали. Росло и число недовольных происходящим внутри страны: после падения железного занавеса стало очевидным, что при «загнивающем» капитализме люди жили не в пример лучше жителей самой счастливой страны на свете. Но оба эти фактора существовали в разном процентном соотношении на протяжении всей истории Страны Советов. Они «сработали» и стали решающими лишь тогда, когда советская страна вошла в глубокий кризис, зачатки которого коренились в специфике строя первого соцгосударства.

Титульный лист Декларации об образовании СССР, 1922 год

Кризис целостности

Впрочем, между историками и политологами до сих пор единого взгляда на эту тему нет. Например, Сергей Черняховский, профессор кафедры истории и теории политики факультета политологии МГУ им. М. В. Ломоносова, полагает: никаких объективных оснований для распада и раздела Союза не было. Он был резок: — Неумелое управление и субъективный фактор — вот что сыграло в этот момент. Разговоры о том, что мы многое потеряли от падения цен на нефть, несостоятельны. Да та же антиалкогольная кампания ударила страну по карману куда сильнее! Более того: когда в начале 1970-х цены на нефть выросли, мы не тратили сверхдоходы, а откладывали. А в 1990 году, если посмотреть производственную статистику, производство почти по всем направлениям росло.

Отсутствие при этом товаров в магазинах — это, убежден эксперт, вопрос качества администрирования и свидетельство распада управленческой системы, результат отказа от принятой системы распределения, тогда как альтернативы этой системе в виде, например, рыночных механизмов предложено не было. И Горбачев по сути был бездарным руководителем: бросил весла, не поставив паруса. Иначе говоря, сначала произошел слом механизма хозяйствования, но при этом адекватной замены не было.

ПРЯМЫЕ РЕЧИ

Олег Яхшиян, доцент кафедры госуправления и политтехнологий государственного университета управления:

— Субъективный фактор важен в истории вообще и истории развала СССР в частности. Но он не сводим к личности. Вопрос в другом: почему не сработали институты, почему ни один из них не поправил некую системную ошибку. Обсуждая эту тему, важно понять, не было ли каких-то конструктивных пороков в модели союзного государства, заложенных еще в 1922 году. К 1990-м кризис коммунистической идеи был налицо. Но надо было не отказываться от самой идеи, а обеспечить ее новым наполнением.

Игорь Варьяш, руководитель аналитического центра НИФИ:

— Как экономисту и социологу мне трудно согласиться с тем, что Советский Союз развалился потому, что у него был плохой начальник. Роль личности может стать и определяющей, но ненадолго, тут же речь идет о более глубинных процессах. Отчасти это выражается в разрыве между элитами и населением. Социум перестало устраивать положение вещей, сложившееся к началу 1980-х. Замена обещанного коммунизма Олимпийскими играми оказалась недостаточной для того, чтобы продолжать развивать идеологию коммунизма, а ведь она была объединяющей всех основой.

Стоит напомнить, что многие аналитики и тогда, и сейчас высказывали мысль, что запас прочности СССР гарантировал еще как минимум 15–20 лет безбедного существования.

В том числе и советологи, использовавшие математические модели для своих прогнозов.

Что еще любопытно: Черняховский уверен, да и история доказывает это наглядно, что теория госразвития не ошибается, предписывая каждому государству ряд непременных кризисов, один из которых — кризис целостности.

— Но давайте сравним, что делал Авраам Линкольн, когда начинался распад США, — предлагает Сергей Черняховский. Кризис целостности Соединенных Штатов после их образования как союзного государства и кризис целостности СССР происходили примерно через один и тот же исторический срок. Но Линкольн проявил волю. Он принимал резкие меры, декларируя: пусть рухнет один закон, чем все государство. А действия Горбачева провоцировали центробежные тенденции, наметившиеся в Советском Союзе.

Системный крах

Предпосылки дезинтеграции СССР были заложены в саму природу советского государства. Об этом много говорил директор Центра политологического исследования Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин. По его мнению, субъективный фактор был обусловлен особенностями советской системы.

Первый — это отсутствие ротации элиты: — Стабильность считалась, да и была преимуществом советской системы. Но годах в 1960– 1970-х она переродилась в застой и привела к тому, что элиты перестали представлять, какими стали потребности общества; они полагали, что людям нужно то же самое, что и 10–20 лет назад. Разными были представления и о том, что должно быть целью госстроительства. Это и есть первый фактор развала СССР.

Второй момент, объясняет Павел, — это та самая мина замедленного действия, что была заложена изначально в национально-территориальном устройстве советской страны.

— Цивилизационные модели на территории СССР очень различались. Европейская часть России, Украина и Белоруссия развивались по европейской модели — с точки зрения демографии и урбанизации. Центральная Азия шла по азиатскому пути. Еще в 1970-е годы исследования АН СССР показали, что к середине XXI века Центральная Азия по численности населении превысит остальной СССР.

Но сценарий распада, уверен Павел, не обязательно должен был быть таким стремительным и категоричным. А тем временем между «республиками-сестрами» нарастали противоречия, повышалась и температура межнациональных претензий росла.

Отказ Горбачева рассматривать национальные противоречия как важную проблему обострил ситуацию. В результате противоборство центра и республик обернулось борьбой не столько за реформы, сколько за власть между центральной и местными элитами. 12 июня 1990 года I Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете России, в котором закреплялся приоритет республиканских законов над союзными.

Госпожа случайность

Во многом соглашаясь с коллегами, преподаватель истории Российского государственного гуманитарного университета Иван Белоконь напомнил о существовании в истории еще одного немаловажного фактора — случайности.

— К Горбачеву у всех много вопросов — и к его стилю управления, и к принятым им решениям.

Но не будем забывать, что он был воспитанником системы. Ей, в свою очередь, тоже можно задать вопросы, даже к системе старой. Ну как, скажем, могло произойти, что в 1917 году монархисты не защитили монарха? Удивительно, рассуждал Иван Белоконь, что и СССР — могучий, много сделавший для своего народа за время своей жизни, многими искренне любимый, никем не был защищен. Но… «Крупное животное не думает, что может погибнуть от укуса мухи», — заметил эксперт.

И что можно прибавить к этому? В скорую возможность развала Союза не верили даже мечтавшие об этом американцы… Кстати, поразительно, но никто из собравшихся экспертов, имеющих разные убеждения, не отрицал, что СССР можно было сохранить. И даже несколько «облагородить», реформировав его. Эту точку зрения высказал Иван Белоконь, об этом же, в общем, говорил и Сергей Черняховский.

— Я бы не смешивал развал Союза и кризис социализма. Потому что Советский Союз — это целостное государство, которое можно было сохранить, потеряв социализм, — уверен он.

Почему? Потому что, по одной из версий, кризис социализма заключался не в том, что потребительский уровень был недостаточен. Но проблема этого этапа развития социализма заключалась в другом. Потенциально едва ли не каждый гражданин Страны Советов был готов к занятиям сложными видами деятельности, как интеллектуальной, так и производственной.

Но материально-техническая база давала такую возможность лишь малой части населения.

В Союзе началось падение интереса к простым видам труда, которые оплачивались ниже, были предприняты не совсем адекватные меры по выравниванию зарплат, в результате чего водитель троллейбуса начал получать столько же, сколько и профессор. Это начали компенсировать денежной массой — без увеличения количества товаров. Эти противоречия и привели к тому, что с середины 1970-х годов советское общество начало охватывать разочарование.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ  

Игорь Варьяш, руководитель аналитического центра НИФИ:

— Население не было готово к продолжению жизни СССР. Был проведен референдум, с точки зрения социологии чудовищный, ибо там было четыре вопроса, а не один. Но хочу напомнить, что в итоге проголосовали за то, чтобы СССР сохранить. Из 50 миллионов граждан, принявших участие в референдуме, за сохранение высказались 76,4 процента.

Возможна ли была альтернатива

Случилось то, что случилось. В Гордиев узел тесно сплелись надоевшее всем доминирование ЦК КПСС и бюрократизм, кризис в межнациональных отношениях и двойная мораль, разрыв между словом и делом и «показуха», массовый скептицизм и первая волна реабилитации Сталина. Страна погрузилась в кризис. Как выразился Иван Белоконь, «Горбачев — наш февраль 1917 года, а Ельцин — октябрь 1917-го…» Понемногу приходя в себя, уже совсем другая страна начала писать свою историю. Но могло ли все произойти иначе? Могла ли она избрать иной путь развития? Например, пойти по пути… Китая?

ПРЯМЫЕ РЕЧИ

Сергей Черняховский, профессор кафедры истории и теории политики факультета политологии МГУ имени М. В. Ломоносова:

— С юридической точки зрения Россия не выходила из состава Советского Союза. А это значит, что ее высшие органы власти на данном этапе обладают полномочиями высших союзных органов власти. Большая часть населения СССР хотела бы его восстановления. Не исключено, что это было бы одним из вариантов разрешения мирового геополитического кризиса. Если это не будет сделано в обозримом будущем, точка невозврата будет пройдена.

Павел Салин, директор центра политологического исследования финансового университета при правительстве РФ:

— Процесс дезинтеграции можно было бы переиграть, придав ему другую форму. Если же, подводя итоги, говорить о каких-то фундаментальных вещах, то советская система исчерпала себя раньше 1990-х, еще примерно в 1960 году, когда перешла через точку демографического перехода и была завершена урбанизация по европейскому образцу. Тогда начался демографический упадок, особенно важный для трех государствообразующих национальностей — русских, белорусов и украинцев.

— Не могла, — уверяет Павел Салин. — Просто потому, что это Китай пошел по советскому пути. Он блестяще использовал, конечно, с учетом своих национальных особенностей, тот способ модернизационного рывка, который СССР использовал в 1930-х годах.

Боясь при этом, заметил Сергей Черняховский, повторить наш 1991 год.

— Китайцы учли наши ошибки и в основу своего подхода заложили золотой принцип: главное — не потерять механизмов управления, — отметили эксперты.

А что же СССР? Он пережил несколько волн любви к Сталину — как к сильному правителю. Его имя всплыло из небытия на фоне чудовищного развала 1990-х. А технологическому рывку готового к этому советского человека помешала, по выражению Сергея Черняховского, паразитарная группа, сформировавшаяся во второй половине 1980-х, — полуэлитарная интеллигенция, криминализованная необуржуазия и коррумпированная часть бюрократии. Удивительно, но эксперты полагают, что точка невозврата нашей страной не пройдена.

14:25 12 октября 2017

Круглый стол_12_10_17

Видео: Вечерняя Москва

Вместо послесловия

25 декабря 1991 года первый (и единственный) президент СССР Михаил Горбачев объявил о сложении полномочий «по принципиальным соображениям». Днем позже, 26 декабря, Совет Республик Верховного Совета СССР принял декларацию о прекращении существования СССР. Напомним, что 21 декабря в Алма-Ате, тогдашней столице Казахстана, президент России Борис Ельцин, президент Украины Леонид Кравчук и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписали Декларацию о создании Содружества Независимых Государств. Советский Союз кончился, не дотянув года до 70-летнего юбилея. Политическая карта мира приросла 15 новыми независимыми государствами. Единой оценки причин распада Союза не существует по сей день. Впрочем, после этого прошло еще слишком мало времени.

«Бойтесь своих желаний, они могут сбыться!» — заметил Игорь Варьяш, подводя итог обсуждению. И это правда: в 1990-е годы очень хотелось все сломать и построить что-то совершенно не такое, как прежде, новое. Сломать — сломали.

Что получили… Это каждый оценит сам. Что же касается причин распада, то они, уж после обсуждения экспертов точно, очевидны: все сошлось в одном месте и в один час — причины политические, экономические и духовные. Экстенсивный путь развития был страной практически исчерпан, административно-командный стиль руководства перестал срабатывать, а трудящиеся не имели никаких стимулов для свершений.

Гигантский мыльный пузырь с очень прочными стенками лопнул, налетев на тонкую колючку. И это, без сомнений, был один из самых главных политических уроков ушедшего века.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ  

Сергей Черняховский, профессор кафедры истории и теории политики факультета политологии МГУ имени М. В. Ломоносова:

— Неверно считать, что развал Союза спровоцировало ГКЧП. Все наоборот: развал спровоцировало его поражение!

В ТЕМУ  

Первый конфликт на национальной почве случился в 1986 году в Алма-Ате. В 1988 году начались военные действия между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха, территории, населенной по преимуществу армянами, но находившейся в составе Азербайджанской ССР. В апреле 1989 года случились массовые демонстрации в Тбилиси: главным требованием демонстрантов было проведение демократических реформ и независимость Грузии, а абхазское население выступило за пересмотр статуса Абхазской АССР и выход из состава Грузинской ССР.

Подписывайтесь на канал "Вечерней Москвы" в Telegram!

17 Июл 19:32

Новости СМИ2

Загрузка...
Загрузка формы комментариев

Новости Финам

Новости партнеров