Воскресенье 27 мая, 06:05
Ясно + 10°
Александр Лосото

Светила столичной медицины, в числе которых главные врачи крупнейших больниц (Первой Градской, 62-й онкологической, ГКБ им. Юдина) поддержали акцию в защиту гематолога Елены Мисюриной, которую Черемушкинский суд Москвы приговорил к двум годам лишения свободы.

История тянется с июля 2013 года, когда врач высшей категории Мисюрина выполнила пункцию костного мозга 55-летнему пациенту, страдающему онкозаболеванием. Спустя несколько дней больной скончался. Следственный комитет считает, что врач проткнула иглой кровеносные сосуды. Дескать, ошибка налицо, а за ошибки надо отвечать.

Трудно сказать, могла ли так фатально ошибиться опытнейшая Мисюрина, за свою профессиональную карьеру взявшая тысячи биопсий. Или, как считают защищающие ее коллеги, к летальному исходу привело обычное у онкологических больных нарушение свертываемости крови. Тут очень важно напомнить, что осложнениями чревато любое медицинское вмешательство – от невинного укола до операции на сердце. И доктора понимают, что на месте Елены Мисюриной – то есть на нарах - может оказаться любой из них. Более того, в этом деле врачи видят тенденцию. Ведь недаром Следственный комитет предлагает внести в Уголовный кодекс статью об ответственности за врачебные ошибки.

А вот это уже по-настоящему страшно – причем не только для людей в белых халатах. Потому что угроза получить реальный срок за профессиональную ошибку будет провоцировать бездействие медиков. Ведь, как известно, не ошибается только тот, кто ничего не делает. И вместо того, чтобы пытаться помочь, порой даже пойти на разумный риск, больному будут просто отказывать в помощи под любыми предлогами. Хирурги начнут открещиваться от сложных операций, терапевты перестанут назначать сильнодействующие препараты, станет труднее внедрять в практику здравоохранения новые технологии.

Конечно, ошибки надо стремиться свести к минимуму. Именно для этого в столичных клиниках введены стандарты обследования и лечения. Стандартизация позволяет гарантировать, что больной получит весь необходимый объем медицинской помощи. Также необходимо изменить отношение врачей к собственным промахам. Если наши лечебные учреждения их всячески скрывают (и дело Елены Мисюриной показывает, почему), то некоторые зарубежные клиники не стесняются признавать ошибки даже на своих официальных сайтах. Как это ни банально звучит, на ошибках учатся.

Но при всем этом врач не должен лечить, находясь под дамокловым мечом угрозы лишения свободы. Иначе мы не далеко уйдем от средневековых тиранов, которые предупреждали своих эскулапов: вылечишь – озолочу, нет – убью.

Ответственность врача за ошибку может быть только административной (если, конечно, речь идет не о преступном умысле или вопиющем пренебрежении к своим обязанностям). Ошибся – пусть его оштрафуют, если он не компетентен – пусть запретят лечить, лишат диплома. Уголовное же наказание давайте оставим настоящим преступникам. И разбираться в таких делах должна комиссия, состоящая из компетентных профессионалов. А не суд, который, при всем к нему уважении, ну ничегошеньки не понимает в медицине.

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Подобного случая припомнить не могу

Колонка заместителя мэра Москвы по вопросам социального развития Леонида Печатникова

Мы с вами прекрасно понимаем, что, по-видимому, имеет место чудовищная судебная ошибка. В то же время мы не можем позволить эмоциям воздействовать на работу правоохранительных органов. Эмоции нам здесь не помогут (далее…).

Можем остаться без врачей

Колонка кандидата юридических наук, доцент кафедры медицинского права Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова Юлии Павловой

В настоящее время Следственный комитет России отдельно выделяет медицинские дела, по которым проводится комплексная судебно-медицинская экспертиза. По ее итогам определяется причинно- следственная связь между действиями всех участников этого процесса. Применение части 2 статьи 238 УК РФ к медицинским работникам — просто нонсенс (далее…).

Кто-то заметает следы

Колонка депутата Московской городской Думы Людмилы Стебенковой

Мне вся эта история не понравилась с самого начала. Внимательно изучив вопрос, я стала на сторону врачебного сообщества, защищающего Елену Мисюрину, и подписала ей петицию. Как мы знаем, Черемушкинский районный суд приговорил ее к двум годам лишения свободы по статье 238 УК РФ: «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших смерть» (далее…).

Жертва отсутствия связей

Колонка председателя Общества Защиты Пациентов Андрея Хромова

Мне искренне жаль врача Елену Мисюрину. Наказание в данной ситуации было чрезмерным. Я не сомневаюсь, что решение по этому делу принимали квалифицированные люди, но считаю, что вина Мисюриной как минимум не доказана (далее…).

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Новости Финам

Новости партнеров

Новости СМИ2

Новости партнеров