пн 21 октября 08:50
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Белые начинают и... проигрывают

Названы районы Москвы с самыми высокими зарплатами

Более 780 деревьев высадят на юге столицы

Вильфанд сообщил, сколько продержится теплая погода

Станцию «Коммунарка» оформят в стиле биотек

Илья Авербух: Третьего ноября Татьяна Тотьмянина выйдет на лед

Как понять, насколько чистая вода в вашей квартире

Бесплатные мастер-классы пройдут для детей в парках Москвы

Как прошла прогулка по столичной голубятне

Названы регионы с самым доступным газом для населения

Опрос установил, сколько россиян считают себя «жертвами перестройки»

Оксана Федорова показала купание супруга в ледяной воде

Поклонники оценили второй подбородок Андрея Малахова

Глава Роспатента назвал самое необычное изобретение в 2019 году

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Нагиев впервые в истории «Голоса» встал на колени перед участницей

Белые начинают и... проигрывают

Пять лет назад Америка содрогнулась от самого скандального женоубийства столетия

[b]Более того, возьмусь утверждать, что в ночь с 12 на 13 июня 1994 года было совершено самое громкоеи циничное убийство в Западном полушарии после мастерского расстрела 35-го американского президента Джона Ф. Кеннеди в Далласе (1963 г.) [/b] [i]Количество публикаций в местной прессе и эфиров на десятках национальных ТВ-каналов было действительно рекордным. Когда зачитывался приговор, с 13.00 до 13.10, жизнь в стране остановилась. Все американцы, включая президента (по свидетельству «Нью-Йорк Таймс»), прекратили работу и припали к экранам телевизоров. Оглашение приговора снизило до минимума даже биржевую активность и количество телефонных звонков. Медиа-рекорд был побит лишь несколько лет спустя, во время масштабного освещения (точнее, смакования) позорных разборок Клинтон — Левински.[/i] Итак, в ту летнюю ночь полицейским нарядом были обнаружены искромсанные тела Николь Браун Симпсон и ее приятеля Рональда Голдмана. Все казалось ясным, как калифорнийское небо в июне: голливудский Отелло по имени Ориентал Джеймс Симпсон перерезал глотку матери своих детей Джастин и Сидней, бывшей жене Николь. Причем сделал это с той же железобетонной уверенностью в правоте своего ревнючего дела, что и небезызвестный шекспировский персонаж с венецианской пропиской, придушивший на семейном ложе неосмотрительную девушку Дездемону. И, соответственно, именно из тех же жгучих соображений. Кстати, к вечному вопросу об основанности страстей — зверски убитый приятель несчастной Николь по жизни даже не был, говорят, ее любовником; бойкий официант Ронни погиб из-за ерунды — заехал к своей знакомой домой, чтобы завезти ей очки ее рассеянной матери, накануне забытые в ресторане. Деталь: Николь тоже в прошлом работала официанткой. Звездный герой Америки по кличке OJ действительно предпочитал (да и поныне предпочитает) простеньких девчушек рейтинговым моделям и признанным красоткам. Последним, по US-стандартам, надо с танковой последовательностью доказывать свою состоятельность. И доказывать чем-то более весомым, чем просто фирменная OJ-улыбка да жирный лопатник, набитый платиновыми кредитками. Ему нужны были именно светловолосые простушки, которые принадлежали бы ему безраздельно, могли быть его собственностью. Таковой и была бедняжка Николь, большая часть сознательной жизни которой прошла в садомазохистской любовной афере с самим О. Джеем. Друзья семьи вспоминали, как он на протяжении 17 лет избивал свою жену за любую провинность. Допустим, за то, что полотенца в ванной комнате повешены «не геометрически». Однажды, накануне очередного дня рождения (19 мая), она во время уборки обнаружила у него в шкафчике шикарные бриллиантовые сережки. Решила, что украшения заготовлены для нее. Но на день рождения их не получила. Зато увидела позднее в ушах одной из зазноб муженька (ее зовут Tawny Kitaen). Наехала на него с дежурными претензиями. OJ запер ее в чулане и методично избивал в течение нескольких часов; он смотрел спортивную передачу и во время каждой рекламной паузы прерывался, чтобы отвесить своей суженой очередную порцию тумаков. А бедняжка, в очередной раз заслышав шаги, надеялась, что, сменив гнев на милость, он наконец-то собирается выпустить ее из темницы… Знакомым врала. Почему вся синяя от кровоподтеков? Ну… упала с велосипеда. 17 июня 1994 года, на следующий же день после похорон замученной Николь, ее как бы убитый горем супруг, с мастерством профессионала украсив свое известное всей Америке лицо искусственными усами и бородой, вооружившись пистолетом плюс полным набором документов (в Америке это в повседневной жизни не принято) и к тому же прихватив $8000 наличными (для Америки опять же дикость: люди такого уровня везде платят персональными чеками или пресловутым «пластиком»), рванул из города. Рванул с прытью взбешенного мустанга, налитым кровью глазом узревшего ковбойское лассо. Деталь: усы и бороду он прикупил за пару недель до убийства, 23 мая 1994 г. То есть через неделю после 35-летия своей экс-жены (19 мая 1994 г.), когда Николь отказалась принять в подарок браслет и сережки, сказав бывшему супругу: — Исчезни из моей жизни. Меня нельзя купить. Естественно. Она помнила историю с аналогичными брюликами, подаренными ее сопернице Tawny Kitaen. Дорого яичко к Христову дню. Подарками экс-муженек стал ее засыпать, лишь получив отставку. До этого она получала каблуком по беременному животу и оплеухи по голове, раскалывающейся от мигрени. Одна из подруг убитой (которая якобы с ней раз даже переспала) в беседе с бывшим прокурором Лос-Анджелеса Винсентом Бюджиози свидетельствовала (Playboy USA, March 1997): — Он заявил мне, что если узнает о том, что Николь с кем-либо встречается, то убьет ее. Так и сказал: «Я убью эту сучку». Позже бессовестные защитники пытались представить туповатый побег с наклеенными усами как отчаянный поступок обезумевшего от горя мужа, собиравшегося совершить самоубийство, в доказательство чего была зачитана «предсмертная записка» Симпсона с проклятиями в адрес «истинного убийцы» и клятвами о вечной любви к Николь. Наличие искусственной бороды было объяснено желанием О. Джея свозить своих детей в Диснейленд, чтобы отвлечь их от мыслей об убитой матери. (Неизвестно, что было для него важнее — самоубийство или Диснейленд, как одно могло быть связано с другим и при чем тут борода. Репортеры язвили, что на самом деле О. Джей хотел отвезти детей в подарок Майклу Джексону). Все эти версии были настолько неправдоподобны, что напоминали те дешевые фильмы, в которых снимался Симпсон. [b]Черное & белое [/b] Итак, обвинения были предъявлены О. Дж. Симпсону, известному в США, напоминаю, как «О. Джей». OJ — аббревиатурное сокращение, общее и для двойного имени знаменитого калифорнийского мавра, и для любимого калифорнийского напитка: Orange Juice — апельсиновый сок. Впрочем, многие за глаза звали его Snow J, намекая на нескрываемое пристрастие к белому, как снег (snow), порошку (кокаину). Описано, например, как в 1993 году (за год до убийства и примерно через полгода после развода в ноябре 1992 г.) он занюхивал «снежную» дорожку, сидя за столиком нью-йоркского «Харли-Дэвидсон Кафэ». Напоминаю, Симпсон был схвачен в день своего позорного бегства из родного LA 17 июня 1994 года. Схвачен как основной и единственный подозреваемый. Мотив, улики, вещдоки — все было налицо, все было очевидно. Тем не менее 15 месяцев спустя Симпсон был оправдан и день оглашения вердикта — 3 октября 1995 года — стал праздником для всей чернокожей Америки. Почему же его оправдали? Во-первых, потому, что он был негром. Вернее, афроамериканцем (нейтральное русское словечко «негр» и более резкое «нигер» в Америке являются не просто возмутительными, не вписывающимися в понятие пресловутой политкорректности — они для черного уха оскорбительны, причем смертельно оскорбительны (многие наши соотечественники по незнанию поплатились здоровьем, не фильтруя родную речь на заокеанских улочках). Во-вторых, OJ богат и знаменит. А в Америке быть богатым — это не то же самое, что слыть олигархом в современной России. И уж тем более не тождественны в наших двух странах представления о популярности (со всеми вытекающими отсюда последствиями). Да, этот самый известный US-убийца и до той июньской ночи был весьма знаменит. В этих самых США, обожающих своих прославленных убийц, настойчиво как бы (биг-маки + кока-кола?) культивируются по-рекламному показное здоровье и показательный, словно сталинские судилища, спорт. «Здесь дворы, как колодцы, но нечего пить, если хочешь здесь жить, то умерь свою прыть; научись то бежать, то слегка тормозить, подставляя соседа под вожжи…». Да, в Штатах знаменитые спортсмены — это настоящие мегазвезды, это супер-пуперкиркоровы, в полный рост заполняющие собой эфир национального телевидения, а своими баксами — счета федерально застрахованных банковмонстров. Кроме того, OJ, будучи темнокожим красавцем, сделал на фоне спортивных успехов лихую голливудскую карьеру. Все поклонники стеб-жанра наверняка помнят обаятельного афронапарника главного героя трилогии «Голый пистолет», нелепого персонажа седого чудака Нельсона. Короче, Симпсон был обожаем миллионами. Белые не без удовольствия отмечали, что шоколаднокожая звезда имеет вполне благообразные (т. е. европейские) черты лица, ну а цветные, само собой, гордились тем, что их собрат сделал белую-пребелую карьеру, преуспев в базовых областях шоу-биза, изначально созданных бледнолицыми уайт-мейлами под свою доминирующую расу (кинематограф и телевидение). Рискну сравнить заокеанскую популярность Симпсона лишь с влиятельностью Опры — чернокожей ведущей потрясающего токшоу имени себя. Обоих, к слову, не особенно знают «в европах». Но Америка от них просто ведется. Из портрета Симпсона, написанного американским культурологом: «Свое негритянское происхождение он воспринимал как родовую травму. Симпсон хотел быть белым человеком. Став «звездой», он купил громадный особняк в Вrentwood, самом престижном и дорогом белом районе Лос-Анджелеса, столицы американского шоу-бизнеса. Он посещал исключительно белые клубы. Ближайшее окружение О. Джея и большинство его друзей были белыми. Свою первую чернокожую жену Маргарет он сменил на белую Николь. Все это могло быть основанием для того, чтобы чернокожее меньшинство сочло его предателем своей расы… Дэвид Леттерман, в очередной раз дежурно отшучиваясь на тему суда над Симпсоном в своем Late Night Show («Позднем Шоу») на СВS (1995 г.), изрек: «Я вот тут размышлял над тем, что у меня есть общего с О. Джеем. Мне 48 лет, как и ему! М-м-м… Но на этом наше сходство, пожалуй, и заканчивается». Искать сходство между Симпсоном и кем-либо еще — бесполезно. В прошлом — звезда футбольной команды «Buffalo Bills», он был одним из немногих чернокожих знаменитостей, успешно продолживших свою спортивную карьеру в шоу-бизнесе, снимаясь в фильмах и рекламе, появляясь в различных телешоу, ведя популярные программы типа нашей «Утренней гимнастики» или «Спортивной разминки». [b]Команда мечты [/b] Цвет кожи помог Симпсону сделать карьеру. Он же, этот цвет, стал главным козырем в адвокатской колоде: защитники женоубийцы раскопали расистские высказывания одного из полицейских, занимавшихся этим делом. И, ссылаясь в суде на недостойную позицию следствия, сумели убедить судью-японца и цветных присяжных в том, что полицейские руководствовались презумпцией виновности. «Мы не только использовали «расовую карту» — мы вытащили ее с самого низа колоды!» — признался симпсоновский адвокат на следующий же день после окончания суда в интервью ТВ-каналу АВS. Дело в том, что следователь Марк Форман, основной свидетель обвинения, был — не без оснований, увы! — уличен в животной неприязни к цветным. Опытным юристам этого было достаточно, чтобы превратить О. Джея из обвиняемого в убийстве двух белых людей в жертву белого расизма, а суд над Симпсоном — в суд над Марком Ф., которого быстро окрестили Гитлером и обвинили в том, что именно Форман, сукин сын этакий, подкинул в дом О. Джея улику — окровавленную перчатку. Зачем? Почему? По той неприступной, как сейф, причине, что… хороший негр — это мертвый негр! — любимая его ремарка. Такие дела. Такова была логика защиты. Результат известен. Он, этот самый результат, был хорошо оплачен. Естественно, что процесс не был бы выигран обвиняемым, если бы Симпсону не удалось за весьма немалые деньги собрать сильнейшую команду адвокатов-защитников. США — это страна, в которой процент лойеров (Lawyers — адвокаты) выше, чем в любой европейской стране, не говоря уж об остальных частях света. Это подлинное царство адвокатов. Здесь, если вы не можете себе позволить продвинутого эторни (attorney — стряпчий), — вы заведомо проигравший, причем проигравший на всех фронтах, все и сразу (Loser). Но не таков наш герой OJ. О нет! Он-то как раз из породы победителей. Деньги у него, повторюсь, были, и своим примером он доказал эффективность американской присказки, что деньги умеют говорить (money talks). Говорили на суде адвокаты. Но как! Симпсон собрал под свои пестрые знамена дюжину первоклассных профи, тут же окрещенных тамошними журналюгами Dream Team. И этой адвокатской «командой мечты» управляла сладкая парочка — Роберт Шапиро и Джонни Кокран, которые знали подсудимого давным-давно, более того, были друзьями убийцы. О. Джей заплатил друганам почти $20 000 000. Впрочем, респектабельная «Нью-Йорк Таймс» обнародовала более скромную сумму — $10 000 000. Я наблюдал обоих в зале суда. Красиво работают! Есть такое понятие — «врет, как нанятый». Это про этот тандем. Точнее — и про этих тоже. Шапиро стал «звездой», защищая раскрученных прессой мерзавцев. Его партнер Кокран отмазывал Майкла Джексона, обвиненного в 1993 году в развращении подростка. Ему удалось тогда замять это дело без всякого суда, заплатив семье мальчика несколько «лимонов». Но, право, у Кокрана были не только финансовые стимулы для рьяной защиты знаменитого женоубийцы. «Как выяснили досужие репортеры, Кокран по крайней мере дважды набрасывался с кулаками на свою первую жену, которая позднее отсудила у него значительную часть состояния». [b]Шоу должно продолжаться [/b] Адвокаты смогли сделать невероятное. По результатам социологического опроса, в начале процесса лишь 36% опрошенных сказали, что Симпсон не виновен, в то время как 46% были убеждены в его вине. Но так как «настоящий» убийца так и не был найден, а все улики и показания говорили о том, что Николь и ее друг были убиты О. Джеем, общественное мнение стало меняться. Спустя полгода новый опрос показал, что только 21% попрежнему верили в невиновность Симпсона, в то время как 67% считали его виновным. Изменив тактику, «команда мечты» сделала упор на «расизме» полиции, прокуратуры и свидетелей обвинения. Работу обвинения, прокурорской стороны, можно было точнее всего охарактеризовать, перефразировав шахматную формулу: «Белые начинают и… проигрывают!». Контраста между черным большинством среди защиты Симпсона и подавляющим белым большинством обвинения — за исключением чернокожего прокурора Кристофера Дардена — нельзя было не заметить. Естественно, что это дало Джонни Кокрану еще одну возможность представить весь суд над Симпсоном как расистский. Стараниями Кокрана О. Джей, который до этого фактически отказался от своей расы, а потом скомпрометировал ее как никто иной, превратился в символ борьбы за права чернокожих, наряду с Мартином Лютером Кингом и Малькольмом Эксом. Так или иначе, это была победа упрямых и последовательных цветных над самонадеянностью белых. Вся ритмичная, расписанная как по нотам жизнь OJ Симпсона — его карьера, со всеми ее аспектами, его злодеяния и даже вердикт присяжных — это все складные куплеты в торжественной песне, вернее даже — гимне. Мощном гимне темной расы экс-рабов. Расы, празднующей наступление третьего тысячелетия, которое очевидным образом ознаменует собой фатальную катастрофу для бледной и вымирающей расы экс-хозяев. Невозможно предсказать, но можно предвидеть — позволю себе перефразировать Костю Кинчева. Я хорошо помню, что творилось в Штатах после того, как огласили приговор другому идолу чернокожих — любителю лакомиться чужими ушами Майку Тайсону, отсидевшему три года за изнасилование. Мне довелось присутствовать на трех заседаниях симпсоновского процесса: кожей в атмосфере читалось — злоупотреблю мини-цитаткой из другого рокера (БГ) — «поле такого напряга, в котором любое устройство сгорает нараз». Многие мои американские друзья-коллеги тогда прогнозировали девятый вал негритянских бунтов типа тех, что случились в 1992 году в том же Лос-Анджелесе после вынесения оправдательного приговора четырем белым копам (полицейским), избившим до полусмерти чернокожего Родни Кинга. Согласно опросу, проведенному в день завершения процесса (3 октября 1995 года), 73% американцев были согласны с обвинением Симпсону и 27% — были против. Это и совпадало — чудо, блин! — с тогдашним соотношением между белым большинством и цветным меньшинством. Боже правый, чем там занимаются все эти высокооплачиваемые гребаные социологи?! Несмотря на наличие неоспоримых доказательств вины Симпсона, обвинение, видимо, уступило защите. Основная фигура обвинения, прокурор Марша Кларк, пожалуй, была идеальной мишенью для ненависти черных американцев. Всегда слегка взвинченная и истеричная, с изможденным лицом, изуродованным пластическими операциями, с нечеловечески-кукольным вздернутым носиком, она похожа на сестру Майкла Джексона. Бывшей танцовщице Кларк не везет в личной жизни. Ее первый муж был «случайно» застрелен другом, которого «случайно» защищал на суде вездесущий Боб Шапиро. Одна из основ американской системы правосудия — институт присяжных заседателей. В каждом судебном процессе участвуют 12 судей «из народа» и 12 «дублеров», готовых в любой момент заменить заболевших или выбывших по каким-либо иным причинам судей. Все равны перед законом: согласно общественной повинности каждый американец может быть вызван в суд в качестве присяжного заседателя, он освобождается от работы, но не получает никакого вознаграждения за время, проведенное в суде. Адреса и фамилии наугад выбираются из документов налоговой службы. Вряд ли кто-либо испытывает энтузиазм по поводу этой системы, но отказаться от судебной повинности здесь так же сложно, как избежать службы в армии в России. По закону, Симпсон мог быть признан виновным в случае, если все 12 присяжных судей согласились бы с этим решением. Но были ли объективны люди, решавшие судьбу О. Джея? И кто были эти люди? По данным «Нью-Йорк Таймс», среди них были 8 черных женщин и 1 черный мужчина, 1 латиноамериканец и только 2 белые женщины. Таким образом, 83% суда присяжных составляли темнокожие американцы. Можно ли было рассчитывать на объективность такого суда? Неужели кто-то думал, что черные «сдадут» своего героического мавра-физкультурника и поддержат белую истеричку Маршу Кларк с ее кукольным носиком и «Гитлера» Марка Формана? [b]Бизнес, понимаешь… [/b] Мало кто в Америке сомневался и сомневается поныне в том, что маврревнивец и был истинным убийцей. Недаром таким спросом после приговора пользовались майки с ухмыляющейся физиономией симпатяги Симпсона и надписями типа «Я сделал это!». (Well, you know, it’s only business… Kind of, — снисходительно объясняла мне, непонятливому, основы основ рыжая, с шикарными сиськами, деваха, продававшая эти самые майки на Fashion Way, рядом с гостиницей «Torrance Marriott», где я останавливался во время и после той «приговорной недели»). Мало кто в Америке сомневался и сомневается… Просто сами американцы для себя трактуют исход по делу как достойное торжество демократических процедур местного судопроизводства. Дескать, приговор постулирован тем, что неграмотное расистское следствие обосралось парутройку раз (и это действительно так, слишком очевидным все это выглядело изначально; в руках калифорнийских копов были фактически все доказательства, кроме разве что явки с повинной спортсмена-актера, столь кроваво и талантливо сыгравшего в им же самим поставленной интерпретации блокбастера В. Шекспира «Отелло»). Кстати, примеры (не только дурные), бесспорно, заразительны. Прецедент с оправданием судом присяжных очевидного убийцы ныне не без успеха клонируется во всех странах. Даже у нас недавно (весной 1999 года) присяжные оправдали некоего Михаила Ведехина, 1963 года рождения, жителя села Мещерского Подольского района Подмосковья, признавшегося в полусотне зверских (отрезание пальцев, выковыривание глаз) убийств по той простой, словно веник, причине, что следователь, понадеявшись на обильные признания самого обвиняемого, не потрудился как следует над муторным сбором доказательств, и как результат — подозреваемый по кличке Леший отпущен на свободу и вновь обитает в своих родных краях. Право, по-моему, это не был оправдательный приговор предположительному маньяку, это был суровый укор недобросовестному следствию. [b]Подружки [/b] Защита Симпсона раскручивала диковатую версию причастности к злодеянию… колумбийской наркомафии, которая якобы собиралась свести счеты с подругой жертвы Фэй Резник, автором бестселлера «Николь Браун Симпсон: Дневник прерванной жизни». Адвокаты умело пропедалировали пагубное пристрастие писательницы, выставив ее (не без оснований, впрочем) заядлой наркоманкой, игнорируя при этом общеизвестное пристрастие самого Симпсона к «розовому фламинго» (кокаину). По версии защиты, Фэй задолжала наркодилерам приличную сумму $$$ и ее попросту заказали. Поскольку обе дамы жили под одной крышей, были ровесницами, блондинками, то киллер всего лишь ошибся, перепутав объект заказа. На самом деле Резник занюхивала всего-то треть грамма ежедневно (т. е. где-то баксов на 30 — при тогдашней цене $100 за грамм), а на момент убийства, как установило следствие, у нее только налика было под $ 60 000. У подруг были амбициозные планы: они хотели открыть французскую кофейню под названием Java Cafe. Учитывая, что тетки были модные, они рассчитывали подтянуть туда тусовку. Увы, кофейные планы девочек накрылись той кровавой июньской ночью. Это именно Фэй рассказала экспрокурору Лос-Анджелеса Винсенту Бюджиози, что Симпсон, сидя в кустах под их окнами, предупреждал: «Я убью эту сучку» (см. выше). Но ее даже не выслушали в суде. Мол, поскольку известно, что та сидела на коксе и за несколько дней до убийства отправилась в лечебницу прямиком из дома Николь (Фэй жила у нее и — как написано в ее книге — даже разок, выпив лишнего, с хозяйкой дома перепихнулась). Госпожа Резник познакомилась с четой Симпсонов на вечеринке в Малибу 4 июля 1992 года; там в доме их общих друзей Дженнерсов отмечался День независимости США. Зная лучше других о нраве калифорнийского мавра, она уговаривала подругу свалить куда-нибудь в Европу, благо сам был туда не ездок (его там не узнавали на улицах, что чернокожего нарцисса раздражало). Впрочем, стоит отметить, что в своем знаменитом интервью «Faye Takes the Stand» сексапильная писательница признала, что при всем наборе недостатков Симпсон был дико обаятелен и, бесспорно, наделен харизмой. Не без досады она констатировала: «Он может продать что угодно! Он способен впарить вам стакан песка в центре пустыни, настолько он безупречен в ремесле очарования. Я спрашивала его: «Как тебе удается, будучи отвязанным бабником и оконченным наркоманом, оставаться душечкой в глазах общественности?», — и он со смехом мне отвечал: «С младых ногтей я усвоил одно правило: Отрицай! Отрицай! Отрицай! Отрицай! Повесь им лапшу на уши, и если говорить долго, то они все схавают». И они схавали.

Новости СМИ2

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Георгий Бовт

Как вернуть нажитое в СССР непосильным трудом

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина