пн 14 октября 00:05
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Хозяин Мухтара

Хозяин Мухтара

Носик – друг собак и женщин

[i]Когда он гладит на экране своего умного четвероного напарника, кажется, что они выросли вместе в одной дружной семье. На самом деле собаки в детстве у [b]Саши Носика [/b]не было. А были театральные кулисы и родители-актеры. Причем из одного театра – Малого. Отец – Валерий Носик, мать – Мария Стерникова. Поэтому первый выход на сцену состоялся у него в еще бессознательном состоянии – в Малом театре было принято детские роли отдавать детям артистов. Потом была креативная Баба-Яга и другие популярные личности народного фольклора. Но на сцену симпатичного парня никто из родных не подталкивал, скорее наоборот. Тем не менее сегодня Александр Носик просто поселился в наших телевизорах. После «Каменской», «Маросейки, 12», «Спецназа» и «Любви императора» – «Возвращение Мухтара», «Инструктор», «Боец»… Плюс спектакли в театре «Вишневый сад», которые играет урывками между съемками. Впрочем, о такой трудной, но сладостной участи может мечтать любой актер.[/i] [b]Неагрессивный немец – Тебе удается смотреть свои сериалы?[/b] – Нет. По крайней мере такие длинные, как «Мухтар», – точно нет. Хотя попросил, помню, записать в черновом варианте три или четыре серии в начале – мне хотелось посмотреть, что получается. [b]– И понравилось?[/b] – Нет. Но одна серия, которую мы придумали сами, мне понравилась. В сценарном варианте она казалась очень скучной, глупой и неоправданной. Мы сделали из нее смешную, лукавую. И мне понравилось, как я работал, – честно. Хотел попасть – и попал. [b]– Что за роскошный артист играет Мухтара? [/b] – Немец Цейс. Чемпион Украины по дрессуре, сын чемпиона Германии. Очень умный и хороший пес родом из Киева. [b]– Нашли общий язык?[/b] – Естественно. Благодаря уму пса все было очень хорошо. Снимали довольно быстро – пес воспитанный, неагрессивный, а я собак люблю и знаю, где почесать, где погладить. И я делаю это искренне. Правда, под конец он немножко устал от съемок и от общения, от задач – стал более пассивный. [b]– Мухтар признает тебя за хозяина?[/b] – Там два хозяина. И я третий по счету. Если тех рядом нет – признает. [b]– А комиссар Рекс ему случаем не родня? [/b] – Абсолютно понятно, что наш материал вроде бы аналогичен австрийскому сериалу – только у нас разные жанры, разные ниши. Я сам смотрел сериал про Рекса с огромным удовольствием. Мне очень нравится Рекс. Но наш Мухтар не хуже. [b]– А он не кусается?[/b] – Был случай. Когда он набросился на кинолога в спецодежде и меня заодно слегка прихватил. Но мягко. Нормально, как молодые псы… [b]Шляхетская честь – Тебе не мешает твоя такая смешная, не совсем актерская фамилия?[/b] – Когда ушел из детского сада – меня практически перестали дразнить. В начальных классах еще подразнили – а с четвертого перестали совсем. [b]– Как обзывались?[/b] – Ну… Носик-курносик, барбосик, поносик… Много чего было… [b]– А мог ведь взять фамилию матери и жить спокойно…[/b] – Да… Был Жуликов – стал Серебровский. Смешно. Кто-нибудь потом узнает – будет ляпсус. У меня, кстати, нормальная украинская фамилия. Двух прочтений быть не может. Есть, правда, польская фамилия Носок, которая не имеет отношения к носу. Дед Бенедикт – поляк. Есть предположение, что он поменял фамилию на Носик. Но это наше предположение. [b]– Интересовался родом?[/b] – Интересовался. Но времени подробно этим заниматься не было, поэтому мне мало что известно. Знаю, что дед с сестрой Броней из Польши перебрались на Украину – там даже, говорят, есть поселение Носиков. А потом оказался в Москве, и бабушка вышла за него замуж. [b]– Так ты что же, шляхтич?[/b] – Да кто его знает. Хотя говорят, что дед из шляхты. Но фактов нет, не доказано. [b]– У тебя в роду одни артисты…[/b] – Да, дядя Владимир Носик пошел вслед за папой на сцену. Мама актриса. А я вообще-то собирался в тот период перестройки заняться другим. Экономикой. [b]– Сейчас не жалеешь? Может, уже был бы олигархом, жил бы в Лондоне.[/b] – Теперь уже нет. Все ведь и так сложилось. Меня стали радовать мои работы. И мне за них еще и деньги платят. [b]– И это говорит человек, который хотел открыть свое кафе![/b] – Да, тогда это было интересно – обыграть систему, которая существовала на тот момент. Мы ничего особо не планировали, знали, что надо учиться, мы понимали, насколько сложен этот мир. [b]– А отец подбил на театральное училище?[/b] – Да. Я пошел на экзамены проверить себя, пощекотать себе нервы. Я был уверен, что поступлю в Плехановский и не поступлю в театральный. Думаю, что отец надеялся на обратное. [b]– У вас было взаимопонимание?[/b] – Да. Хотя в естественный период, когда он ушел, образовался вакуум общения, который заполнили мои детские обиды. Но потом я подрос и все понял, и мы стали очень близки. Я часто к нему приезжал домой… [b]Сцена вне конкуренции – А все-таки, Саша, не обидно считаться сериальным актером?[/b] – Честно: не понимаю этого определения. Любого артиста можно засунуть в сериал, а можно снять в полном метре. [b]– Но кто-то играет в театре. А кто-то – в сериалах.[/b] – А я всегда сочетал и буду это сочетать. У меня всегда жесткое условие при заключении любого киношного договора – мои спектакли сохраняются. Я театральный актер и люблю каждый спектакль как ребенка. Поэтому театр я не брошу. Все же относительно, никто же не знает, что будет завтра. Само сочетание «сериальный актер» мне не очень нравится. Сериал сериалу рознь. Есть полнометражные фильмы – лажа полная, отработанные чрез левое плечо. Тут все зависит от конкретного коллектива, от настроя. От того, что люди хотят делать. Можно сыграть в сериале так, чтобы любому полному метру дать фору. [b]– А что это за театр – «Вишневый сад»? [/b] – Это бывший муниципальный театр «Детектив» Василия Ливанова. Когда тот ушел с поста, театр передали в другие руки. Его взял Александр Михайлович Вилькин и переименовал в «Вишневый сад» – в этом театре я служу с 1995 года. [b]Сила есть – ум тоже нужен – Ты занимаешься спортом?[/b] – Я достаточно спортивный молодой человек. Профессионально ничем не занимался, но всегда во что-то играл. Мне своей физики хватает. Я люблю двигаться, люблю спорт… Во время съемок «Спецназа» прыгали сами – хотя у ребят специальной подготовки не было, на это дополнительного времени никто не дает. Это был первый по физике серьезный сериал. А сейчас наиболее трудный – «Боец», где я играю Темнова. Там тоже много драк. [b]– Ты служил реально в армии? Это помогло?[/b] – Служил. Помогло в плане профессии. А автомат я видел один раз. И один раз – карабин. Никаких боевых реальных навыков у меня нет. Но ощущение армии, бесспорно, помню. [b]– Часто выручают дублеры?[/b] – На «Спецназе» – минимумом обходились. На «Спецназе-2» ребята спускались по горе за нас, так как я навыками скалолазания не владею. А все драки мы готовили и разбирали сами. [b]– Трудно пришлось? [/b] – В любом сериале работать трудно – будь то физическая нагрузка или психологическая. [b]– Что сложнее? [/b] – И то и другое. Но, наверное, психологическая даже тяжелее. Если тебя не хватает физически, поможет дублер. Ты и не должен делать трюки, надо подвести к ним, правильно встретить каскадера, который за тебя делает их, честь и хвала ему за это. Если тебе нравится делать трюк самому – пожалуйста. Это наш уже азарт, мы включаемся, хотим, нам интересно. А вот там, где ты не оправдал свое существование и подвел роль, – вот это плохо, это ошибка. Поэтому психологическая нагрузка, наверное, тяжелее. Ответственность выше. [b]Долгая дорога к большому экрану – Почему тебя не видно в полнометражных проектах?[/b] – Это удивительное стечение обстоятельств. У меня карьера началась как раз с полного метра, главной роли в фильме «Цветы от победителей». А потом так получилось, что фильм по большому счету не выстрелил. И я прошел сначала весь путь по сериалам. И дальше – какие-то фильмы закрывались – не было финансирования, на какие-то меня утверждали, а я уже был занят в сериалах. Так у меня сорвалось несколько полнометражных проектов. Но попасть в полный метр молодому артисту непросто. Берутся медийные на тот момент люди. Поэтому тогда все шло мимо меня. Но я честно отработал свои сериалы. [b]– А сейчас предложения поступают? [/b] – Поступают. И пока был в Киеве – достаточно много обращений. Зовут и в сериалы, и на полный метр. Посмотрим. Теперь могут быть и фильмы. [b]– А в Киеве – снова Мухтар?[/b] – Да, «Возвращение Мухтара-2». В первом было 40 серий, сейчас 50. [b]– Сочувствую, впору самому залаять… А вот ты видел свой неофициальный сайт, полный всяческих восторгов и объяснений в любви?[/b] – Не видел. Но знаю, что у меня много поклонников. Я нормально к этому отношусь – это часть моей профессии. А потом, если ты кому-то нравишься – значит ты делаешь что-то правильное. На этот сайт, видимо, пишут представители молодого поколения. Но встречаются мне и поклонники более зрелого возраста. И это очень здорово, когда понимаешь, что на экране не только потому, что занимаешь нишу очень молодых. [b]Очарованный, околдованный – А зачем в одном интервью признался, что большой бабник?[/b] – Ну я же там все объяснил. Я действительно бабник – люблю прекрасную половину человечества. Если бы ее не было – что бы мы делали? Об этом шла речь… На самом деле я люблю женщин, общение с ними, преклоняюсь перед ними. Но разве это значит, что с ними спишь? Нет. Что теряешь контроль над собой как от наркотика? Нет. [b]– А ты никогда не использовал свою популярность в личных целях? [/b] – Понимаешь, актера ведь все воспринимают как куклу. И относятся как к кукле. Вот он какой! Здравствуйте! Иное отношение. Это не тебя воспринимают, а придуманный образ в чьих-то головах. Это общаются с тобой? Нет. Пользоваться служебным положением? Нет, не для меня. Я отдаю себе отчет. К сожалению, со временем даже потерял добрых приятелей, для которых перестал быть другом, а стал артистом. [b]– У тебя вообще много друзей?[/b] – Ну, нет. Два-три человека. Есть две компашки – одна еще со школы, с 13 лет мы близкие друзья. Все они не актеры. А вторая компания– из Плехановского института, мои друзья, с которыми сошелся в 91-м году, после дембеля. И вот до сих пор мы вместе. Нет, друзья есть, это здорово, и я очень счастлив. [b]– Кстати, о счастье. На личном фронте как?[/b] – Все хорошо. Половинку нашел. Фронт стоит – там все в порядке. [b]– Это Яся?[/b] – Да. Официально она Яна, но я сократил до Яси – так мне нравится больше. – Чем она занимается? – Она закончила обучение и находится пока в поиске. [b]– На что, интересно, ты способен ради любимой женщины?[/b] – Вопрос теоретический. Потому что когда встанет проблема практически, тогда станет ясно. А в теории – моя благодарность не будет иметь границ в пределах разумного. Спасать, защищать, в огонь, в воду, даже с парашютом прыгну, если потребуется… [b]– А вот от роли отказаться?[/b] – Если есть реально во имя чего – да. Но от одной. Уйти из профессии – нет. Я перестану быть самим собой. А такой я уже никому не нужен. Это обманчивые вещи. Нельзя лишать человека его стержня, его двигателя. Одной ролью – да, жертвую. Всеми – нет. [b]По совести или по домострою? – Твой идеал – эмансипе или покорная рабыня?[/b] – Ну, во-первых, идеалов у меня нет. Нет приверженности к брюнеткам или блондинкам. Есть уважение к уму, мудрости женщины – это очень важно. В нынешнем обществе ум мужчины заменяется зачастую кошельком, а женщины начинают продавать свою красоту. Я имею в виду не проституток. Красота – некая данность. Но это данность от бога, а не от самого человека. Если за этой красотой нет ничего, то грош ей цена. Что значит быть эмансипированной или послушной? Главное – быть другом. [b]– Жена может быть другом?[/b] – Конечно. А что остается – когда проходит время и все равно что-то притирается, чувства немножко угасают. Остается дружба. А друг опять может стать любовником. [b]– Тут замкнутый круг? [/b] – Да. Настоящая любовь переходит в дружбу, и наоборот. [b]– А вот по Домострою жену не грех и побить…[/b] – На самом деле, попороть иногда стоит и мужиков и, как ни странно, детей, и властей предержащих я бы тоже попорол. Честно скажу, много наберется кандидатов на это мероприятие. А серьезно – ну как пороть женщину? Руку поднимать? Шлепнуть могу по попке. Так же и женщина может ответить хорошей пощечиной – почему нет? Но надо понять законы… Если в семье главенствует женщина – то будет управлять она… Есть такие пары – и это нормально. Там, где все зависит от мужчины, – пусть зависит. Все равно это скамеечка на двоих. [b]– У вас вот как?[/b] – Ой, у нас очень сложно с характерами… [b]– Главных нет?[/b] – Нет, все-таки ответственность за нашу общую жизнь несу я. Все-таки я старше и мужчина. [b]Люди никнут за металл – Ты состоятельный человек? [/b] – Нет. Состоятельность – это, наверное, не богатство, а уверенность в том, что заработанное тобой может обеспечивать существование и давать гарантии твоим близким. К сожалению, не могу похвастаться этим. Не могу гарантировать финансовую стабильность своим родителям. С нашей профессией никогда не бывает никаких гарантий. [b]– Но актеры в сериалах ведь прилично зарабатывают?[/b] – Не совсем. Знаешь, на каких кабальных условиях сначала заключаются договоры? Безумно! Потом уже, когда раскрутишься… [b]– Ты дорогой сейчас артист? [/b] – Наверное, тут нужен компромисс. Я уже не дешевый, но и не дорогой. Среднее звено, нормальное. [b]– А не утомляют твои герои – в основном одноклеточные?[/b] – Да, я не сыграл многое… Мало у меня ролей с большой амплитудой, эмоциональными переживаниями. У меня в основном всё милиция, бандиты, военные. И, к сожалению, это выбор продюсерский, не мой. Вот в «Каменской» я убийца. В «Марше Турецкого» – мафиози. В «Маросейке» – маньяк. В «Любви императора» – подонок, пьяница. В «Бойце» – тоже вроде. У меня такой набор гадиков. [b]– На всех хватает? [/b] – Да я люблю и тех, и других. Конечно, подлецы более яркие. Но за них и платить надо – травмами. [b]– А они были?[/b] – Мелких много. Крупная – одна. На «Любви императора» я упал с высоты, сломал ногу, но удалось закончить съемки. Полфильма я снимался в гипсе – это никто не видел. Вот такие роли люблю, они самые ценные. Но хотелось бы еще сыграть много чего. [b]– А почитать? А посмотреть? [/b] – На чтение времени нет совсем. В театр хожу к друзьям на премьеры. Кино смотрю по ночам на DVD. Это, конечно, неправильно. Раньше актер нагуливал себя: эмоции, переживания – чтобы все это отдать зрителю. А мы работаем как на соковыжималке. Если остановимся – выпадаем из обоймы. В очень жестких условиях. Поэтому идет однообразие. Страшно, но как бороться? [b]– А остановиться, оглянуться?[/b] – А кому ты потом будешь нужен? Это, на мой взгляд, неправильная постановка рынка. У каждого вина есть свой срок выдержки, который и продается по определенной цене. Винодел не спешит. Так и здесь. Актера надо выдержать. Это в Голливуде актер может сняться в картине и взять отдых на год. И остаться в обойме. А тут ты ушел – до свидания! И год не протянешь. Но ноги-то протянешь точно. [b]– У тебя какое отношение к деньгам – трепетное или легкое?[/b] – Разумное, скорее. Деньги – необходимое условие существования в этом мире. Перед ними я не трепещу. Но прекрасно понимаю их ценность, как они нелегко достаются, и плата за них высокая. И разбрасывать их тоже не будешь. С другой стороны, они не могут решить все. Точно абсолютно. Есть еще человеческий фактор. [b]Кальян – одна забава – Кстати, о факторах. У такого положительного джентльмена имеются тайные вредные привычки?[/b] – Я не очень положительный. Но алкоголь потребляю умеренно. Иногда крепкие напитки. Мне больше интересны вкусные вина. В студенчестве пил чуть больше. Но у нас денег не было. Хотя на проводах в армию и на дембеле отключился. Вообще люблю хорошее застолье, с хорошей закуской, с посиделками, когда можно выпить много и не опьянеть. А если завтра на работу? А если плотный график съемок? А значит – проснешься уставший. Слава богу, никогда не зависел от алкоголя. Был период, когда я работал барменом в ресторане. Там была реальная опасность на него подсесть. Близко очень. И все употребляли. Хотя бы после смены. Сначала – бокал пива. Потом – 50 грамм виски… Но вовремя понял – нельзя снимать стресс алкоголем. Надо делать перерывы. Вот после двухнедельного новогоднего пьянства – не пить две недели. Но главное – недавно я бросил курить. [b]– Как это удалось?[/b] – Я курил с 16 лет как паровоз по 2–3 пачки в день. На съемках в Питере мне посоветовали иглоукалывание в уши. И вот с иголками я проходил две недели. И грыз чупа-чупс, когда был перекур. Но разрешил себе сигары и кальян. [b]– А разве это не курение?[/b] – Ну, курение. Но сигар я выкурил штуки четыре – и дальше они сами не идут. Кальян курю до сих пор – хотя редко. Ты же с ним на улицу не пойдешь. Чувствую, как и кальян дурно влияет на меня. Надо бросать. Мне же нравится чувство легкости, которое появилось. [b]Аисты пока отдыхают – А покушать от пуза?[/b] – У меня были проблемы с весом. После 30 и когда бросаешь курить – это нормально, что полнеешь. Особых диет у меня нет. Надо больше двигаться: ролики, коньки, бег… Питаться надо правильно. Вот свинину уже не ем – не хочу. Она тяжелая. Я ем все что хочу. А хочу уже больше овощей и рыбы. Сам организм начинает требовать облегчения в еде. Не хочу есть белый хлеб, очень редко – сливочное масло. Или шоколадное, которое очень люблю. Редкие случаи. Сам организм выводит тебя на правильную дорожку. [b]– А что организм думает о потомстве? [/b] – Всему свое время. При данном графике работы ребенок будет знать, что папа есть, но не видеть его. А я очень хочу участвовать в воспитании ребенка. Потому что, не дай бог, вырастет твое дитя, и окажется, что это совсем не твое дитя. И как потом с этим жить? Мы отвечаем за то, что делаем. Может быть, это и отговорки, но я надеюсь, что моя профессия укрепит мой статус. И я смогу получать больше денег и иметь время для семьи. Это немаловажно – и родители не молодеют. Хочется уделять им больше времени. Почему-то в Голливуде у актеров есть такое счастье – отдыхать с детьми. А мы – как бешеные загнанные волки с высунутым языком. Это катастрофа. Так не должно быть. Вся жизнь проходит на бегу… Поток…. А по большому счету что? Да ничего, легкий сериальчик «Мухтар». Каждая серия снимается три дня. Такой нон-стоп с собаками и драками. [b]– Зато состоялся в профессии? [/b] – Отчасти овладел ремеслом. Работаю. С точки зрения высшего пилотажа – еще не очень. Могу еще поучиться.

Новости СМИ2

Оксана Крученко

А караван идет…

Лера Бокашева

Я уеду жить «Влондон». А в деревне Гадюкино дожди

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада

Ольга Кузьмина  

Уже не просто «спальники»

Сергей Лесков

Как ботинок Хрущева попал в историю

Ольга Кузьмина  

Алексей Леонов. Улыбка Вселенной

Виктория Федотова

Смертная казнь в России не нужна