втр 17 сентября 04:26
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Портрет современного танцовщика

Портрет современного танцовщика

Балет «Love Song». Репетиция. На фото: Денис Савин

Большой театр любит время от времени удивлять балетный люд. Но что бы вот так: бенефис сразу четырех солистов в один вечер под многозначительным названием «Пьеса для него» – такого я не припомню. 

Однако появившейся возможностью проявить себя в новой хореографии (два балета  поставлены в России впервые, а два других – мировые премьеры) грех было бы не воспользоваться. И артисты воспользовались.

 Афиша

Афиша

ФОТО:

Владислав Козлов и его друзья (Дмитрий Дорохов, Якопо Тисси, Марк Чино,  Дарья Бочкова, Маргарита Шрайнер, Элеонора Севенард) весело, лирично, хотя и с налетом легкой грусти, исполнили композицию Антона Пименова «Обручение ради смеха» (мировая премьера), поставленную  на одноименный вокальный цикл  Франсиса Пуленка,  прозванного за любовь к песне «французским Шубертом».  

Хореограф-вагановец, заявивший в одном из интервью, что «никогда не станет раздевать артистов на сцене», превратил песни  Пуленка на стихи французской поэтессы Луизы де Вильморен, которая предпочитала очаровательные картины XIX века мрачной действительности, в изящные балетные номера, оттенив их пятью экспромтами для фортепиано в исполнении Роже Паскаля.

Талантливые художники Елена Зайцева (костюмы) и Константин Бинкин (свет) внесли свою неброскую, но очень образную лепту в изящную композицию Антона Пименова.

О своей интерпретации «Послеполуденного отдыха фавна» Вацлава Нижинского бельгийский хореограф Сиди Ларби Шеркауи сказал: «В этом небольшом балете я возвращаюсь к эклоге  Стефана  Малларме о пробуждении сексуальности, о мужской и женской энергиях, дополняющих и преображающих  друг друга… Но меня больше волнует животная природа двух существ, которые в конечном итоге становятся единым организмом, а также та сила, которая соединяет их со Вселенной». 

 «Послеполуденный отдых фавна». Репетиция

 «Послеполуденный отдых фавна». Репетиция

ФОТО:

Так что ни о какой томной неге и «текучей пластике» героя  речь не идет. Дополняющая  импрессиониста Клода Дебюсси  шумная музыка Нитина Соуни – одного из ярких продюсеров британской электронной fusion-сцены – помогла хореографу превратить играющего на пастушьей свирели Фавна из античных мифов в современного Юношу, познающего «науку страсти нежной» в эротических играх с Нимфой, которая вполне может быть плодом его воображения.  

Собственно это и представляют нам постановщик и исполнители (Георгий Гусев и Дарья Ловцова) балетной миниатюры «Фавн», не переходя границы приличий.

Герой балета Андрея Кайдановского «Love Song» в исполнении Дениса Савина (особенно в первом эпизоде) будто иллюстрирует по «Фавну» двойственную природу человека.

 Спектакль «Юг». Репетиция

Спектакль «Юг». Репетиция

ФОТО:

Несомненной заслугой Кайдановского является умелое соединение драматического и балетного театров.   Перед зрителем предстают полные драматизма пластические сцены боли и   отчаяния, любви и ненависти и, как итог –  жалости к самому себе Героя в исполнении Дениса Савина и его «сны и пьяный бред», материализованные Игорем Цвирко и Екатериной Крысановой. 

Сделано это ярко, изобретательно и образно, с многоточием в финале: недосказанность вселяет надежду на исцеление.

Заключительным аккордом Вечера стала мировая премьера  спектакля Марихо и Пилар Альварес и Клаудио Хоффманна  «Юг»,  рассказывающего языком танго об истории возникновения танго. 

 Афиша

Афиша

ФОТО:

Танго – не просто танец, это своеобразная философия жизни, сладостный полет в неизведанные миры;  это взаимодействие противоположных по заряду  энергий – их замыкание дает то свет, то тьму; это откровенные движения и соблазнительно-соблазняющие позы, в которых таятся покорность и сила, неповиновение и нескрываемое  желание. Танго – это бегство от всех и объединение двоих против всех.

Танец, пленивший сердца романтиков во всем мире, появился на свет в конце XIX века в беднейших кварталах Буэнос-Айреса, где ютились искавшие лучшей доли  крестьяне, потомки недавних рабов, солдаты и многочисленные иммигранты. Счастья на всех не хватало, его заменил танец, доступный всем. Он расцветал  в  буйных портовых кабаках и дешевых борделях, сплетая воедино разные мелодии и ритмы: аргентинскую милонгу, африканское тангано, гаванскую хабанеру, испанское фламенко, ритуальные танцы индейцев, европейские мазурку и  вальс… 

В танго не было запретных тем и запретных движений. Да и танцевали первые танго только мужчины, рисуясь друг перед другом в борьбе за внимание подружек.

И только спустя годы танго стало танцем мужчины и женщины. Из баров и борделей он  перекочевал на  портовые улицы и  в лачуги городской бедноты, а потом и в дома  состоятельных аргентинцев.  Скоро танец шагнул в Европу, вызывая восторг одних и раздражение других. Последний германский кайзер Вильгельм запретил танцевать танго при своем дворе  –  из-за его «плебейского происхождения и дикой страсти». В России в 1914 году указом министра двора воспрещалось само упоминание «танца под названием танго».  

 «Обручение ради смеха». Репетиция

 «Обручение ради смеха». Репетиция

ФОТО:

Запрещать запрещали, а танцевать не переставали. Из рук в руки передавались заигранные пластинки с «Кумпарситой» Родригеса, «Брызгами шампанского», «Утомленным солнцем»… Звучали мелодии задушевное танго в исполнении Вадима Козина, Петра Лещенко, Александра Вертинского... 

Облетев весь мир, танец тоски по несчастной любви и покинутой родине,  танец страсти и одиночества сменил обноски аргентинской нищеты на сверкающий атласными лацканами смокинг и бальное платье и стал классикой. 

Об этом поведали нам поэтическим языком танца солисты балета Большого театра Игорь Цвирко (Хулиан), Мария Виноградова (Мария), Денис Савин (Арнедо)  и еще 12 артистов в спектакле «Юг». 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Балетные школы Москвы и Парижа – Мариусу Петипа

Новости СМИ2

Лера Бокашева

Людоеды в ожидании новостей о Заворотнюк

Георгий Бовт

Антон Силуанов не хочет войти в положение бедных

Никита Камзин

Лопайте что хотите

Никита Миронов  

Новый тренд на столичном рынке жилья — хорошая тенденция

Игорь Воеводин

Горбачев и демократия. У них не сложилось

Ольга Кузьмина  

Обнажить плечо — и жить спокойно

Оксана Крученко

Вокзал для бомжей