сб 19 октября 01:10
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Искать потрясения

Искать потрясения

Лев Додин дал мастер-класс

[b]Лев Додин является для московской театральной публики таким непререкаемым авторитетом, что любое его появление в Первопрестольной вызывает ажиотаж. Так было и на сей раз. Додин привез в Москву своих нынешних студентов, чтобы устроить публичный мастер-класс и показать в Центре им. Мейерхольда в день его рождения, как куются кадры для знаменитого МДТ.[/b] На эту встречу сбежались не только театральные люди всех видов и мастей (актеры, педагоги, продюсеры, критики) – даже Александр Шохин пожаловал. Признавшись, что обучать студентов как положено ему стало скучно, Лев Абрамович представил собственную систему обучения будущих актеров. Ее суть сводится к тому, чтобы задать студентам предельно завышенную планку во всем. Если танец – так с ежедневным балетным станком, как полагалось в системе обучения императорских театров. Первые пять-шесть лет дети там занимались классическим балетом, потом делились: самые одаренные оставались в балете, остальные, с балетной выправкой, – в драму. Добавьте сюда еще положенную акробатику («Станиславский ее очень любил за то, что она воспитывает в актерах смелость. В новое надо прыгать, как в ледяную воду, – сразу, не пробуя воду пальцем ноги и не потирая подмышками – так уж точно никогда не решишься»). А также танцы эпохи 20–30-х годов («Мы сейчас работаем над «Жизнью и судьбой». Возможно, танцы нам совсем не понадобятся, но надо уметь танцевать их если не красиво, то хоть минимально правильно). Если занятия по речи (у знаменитого педагога Валерия Галендеева) – так чтобы всевозможные «спурцушудра-сперцешедра» произносились в самых немыслимых позах. «Шок от нагрузки очень много значит в образовании». Если вокал – так чтобы пели си-минорную Мессу Баха и «Полет шмеля» Римского-Корсакова а капелла. Но и этого Додину было мало – он предложил своим студентам освоить с нуля какой-нибудь духовой инструмент и через два года получил целый духовой оркестр, почти сносно играющий «Музыкальный момент» Шуберта. «Нигде, как в оркестре, не понимаешь, что такое сыгранность. Здесь очень точно ощущаешь, что в искусстве нельзя быть приблизительным. Только эта, и никакая другая, нота и есть искусство». Из 29 поступивших к Додину в этот раз на курсе остались только 17 студентов. Остальные перешли или уехали в Москву «и теперь телеграфируют, что в Москве учится легче». А Додин повез оставшихся в Норильск и Освенцим – проникаться атмосферой и «искать потрясения». В результате должен появиться спектакль «Жизнь и судьба» по роману Василия Гроссмана. «Если показать им, как должен в идеале рождаться спектакль, то потом любые задачи театра покажутся ничтожными». [b]Лев Додин о театре…[/b] –Театр – всегда попытка и никогда не достижение. Попытка что-то понять, куда-то прорваться. Попытка преодолеть земное притяжение – в конце концов – это и есть искусство. Сегодня на нас со всех сторон наступает шоу-бизнес, который весь состоит из демонстрации достижений. Сейчас уже беллетристика начинает считаться литературой, а шоу – театром. Сейчас у нас Донцова, Акунин – писатели, а когда-то даже Чехов не смел так себя называть, предпочитал именоваться беллетристом. Я мальчишкой попал на встречу с американскими писателями – приехали Олби, Стейнбек. Опоздав, бочком прошел в зал Артур Хейли, автор знаменитых бестселлеров. Он присел в заднем ряду, а когда его пытались вытащить на сцену, парировал: «Ну что вы, там писатели, а я беллетрист». Сегодня человек изо всех сил стремится стать беллетристом, забывая, что шел в это дело, чтобы стать все-таки писателем. Театр невозможен без пафоса. В конце концов никто из нас не шел в театр подзаработать. Или даже удачно сняться. Это почти физиологическая (хотя и духовная, разумеется, тоже) потребность прожить несколько жизней, продлить свою. Вот что движет молодыми людьми, приходящими в театр, и старыми, которые все никак не могут из него уйти. [b]…о драматическом актере[/b] – Когда я работал в опере, то, приходя в театр, слышал, как из всех уборных несутся довольно противные голоса, которые пытаются брать несуразные ноты. Артисты распеваются. То же самое в балете. И только в драматическом перед спектаклем – тишина. В лучшем случае артист успеет выкурить сигарету и побежит на сцену в надежде творить чудеса – авось там разогреется. Надо вызвать в себе гнев против этого безделья, от которого организм обрастает жиром! Да, кому-то из моих студентов придется пойти в «рутинные» театры. Что ж, Олег Борисов работал в БДТ и в не лучшие времена. Но когда мы встретились на «Кроткой», он, его организм и душа были идеально готовы. [b]...о вступительных экзаменах[/b] – Приходит абитуриент: «У меня стихотворение такое-то». Мы у него спрашиваем: «А еще? Нам надо послушать стихотворений двадцать». Кто-то приходит на следующий год, имея в запасе 10–20 стихотворений. Кто-то не приходит. А кто-то сразу приходит с двадцатью – уже интересно. Конечно, сложно из 4000 тысяч человек отобрать 20. Но у меня есть правило, как бы трудно ни было – с каждым хотя бы минуту просто поговорить. Приходит раз девица – с жутким начесом и страшным украинским акцентом. Вроде все ясно, и не хочется с ней говорить вблизи – и так кошмар, но я ее подзываю. Слово за слово – и выясняется, что она чемпионка СССР по плаванию. Это значит, что умеет добиваться своей цели. Так появилась актриса Ирина Селезнева ([i]одна из ведущих актрис МДТ[/i]. – [b]Ред.[/b]) [b]...о совершенстве[/b] – Станиславский и в 80 лет занимался речью в платяном шкафу. Ему там нравился резонанс – лучше всего слышны были недостатки. Надо ставить задачи почти неразрешимые. Разрешать их хоть как-то все-таки лучше, чем решать заведомо легкие задачи – добьешься большего. Но задачи надо ставить как само собой разумеющееся. Когда мы репетировали «Gaudeamus », нам понадобился маленький духовой оркестрик. Я предложил актерам распределить инструменты – как бы между прочим. Чтобы они не успели осознать невыполнимость задачи. Человек – максимально нереализованное существо. Когда мы со студентами работали над «Братьями Карамазовыми», они полтора года не могли прийти в себя от испытанного унижения оттого, что они ничего не понимали. Это унижение их возвысило. Я не похваляюсь, но когда мы ставили «Бесов», в театре был вывешен список из 240 названий «по теме». Конечно, актеры его не осилили (хотя многие многое прочитали). Но они хотя бы представляли минимум, который надо знать.

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?