чт 14 ноября 17:12
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Всадница... без головы

Фан-зону для просмотра матчей Евро-2020 планируют открыть в Москве

Эксперт: Засорин ставил перед собой те же цели, что и «керченский стрелок»

Пожар у Ленинградского вокзала локализовали

ФСБ рассекретила дело о казнях и пытках под Псковом в годы войны

Отец погибшего «пьяного» мальчика прокомментировал освобождение Алисовой

Названа причина убийства чемпиона мира по тайскому боксу Боляна

«Он взрывной и эмоциональный»: родители историка Соколова рассказали о сыне

Робертино Лоретти спел свою легендарную «Ямайку» 57 лет спустя

Филолог рассказал, как необычные имена становятся банальными

«Были все клубные персонажи». В Москве похоронили Пашу Фейсконтроля

Подозреваемый рассказал, зачем убил ребенка в детском саду

СМИ назвали причину смерти аспирантки СПбГУ

Пресняков-старший объяснил секрет долгого брака ленью

Флорист перечислила растения, которые опасно держать дома

Всадница... без головы

Школьные каникулы — всегда головная боль для инспекторов ДПС

Игорь Воеводин специально для «Вечерней Москвы»

Школьные каникулы — всегда головная боль для инспекторов ДПС. Именно в эти дни и часы после окончания занятий в будни происходит максимальное число ДТП с детьми.

...Промозглая хмарь висит над Москвой — то ли дождь, то ли снег, и не верится, что это весна. Вместе с экипажем ДПС ГИБДД ЮВАО занимаем позицию на пересечении улиц Юных Ленинцев и Академика Скрябина в Кузьминках. За спиной — парк: жарят шашлыки, пахнет кофе, слышны веселые голоса. 

Тормозим «Мерседес». За рулем дама средних лет, рядом ее дочь лет двадцати, ребенок на заднем сиденье. Пристегнут. 

Инспектор объясняет причину остановки: идет рейд «Ваш пассажир — ребенок», и желает доброго пути. 

— И вам не хворать, — отвечают дамы. 

«Тойота». «Рено». Опять «Тойота». Во всех машинах дети. Все пристегнуты, родители нам сочувствуют: влажная мгла стала сплошной. И резче, ярче, зримее стал запах шашлыков...

Со старлеем Ильей мы дежурим уже раз третий. Или пятый. Оба интересуемся военной историей. Особенно хорошо спорится под утро выходных, когда большинство пьяных за рулем уже выловлено, а до смены — пара часов. 

Но сейчас полдень. А солнце то покажется, то нырнет в тучи надолго. 

— Здравствуйте, — тормозит Илья давно немытую «Дэу». 

За рулем женщина лет тридцати. Рядом малышка. Совсем кроха. Не пристегнута. 

— Сколько лет ребенку? — спрашивает Илья после традиционного представления и объяснения причины остановки. 

— Два года. Да я только со двора выехала! 

— Это опасно, вы не понимаете? 

— Понимаю, — она понижает голос. — Договоримся? 

И пытается улыбнуться. Улыбка выходит деланной и жалкой. 

— Конечно, договоримся: выпишем штраф, а вы будьте любезны создать безопасность ребенку. 

— А ты кто такой? — замечает она фотокамеру в моих руках и переходит на крик. — Я не давала разрешения на съемку! 

— Равно как и мои родные! — через паузу. 

Ей терпеливо объясняют, что идет рейд совместно со СМИ. И что журналист и без того может фиксировать правонарушения. 

— А здесь посерьезнее, здесь жизнь ребенка, — вставляю я.

И получаю ушат отборной брани. И угроз. 

Дама демонстрирует, что звонит своему адвокату.

Илья терпеливо ждет и говорит:

— Продолжим? 

И она снова орет на меня, успеваю разобрать: 

— Неудачники чертовы! Приличные люди в менты да в журналисты не идут! 

Инспекторы возятся с ней битый час. Наконец, документы оформлены, она садится за руль и трогается с места.

— Стой! — бросается за ней Вика из отдела пропаганды ГИБДД. — Стой! Пристегни ребенка! 

И снова ей объясняют, что мы пытаемся сохранить жизнь ее ребенку, а она снова орет на всю округу. Что посадит нас, убьет и по ветру развеет. 

Через полчаса пересаживает девочку назад, пристегивает и уезжает. 

— Неадекваты! Неадекваты! — доносит до нас ее крик ветерок. А вместе с «добрыми» словами — запах жареного мяса. И кофе. 

Молчим. 

— Часто такое? — спрашиваю Вику. 

— Обычная манера поведения пойманного за руку человека. В прошлом году чуть ли не сто детей пострадали в ДТП в нашем округе. 

— Все живы? 

— Все. В позапрошлом было меньше, но один погиб...

Озноб крадется по позвоночнику. Отогреваю камеру за пазухой. Зябко, зябко и мерзко на душе. 

— А шашлыки-то у них, кажется, пригорели, — вдруг говорит Илья. 

И мне становится легче...

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Павлик жил, Павлик жив

Алексей Зернаков

Руки прочь от реконструкции

Юрий Козлов писатель, главный редактор «Роман-газеты»

Защита «длинного чулка»

Анатолий Сидоров 

Эпоха наглости и хамства

Ксения Ефимкова 

Пить и не стесняться

Оксана Крученко

Эгоистки с прицепом

Александр Лосото 

Литература без срока годности

Екатерина Рощина

Искусство с молоком матери

Никита Миронов  

Избави нас от дилетантов

Вторая жизнь отходов. Как промышленность использует выброшенный мусор

Путают наречия и порядок слов в предложении

Cемиклассница победила соперников и побила рекорд

Научись играть на укулеле