Вторник 20 ноября, 21:11
Пасмурно -4°
Город

Нина Ургант: «Прекраснее моего внука нет никого на свете...»

Иван Ургант отмечает 35-летие.
Иван Ургант отмечает 35-летие.
Фото: Михаил Садчиков-младший, специально для "Вечерней Москвы"
Выдающейся актрисе советского театра и кино, народной артистке СССР Нина Ургант судьба сделала лучший подарок – она подарила ей такого внука, как Иван Ургант.

Накануне 35-го дня рождения Ивана наш питерский корреспондент пообщался с Ниной Николаевной, которую внук до сих пор зовет «Ниночка», «Нинуля». Точно так же, как и свою маленькую дочку...

- Нина Николаевна, сотни тысяч читателей «Вечерней Москвы» от всей дущи поздравляют вас с днем рождения вашего драгоценного, единственного и неповторимого внука Вани! Расскажите нам, пожалуйста, о нем!

- Спасибо, спасибо! Я даже не знаю, что сказать. Прекраснее моего внука нет никого на свете.

- Ваша соседка по даче, народная артистка России Людмила Сенчина рассказала нам, что Ваня уже многие годы и до сих пор звонит вам каждый день, где бы сам ни был... Неужели это правда?

- Правда, конечно. Но, может быть, не каждый день, но вообще, через два-три дня Ванька звонит обязательно. Он звонит все время, он очень внимательный и замечательный парень – не только ко мне, просто он очень добрый и широкий.

- Вы смотрите по ТВ все его программы?

- Да, все! И больше всех он боится меня, моей критики. Я смотрю, чтобы он не оплошался, где-то помочь, может, он что-то не замечает. Стараюсь подсказать ему. Он всегда внимательно слушает, не перебивает.

- Неужели вы его критикуете?

- Да, еще как! Еще как достается ему.

- Но его же все любят. Ваня вообще такой белый и пушистый...

- Ой, не говорите! Даже до смешного доходит: я иду в магазин что-то купить, и каждый второй меня остановит, скажет: «Какой прекрасный ваш Ваня». Все его любят от мала до велика, от детей до стариков. Вот такое у него обаяние.

- Он когда маленький был, тоже шутил?

- Не знаю, я так много работала, тогда ведь актерам платили гроши, и приходилось то там, то тут сниматься, в театре играть, так что я далеко не все замечало, что происходило вокруг. Помню вот, что юношей он приходил ко мне: «Нинуля, я так хочу поесть!» Я его покормлю, и он побежал дальше.

- Людмила Сенчина рассказывала, что он ей подростком мастерски рассказывал анекдоты.

- Вот этого не было. Ваня не может рассказывать анекдоты, Андрюша (Андрей Ургант – отец Ивана, актер кино и театра, ТВ-ведущий. – Прим. Авт.) – да, рассказывал, он может анекдоты рассказать, пошутить. А Ваня анекдоты не рассказывает, так что Люся пусть не выдумывает...

- А ведь могло так получиться, что у вашего внука была бы совсем другая фамилия! Как вышло, что у вашего сына Андрея, а, стало быть, и у Вани - фамилия матери, а не отца – известного питерского актера Льва Милиндера, ушедшего из жизни в 2005 году?

- Когда сын получат паспорт, я спросила: «Какую фамилию возьмешь?» - «Твою, мама! Ты же меня вырастила, воспитала!» Я разошлась с мужем, когда Андрюшке годика не было. Мы тогда с сыном переехали в общежитие при театре... А Ваня одно время часто говорил: «Нинуля, меня все спрашивают: я – сын твой?»

- Вы человек очень общительный, приветливый, но и сын, и внук вас по этой части обошли!

- Откуда что берется: я никогда бы не смогла так общаться, так вести телепрограммы, концерты. Наверное, этот дар развился у них еще и оттого, что детство Андрей провел в наших бурных артистических компаниях, которые собирались в моей квартире на улице Римского-Корсакова. Компании были удивительные. Шумные, порой разношерстные, но без мата, хотя и с выпивкой. Юмор лился рекой... Андрюша всех моих тогдашних друзей хорошо помнит, боготворит.

- Откуда у Вани еще и музыкальный талант?

- Сама удивляюсь, что он абсолютно спокойно берет любой инструмент и играет. Он учился в музыкальной школе, но ушел. Учился играть на барабане, но рано бросил. А теперь садится за рояль играет, берет гитару - играет, он играет с прекрасными музыкантами – обалдеть можно! (кстати, еще до своей ТВ-славы Иван записал в Петербурге первый альбом, который продюсировал не кто иной, как Максим Леонидов, лидер бит-квартета «Секрет», и это диск, как и весь проект тогда Иван назвал «Внуук», с двумя «у», на прибалтийский манер. – Прим. Авт.). Я сама удивляюсь, хотя Андрюшка мой - тоже музыкальный очень. Ну и бабушка не подкачала, хотя я не играю на музыкальных инструментах. Мне некогда было учиться, я всегда много работала, чтобы как-то выжить, чтобы прокормить семью, и я любила работать.

Поначалу, помню, Ванька занялся, было, музыкой, записал сольный диск. Но потом изменил профиль, решил сам себя обеспечивать. Он очень талантливый и целеустремленный. Не курит, не пьет – избави Бог! В любви Ваня очень верный и преданный. Заботливый: помогает всем родственникам. Говорит и мне как-то: «Нинуля, а можно тебе подбросить немножко денег!»

- Бабушка Вани исполнила одну из самых лучших советских песен ХХ века – «Песню десятого десантного батальона» Булата Окуджавы из любимого советского фильма «Белорусский вокзал»...

- И не говорите! «Белорусский вокзал» до сих пор любят. Я удивляюсь: прихожу на рынок, а лица кавказской национальности-то откуда меня знают? «Это – тэ-бе, не надо денег!» Может быть, это роли мои такое сотворили, что я всегда – бедная, замученная, несчастная? Может быть, «Белорусский вокзал» - фильм, который до сих так трогает людей. Я уже не говорю о ветеранах, которые уверены, что я воевала...

- Многие говорят, что телевизионная слава долго не может продолжаться... Что потом ждет вашего внука?

- Не знаю. Он хочет пойти учиться дальше, хочет пойти на режиссерский факультет, он думает об этом. Занимается музыкой, у него были концерты в Петербурге.

- Я был на дебютном концерте в пятитысячном клубе, и могу сказать самые добрые слова в адрес вашего внука... А вы там были?

- Нет, он не захотел. Я просила его: «Давай, ты привезешь меня, я послушаю», а он сказал: «Нет, я не разрешаю, тебе это не понравится, и ты с ума сойдешь от шума».

- А на премьере фильма «Высоцкий. Спасибо, что живой» я вас, Нина Николаевна, видел!... Фильма, посвященного вашему близкому другу Владимиру Высоцкому, фильма, в котором одну из главных ролей играл ваш любимый внук...

- Конечно. Я знаю, что многие ругают эту картина, а кому-то нравится. Господи, на вкус и цвет товарищей нет – у каждого своя точка зрения и свое мнение... Ну как я могу воспринимать Володю в художественной ленте?! Подумайте сами... Так сложилось, что жизнь моя была связана вместе с ним, и я его знаю вдоль и поперек, с утра до ночи, когда они приходили к нам домой, когда Володя был с Мишей Барышниковым, со своими друзьями-актерами, когда Володя был и трезвый, и не очень. Мне очень трудно было пойти в кино на этом фильм, я вообще не хотела идти смотреть, но пошла, потому что Ванька там занят. Я не могу, по мне судить нельзя, я слишком хорошо знала Володю...

- Но не возникло у вас чувства отторжения, негодования, не хотелось встать и уйти?

- Нет, ни в коем случае. Я посмотрела до конца, я понимаю актерскую работу, я ее уважаю, и не могла так наплевательски относиться к моим коллегам, даже если бы мне было бы совсем не интересно. А мне было интересно, как они начали и закончили, как к Володе отнеслись, хотя, конечно, у меня есть своя точка зрения на его жизнь, на его поступки, на его творчество, но это совершенно отдельный разговор.

- А как вам Ваня в роли Севы Абдулова, близкого друга Высоцкого?

- Нормально Ванька сыграл.

- Вы столько пережили, столько видели, на все у вас есть своя точка зрения.... Дружили и с Высоцким, и с Андреем Мироновым (сводным братом Кирилла Ласкари, второго мужа Нины Ургант. – Прим. Авт.). Ниночка Николаевна, ну когда же книгу напишите?

- Нет, я не умею писать. Да не хочу я. Хотя, конечно, меня просили писать, или надиктовывать. И зрители на творческих встречах часто задавали вопрос насчет моих мемуаров. Действительно, в моей жизни было столько встреч, с такими артистами – Симоновым, Черкасовым, Толубеевым, Борисовым... Все звезды Пушкинского театра были живы, когда я пришла в эту труппу. Какие это были удивительные люди!

Никогда не забываю, что меня как актрису создали встречи с великим театральным режиссером Георгием Александровичем Товстоноговым, когда я играла в Театре Ленинского комсомола. Он ведь звал меня в Большой драматический театр, а я отказалась. Мне тогда от театра дали квартиру к хрущевке, и мне казалось, я не могу уйти, не «отработав» эту квартирку. Я всю жизнь всего стеснялась, чувствовала себя всем обязанной, и только на сцене обретала состояние уверенности в себе, полной свободы, полета.
Благодаря Ие Савиной была вхожа в дом Фаины Георгиевны Раневской. Когда ей нездоровилось, то Раневская просила меня: «Н-н-и-н-н-а, м-м-о-ж-ете п-п-огулять с м-м-оим мальчиком?» Мальчик – так звали ее обожаемого пса.

- Как поживает ваша тезка Ниночка Ургант, ваша внучка, которую Иван назвал в честь любимой бабушки... Похожа на вас?

- Нет, она не похожа на бабушку. По-моему, будет очень талантливая девочка, уже сейчас очень загадочная, очень красивая и беленькая. Не знаю, в кого она – Ванька черный, у Наташи волосы черные. Но Нинка совершенно беленькая и очень разумная девочка. Девочка замечательная, наверное, будет очень высокого роста, уже сейчас громадная. Очень увлекается пением, танцами, все это показывает и делает с большим удовольствием, без устали.

- Господи, ну почему никому из продюсеров не пришла в голову мысль собрать на сцене Ургантов трех поколений – вас, Андрея и Ивана – это был бы суперхит!

- Такие идеи время от времени возникали у продюсеров, но нужна хорошая пьеса, а приносили на чтение все какую-то ерунду. Мне говорят друзья: ну, что ты сидишь на даче и дома, почему не ищешь пьесу, антрепренера? Ну не умею искать, мне всегда все давали, предлагали. Я привыкла к своему театру, своему городу, дома, и вообще я не уверена в себе. Есть у меня одно желание. Я же окончила в Даугавпилсе латышскую школу и во время немецкой оккупации не училась. В итоге, закончив школу, а потом институт, так толком не научилась по-русски писать. Даже даю автографы с ошибками. Так что сначала научусь грамотно писать, а потом уже засяду за мемуары...

- Нина Николаевна, спасибо вам за все и еще раз с юбилеем внука! Здоровья вам, здоровья, а остальное у вас уже есть – вы такая счастливая мама, бабушка, прабабушка!

- Спасибо. И вам, и всем добрым людям, которые обо мне заботятся, относятся ко мне с добротой. Я до сих пор удивляюсь этому: куда бы я ни вышла, каждый остановит, каждый пожелает счастья!

Читайте также:

Семен Альтов: После Вани во сне улыбаешься...

Ургант - человек-фокус. Как иллюзионист на глазах изумленной публики вытаскивает из шляпы дюжину кроликов, так Ваня из своей головы достает изящные репризы, рожденные тут же при вас. Не удается ему лишь один жанр - пошлость. Где, как известно, бездна смешного. Многие гастролеры кормятся именно там.
Есть в Иване Андреевиче что-то от английского денди. Хотя ни Оксфорда, ни Кембриджа не кончал, да и, как сам признается, толком ничего не заканчивал. Однако непрерывно учился. Гены так остроумно сплелись, что у Вани абсолютный слух к слову. Произнес фразу - и метнул взгляд в публику. Догоняйте, ребята! И судя по реакции, они догоняют. (читайте далее...)

Людмила Сенчина: Ваня Ургант каждый день звонит бабушке!

- Помню, когда в детстве Ваня приезжал к Нинулечке, то очень любил мое варенье. Я все время делаю много варенья, потому что рука не поднимается ягоду, которую Бог дарит, выбрасывать. Превращаю ее в варенье и с удовольствием дарю. Ваня уплетал мое варенье, и мы подолгу с ними разговаривали. Даже мальчишкой он был интересным собеседником. (читайте далее...)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Михаил Боярский: «Урганты с утра пьют шампанское. Поэтому у них все так хорошо…»

- Я знаю Ваню с детства, и наши долгие вечерние тренировки не прошли даром. В назначенный час он приходил ко мне, и я давал ему уроки (смеется). Как видите, толково получилось. И папа многому научился у меня, а потом передал лучшее Ваньке. Он ведь спрашивал меня, как назвать сына, и это я сказал: «Иван!» (продолжает смеяться).

Ну а если серьезно, мне кажется, процентов на шестьдесят то, что он делает - импровизация. Но импровизация всегда хороша, когда подготовлена. Иван за словом в карман не полезет, это очень хорошее, прекрасное качество, которое, как ни странно, врожденное. Передается из поколения в поколение: у него и отец, и дед владели этим искусством, они «капустные» ребята. Это петербургская школа театральных капусников, импровизаций, такая закваска ВТО (Всероссийского театрального общества. – Прим. Авт.). А капустники в Ленинграде пошли от Александра Белинского, который, отметив на днях свое 85-летие, родился ведь еще при Станиславском… Вот какие здесь глубинные корни! Сейчас уже такого импровизационно-капустного юмора нет, это еще от Советского Союза осталось. Сегодня такого уже не приобретешь, и хотя Ванька, конечно, больше в этом веке пожил, чем в прошлом, но все - оттуда. В нем мне слышатся отголоски многих замечательных людей. И Кирилла Ласкари, и Андрея Миронова… Тембр Ваниного голоса – все оттуда. А Зиновий Гердт, Валентин Гафт, Михаил Ширвиндт – даже тембрально в чем-то они схожи с Ургантом, и, знаете, это отчасти черта еврейского народа, при всем притом, что они абсолютно русские ребята, но без еврейских мотивов тут ничего не получится...

Иван Ургант отмечает 35-летие.
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER