Четверг 15 ноября, 01:11
Небольшой Снегопад 0°
Город

А ну-ка, девушки! Всем - в лес!

Кадр из фильма «Девушка и смерть».
Кадр из фильма «Девушка и смерть».
Фото: Пресс-группа фестиваля Черешневый Лес
XIII Фестиваль искусств «Черешневый Лес» откроется премьерой фильма «Девушка и смерть».

22 апреля ХIII Фестиваль искусств «Черешневый Лес» откроется российской премьерой фильма нидерландского режиссера Йоса Стеллинга «Девушка и смерть». Это притча об обреченной любви и неизбежности прощания. Премьера фильма пройдет в театре им. М.Н. Ермоловой.

Выход фильма в широкий прокат намечен на вторую половину мая.

- В этом году мы рады открыть «Черешневый Лес» премьерой фильма замечательного нидерландского режиссера, - говорит директор фестиваля Эдит Куснирович. - Необычный формат – премьера будет показана в Театре им. М.Н. Ермоловой – создаст неповторимое настроение, атмосферу, сближающую восприятие театра и кино.

Фильм «Девушка и смерть» был отобран в программу "Черешневого Леса" неслучайно. В нем играет Сергей Маковецкий, лауреат премии Олега Янковского. Он получил ее в 2011 году за главную роль в спектакле «Дядя Ваня» Римаса Туминаса. Еще одну из ролей исполнила Рената Литвинова. Стоит отметить, что свою театральную карьеру она начинала со спектакля «Вишневый сад» в МХТ им. А.П. Чехова, премьера которого состоялась на фестивале «Черешневый Лес» в 2004 году.

СПРАВКА «ВМ»

Европейская премьера картины «Девушка и смерть» состоялась 29 сентября 2012 года в Утрехте (Нидерланды) во время Dutch Film Festival. Фильм получил три «Золотых тельца» (Golden Calf): «За лучший фильм», «З лучшую операторскую работу» и «За лучший звук». 9 и 11 ноября фильм был показан в специальной программе Международного кинофестиваля в Котбусе (Германия). 12 марта картина была показана в рамках Международного кинофестиваля в Софии, где Йосу Стеллингу вручили приз за вклад в мировой кинематограф.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Йан Стеллинг, режиссер:

- В этом отеле встречаются представители разных культур, поэтому там много разговоров на разных языках. Невозможность объясниться – одна из важных составляющих сюжета. Отсюда особая роль томика Пушкина, при помощи которого герои сообщают друг другу самое главное.

Я постарался использовать феномен Пушкина как поэта, как архетип. Я не знаю Пушкина так хорошо, как любой русский. На мой взгляд, содержание поэзии Пушкина не настолько специфично, как его музыкальность, мелодика текста. И как я понимаю русскую душу, для русских важна мелодика и ритм. Помните, как Маковецкий читает отрывок в фильме «Душка»? Это было так красиво! Тогда я подумал: «Вот это типично русское!»

…Энергия искусства находится не в самих персонажах, а как бы в пространстве между ними, в их поле: между прошлым и настоящим, между мужчиной и женщиной, между любовью и смертью, между днем и ночью. Вот это «между» и есть самое интересное. И цель искусства – сделать это видимым, выделить то, что является музыкой, изобразительным искусством и, конечно, поэзией, русской поэзией, если говорить о моем последнем фильме.

…Такому фильму, как наш, нужен главный герой из России. В этой стране, как нигде в мире, меланхолия стала формой искусства. Не только фатализм, но и «смерть как источник вдохновения» вплетены в русскую культуру. Столпы этой культуры – любовь и быстротечность жизни, их влияние повсюду. Но русские умеют и смеяться над собой. В фильме это выражается в ироническом взгляде Николая-старика на самого себя и ситуацию в целом.

…«Романтический» XIX век и его культура – гордость русских. В XIX веке и начале XX Россия была важнейшей частью культурной жизни Европы. Представители высших классов свободно говорили и писали по-французски; Петербург застраивался под сильным влиянием итальянских архитекторов.

…Русские с самого детства погружены в среду, которая способствует индивидуальным интерпретациям, развитию ассоциативного мышления. Русская душа почти физически ощутима в шедеврах классической литературы, в образах русской поэзии, возвышающей над земной участью.

Я искренне люблю вашу страну. Меня часто называют обрусевшим голландцем, что, впрочем, не дает мне права подшучивать над вами, русскими… Это тоже типично русское: сами русские могут относиться к себе с юмором и подшучивать над собой, но не дай Бог, если это будет делать кто-то другой. Это я хорошо прочувствовал, когда выслушал критические выпады по поводу созданного мною русского героя «Душки» – в ушанке, столь блистательно сыгранного Маковецким. Однажды я беседовал с реставратором икон в одном из музеев Петербурга и сказал ему, что иконы как произведения искусства не трогают меня, настолько плоски и одинаковы, и он ответил мне, что эмоции находятся не в иконе, как в картине, а в самом зрителе, – он домысливает и интерпретирует увиденное. Русские как бы натренированы на визуальное восприятие. Ведь у нас, в католической культуре Ренессанса, все чувства и эмоции были сосредоточены в самом произведении, как бы полностью разъяснены, и как зритель ты становишься пассивным, это не заставляет тебя додумывать и фантазировать, развивать, «включать» свой чувственный канал. А русский зритель – зритель активный, и именно для такого зрителя я делаю кино.

…Маковецкий – феноменальный актер! Высший профессионализм. В нем естественным образом сочетаются врожденная актерская интуиция и необыкновенный контроль над ситуацией. Например, во время съемок одной сцены он, плача, повернулся той стороной щеки к камере, по которой катилась слеза, хотя это и не было задумано заранее. Несмотря на то, что он весь в образе, он еще может технически импровизировать! А столько он всего предлагает! Я всегда внимательно к нему прислушиваюсь. Я спросил его: «В каком количестве фильмов ты снимался?» Он ответил: «Более чем в шестидесяти». Тогда я сказал: «А я снял в два раза меньше, так что это я у тебя должен учиться!» И с того момента мы начали вместе плодотворно просматривать материал.

…С Ренатой Литвиновой произошел молниеносный контакт во время кастинга в Москве. Я сразу подумал, увидев ее: «Какая сильная и красивая женщина, какая личность!» Я люблю актеров с сильным характером, ярко выраженным мнением и своим видением мира.

Меня все предупреждали, что будет сложно работать с Ренатой Литвиновой – она сама режиссер. Но мне как раз это и нравилось. И, по-моему, Ренате тоже было интересно сыграть что-то совсем другое: русскую куртизанку в Германии начала XIX века в черном парике и со шрамом на лице. Здесь в Европе она произвела фурор. Меня все спрашивают: «Кто это? Откуда такая актриса?»

У Ренаты такая своеобразная манера игры. Она часто играет неординарных персонажей, и весь актерский материал как бы пропускает через себя. Изначально ее героиня была как-то милее, приятнее. Рената же придала ей такую …змеиность, что ли. И мне это понравилось. Она настолько особенная, что никто не смог бы повторить то, что она делает. Она не столько актриса, сколько персонаж.

Рената Литвинова, актриса и сценарист:

- Моя героиня Нина — куртизанка на излете, имеющая своего покровителя. Она прошла достаточно суровый путь испытаний и больше всего на свете не хочет, чтобы ее молодая подруга пожертвовала собой ради любви. А выходит все наоборот. На съемках во всем была видна немецкая пунктуальность, совершенно несвойственная русским людям.

Такого грандиозного уважения к режиссеру в нашем кино не встретить. Йос — человек, которого сильно поддерживает его команда: они работают вместе двадцать лет. Я никогда не была сторонницей работы с одними и теми же людьми, не люблю застревать на одном месте. Мне показалось любопытным, что он почти не репетирует. Йос уже все придумал заранее — он просто руководит артистами и процессом».

Кадр из фильма «Девушка и смерть».
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER