Павел Воля сыграл элитного сутенера

Павел Воля сыграл элитного сутенера

Культура

ПОСЛЕ “Глянца” Андрея Кончаловского с его разоблачающей апологетикой гламурно-мохнатого бизнеса легендарного Петра Листермана, надо обладать известной отвагой, чтобы продолжить тему нелегких сутенерских буден. У Вартана Акопяна, точнее, у его продюсеров из “Парадиза” такое дерзкое желание появилось.Почему, собственно, Платон? Отсыл к герою IV века до н. э., мыслителю и философу, ученику Сократа и учителю самого Аристотеля – афинянину Аристоклу Аристоновичу по прозвищу Платон? Ведь именно Платон разделил божественную красоту и красоту тела. Мухи – налево, котлеты – направо.В фильме, конечно, подобной философии не найти. У героя совсем другой, прагматичный склад ума. И выражается он языком новых папиков, не отягощенных интеллектом и воспитанием. И кстати, именно в этом правдив и достоверен донельзя.Наш Платон не обольщается глупостями насчет красоты тела, а также великого значения секса в жизни: секс ему только мешает делать бизнес – когда он происходит, Платон уже не нужен своим клиентам-олигархам.Друзей у нашего Платона нет, ему нужны клиенты и телохранители. Истина у него не в вине, которое он с удовольствием зачем-то выливает на голову любимой девушки Любы (“Любовь сама его нашла” – так и хочется запеть!), а скорее в толстой пачке зеленых бумажек, которые он любовно прячет во внутренний карман пиджака после очередной сделки. Правда, непонятно, на что ему деньги – мы не видим ни сумасшедший комфорт его жилья, ни дорогих автомобилей, ни баснословных костюмов….На что вольному Платону-Воле денежки – остается загадкой до конца фильма. Ведь не на хлеб же, как сам герой иронизирует? И не на икру, не на масло, не на бисквиты… Все это за кадром… Кстати, и интерьеры тут весьма скромные. Девушки в Брянске показывают себя во всей красе на сцене занюханного заводского ДК. Клубы, в которых Платон выгуливает своих красоток, тоже не блещут дизайном. Главная пружина фильма скорее внутренняя, чем внешняя.Но не банальные вопросы типа “Что делать?” и “Кто виноват?” мучают героя. А актуальные – все ли можно продать? И за сколько? Тварь я дрожащая или право имею втюхать покупателю свой товар? Платон, как новый подвид homo sapiens, лишен даже намеков на угрызения совести или сознания внутреннего дискомфорта. И Воля, с его стальной шарнирной конституцией, лицом-маской, глазами старого варана, стекленеющими при намеке на опасность, уже не играет, а констатирует собой: вы хотели героя? Получите.Достойный партнер ему – дагестанский олигарх Абдула, которого земляки пытаются департировать обратно на родину. Его играет экзотичный гуттаперчивый мастер йоги и восточных единоборств, обладатель звания “Самый гибкий мужчина планеты” обаятельный Мухтар Гусенгаджиев. За его изысканными манерами и негромким голосом – стальная воля и азарт собственника.Такие акулы бизнеса – главные клиенты Платона, им он сбывает “самых красивых и алчных телок”, которых находит в провинции на фальшивых кино-кастингах. Абдула-то и откусит у лже-философа лакомый кусок – точнее, часть души – ту самую Любу.Но Платона и тогда не жалко – даже когда он, несчастный, встречает в лондонском кафе девушку своей мечты, ставшую олигархессой. Бумеранг возвращается и больно бьет героя по лбу. И поделом. Ведь это он не так давно подбил менеджера овощного отдела (Александр Лымарев), продать ему свою девушку за “Форд Фокус”… И все вроде были довольны… Так “герой нашего времени” убеждает и себя, и нас: продается то, что хочет продаться. Он еще не знает, что без обмана и страданий сделка в области чувств не состоится. Тем более если на кону – Любовь.

Google newsGoogle newsGoogle news