А вы читаете женские детективы?

Общество

Борис СМОЛКИН, актер: Да, мне приходилось читать подобные книги. Сейчас уже не вспомню, как они называются. Отношусь я к ним спокойно. Думаю, и такая литературщина имеет право быть, раз пользуется спросом. Сам к ней отношусь отрицательно. Все ведь познается в сравнении. Я читал много хорошей литературы, с которой дамские книги на одну полку поставить нельзя. Только не подумайте, что я хочу их как-то дискриминировать или запретить. Пусть будут, раз кому-то нужны. Владислав ФЛЯРКОВСКИЙ, телеведущий: Нет, не читаю я женские романы. Совсем. Почему не читаю? Очень просто, потому что я мужчина. И вообще я из тех людей, которые не боятся признаться, что много чего не читают. Ну, не буду я их читать, не нравится, не хочу. Женский роман – это последнее, что может мне прийти в голову, когда хочется взять в руки книгу. Иван НЕПРЯЕВ, хоккеист сборной России: Не могу сказать, что я их люблю. Но и отторжения не испытываю. Иногда приходилось читать. Тех же Маринину и Донцову. В дальних перелетах, которыми полна спортивная жизнь, это отличный способ скоротать время. Но, честное слово, совершенно не помню ни содержания, ни сути ни одного из них! Прочитал и забыл. Александр КРУТОВ, депутат Мосгордумы: Нет, не читаю. Хотя… Смотря что называть «женским детективом». Есть два профессионала, две родоначальницы этого жанра – Агата Кристи и Иоанна Хмелевская. Их книги я читаю и перечитываю с огромным удовольствием. А вот современные «женские детективы» – Дарью Донцову, Александру Маринину и прочих – не читаю совсем. Глеб СКОРОХОДОВ, телеведущий: Я прочитал один роман Дарьи Донцовой. Читал не отрываясь с утра до вечера, а когда прочел, забыл через час напрочь. По-моему, при самом строгом отношении эта продукция к литературе вообще не относится. Исключение – Татьяна Устинова, чьи произведения трудно отнести к детективам, она строит сюжеты совершенно по-своему. BOBGREY, посетитель сайта «ВМ»: Не читаю, потому что их пишу. Было время, когда «женские» детективы были очень востребованы, так что мне пришлось в оперативном порядке изменить пол. Издатели потребовали, заплатили. Не скажу, кто именно, издательский договор не велит, ограничусь суммарным тиражом – 780 тысяч экземпляров якобы женской прозы. И таких, как я, мужчин с «женским лицом» в книжном бизнесе десятки, если не сотни. Хорошо еще, что на первичных признаках это не отразилось

Google newsYandex newsYandex dzen