- Город

Обсудим с Маршаком

Сергей Собянин: Более 14 километров новых линий метро ввели в Москве с начала года

Правительство Москвы упростило условия получения субсидий для бизнеса

Бесплатные спортивные занятия от НКО возобновились в Москве

Надеть маски. Нарушителей ждет большой штраф

«Сварщик — от 110 тысяч рублей»: названы регионы с самыми высокооплачиваемыми вакансиями

Социальные работники получили 8 миллиардов рублей за работу в период пандемии

«Второй пакт Молотова — Риббентропа»: политологи назвали истинную причину ненависти Польши к РФ

Определен размер средней зарплаты в России за последний год

«В России легче, чем в Европе»: как итальянец развил бизнес в Москве в разгар пандемии

В Генштабе назвали условие применения ядерного оружия

«По многочисленным просьбам»: Леонид Агутин отказался выступать в Белоруссии

Адвокат Соколова объяснил, почему решил защищать в суде вдову рэпера Картрайта

Отельеры Турции оценили стоимость летнего отдыха для россиян

Жириновский рассказал о своих самых больших ошибках в жизни

Как россияне покупают «золотые паспорта» и сколько это стоит

Киберэксперт рассказал, как защититься от мошенников в Сети

Обсудим с Маршаком

[b]На вопросы наших читателей снова отвечает научный руководитель известной наркологической клиники Яков Иммануэлевич МАРШАК.[/b] [i]Я слышала, что близкие, особенно родители наркомана, тоже нуждаются в помощи. После месяцев, а то и лет, проведенных в этом аду, они не могут оставаться нормальными людьми. Но моя знакомая пережила эту трагедию, сейчас ее сын идет на поправку, правда жить стал отдельно. Она успокоилась немного, и, на мой взгляд, с ней все в порядке.[/i] [b]Я.И.:[/b] Никто не станет утверждать, что семьи наркоманов «заражаются» от них какой-то психической болезнью, которую надо лечить. Все гораздо проще и в то же время сложнее. Помню, еще на заре перестройки начали стихийно появляться так называемые группы самопомощи. К этому движению привлекались специалисты-психологи. Сейчас я не говорю об обществах анонимных алкоголиков или анонимных наркоманов. В группы самопомощи входили жены и близкие алкоголиков. Под руководством психолога они учились жить с этой бедой, делая все возможное для того, чтобы больной осознал свое состояние и захотел лечиться. А для этого женщины должны были снять с себя чувство вины за совершенно взрослого человека. Перестать опекать его в тех случаях, когда он по собственной воле оказывается в сложной ситуации. Быть последовательными, уравновешенными, жить, а не жертвовать своей жизнью ради того, кто в силу своего заболевания оценить этого не может. Занятия приносили свои плоды. Сами женщины чувствовали себя гораздо увереннее, спокойнее. Многие мужья наконец-то, после многих лет бесполезных попреков и уговоров, начинали лечиться. Я знаю, что такие кружки работают и сейчас, например, в некоторых церквях. В случаях с больными наркоманией детьми ситуация еще усугубляется. Ведь ребенок для родителей всегда остается ребенком, даже если он уже вполне взрослый. От ребенка не уйдешь, с ним не разведешься. К тому же подавляющее большинство родителей считают даже повзрослевших детей некоей частью себя. Ребенок для них — не отдельная, другая личность, поэтому они считают естественным понукать, требовать, стыдиться за него. Огорчаются, если стал не таким, как они мечтали. Стремясь помочь ребенку-наркоману, близкие, особенно матери, как более эмоциональные, попадают в некий ужасный круг, из которого очень трудно выбраться. Они верят, когда верить нельзя, они упрекают за вранье того, кого это в силу заболевания совершенно не волнует. Они помогают — деньгами, связями и прочим, когда у наркомана из-за его полной безответственности возникают проблемы. Есть случаи, и они нередки, когда отчаявшиеся родители снабжают своих чад наркотиками, не выдерживая их страданий. Часто эти страдания имитируются. Наркоман умеет манипулировать окружающими — это особенность его заболевания. Он не видит ситуацию такой, какая она есть, поэтому постоянно врет, в том числе и себе. Приняло «чадо» наркотик — у него эйфория, у матери депрессия. Не принял, воздержался — у него депрессия, у матери эйфория. Ей уже кажется, что «все будет хорошо». И так до бесконечности. Разорвать болезненный круг, действительно помочь ребенку осознать свое истинное положение можно только с помощью специалиста. В нашей клинике специально для родителей тех, кто находится в стационаре, проводятся занятия с психологом. Родители тоже должны измениться, иначе неминуемы дальнейшие конфликты. Ведь вставшие на путь исцеления дети изменились, и их надо увидеть и принять другими. Вот и в вашем случае переставший употреблять сын стал жить отдельно. Это очень показательно. К сожалению, большинство наших с вами соотечественников не понимают, что психологическая проблема — это совсем не психическое заболевание, не безумие. Но эту проблему тоже надо корректировать. Она может принести много бед.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

187 576 + 1 353 (за сутки)

Выздоровели

245 468 

Выявлено

4 546 + 12 (за сутки)

Умерли

Камран Гасанов

Взрыв в порту — второй Чернобыль

Ольга Кузьмина  

Август пахнет горечью

Екатерина Рощина

Гармаш и Ефремов в театре абсурда

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Кто кого обидел

Руслан Клинский

Только без паники: истории чудесного спасения

Оксана Крученко

Когда мужчина — жертва домогательств

Анастасия Заводовская

Человек смертен, интернет жив

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите