МЕЛодия окраин

МЕЛодия окраин

Культура

ЗДЕСЬ не расклеены на входе броские афиши, нет просторного фойе, хрустальных люстр, чинных администраторов и высокой сцены с пышными кулисами.
Тем не менее вечер, который мы провели в театре «МЕЛ» на московской окраине, в Отрадном, в один миг перечеркнул все мои традиционные представления о театральном искусстве и театре в целом.
– Быстрее бегите, а то без вас не начнем, – весело зашептал нам парень лет 20, приподнимая темную штору и впуская нас, последних опоздавших зрителей, в зал.
А опоздали мы с мужем из-за вечных пробок минут на 15. Совершенно без надежды поднимались по небольшой лесенке в театр, расположенный в пристройке к обычной жилой многоэтажке.
Однако касса еще работала, и приветливая пожилая женщина предложила нам билеты: «Взрослый – 800 рублей».
Понимая, что в карманах найдется всего тысячи полторы, мы расстроились и уже собрались повернуть к выходу, но кассирша нас остановила:
– Подождите, ребята, сейчас я вам по-другому сделаю.
Она взяла у меня тысячу и протянула нам два цветных билетика:
– Скажите там, что один взрослый, а один студенческий. Свободных мест много, садитесь, где захотите.
Маленький коридор, крошечная гардеробная, столик с вазой живых цветов и три кресла скорее напоминали прихожую обычной квартиры. Мальчик-гардеробщик принял у нас одежду и протянул синие бахилы. Еще один молодой человек раздвинул перед нами зеркальные двери (как в шкафу-купе), и мы оказались в небольшом фойе с 5–6 столиками. Вход в зал прятался за бархатной шторой. В зале оказалось 6 недлинных рядов с таким большим пространством между ними, что даже очень высокий человек мог спокойно вытянуть ноги.
Около каждого ряда горел фонарь, выполненный под старину. Не зря нас поторапливал молодой сотрудник театра – актеры стали появляться ровно оттуда, откуда входили зрители. Там же и исчезали, проходя через весь зал.
Сюжет представления «Брак по-итальянски» итальянского комедиографа Э. Филиппо таков. Женщина притворилась умирающей, чтобы женить на себе любовника. Любовник говорит «да», брак освящен церковью, но женщина вдруг «выздоравливает». Скандал, истерика, всеобщий тарарам. Новоявленный муж обвиняет жену в бесчестии, клянется выгнать ее из дома и добиться развода, в то время как весь смысл ее жизни – дети. Жена уходит сама. Заканчивается все, впрочем, хорошо – свадьбой. Настоящим прекрасным венчанием по обоюдному согласию. Понадобились скандал и разрыв, чтобы два человека поняли: они любят друг друга.
Актеры не боялись шутить и легко шли на контакт со зрителями, обращаясь то к одному, то к другому. Сцена располагалась совсем низко, и оттуда в зал периодически летели клочки бумаги, брызги воды и лепестки роз. Так что мы чувствовали себя почти участниками спектакля.
В антракте администратор попросил всех зрителей выйти из зала. В фойе уже был сооружен буфет, и юноша-гардеробщик ходил с большим подносом и громогласно вопрошал: «Кому вкусное мороженое?» Цены в буфете тоже порадовали своей демократичностью. Люди располагались за круглыми столиками, все это очень напоминало уютную гостиную. Кассирша переквалифицировалась в буфетчицу и наливала зрителям кофе.
– А почему театр называется «МЕЛ»? – не удержалась я.
– Это по имени нашего художественного руководителя Елены Махониной, – объяснили мне. – Она сейчас главную роль играет.
Еще один администратор стоял около большой вазы и предлагал: «Кому цветы?» Зрители раскупили почти все – кто для актеров, кто для своей девушки.
По окончании спектакля у меня даже выступили слезы – настолько трогателен был финал. И я очень долго и громко хлопала – впрочем, как и все другие зрители.
На выходе из зала появился столик с огромной толстой книгой, и все тот же администратор предложил зрителям поделиться впечатлениями. А молодой гардеробщик пропускал вперед детишек, задорно приговаривая: «А ну-ка сами заходите и берите свои курточки!»

Google newsGoogle newsGoogle news