Киев без Цепного моста
Basic CMYK

Киев без Цепного моста

Коридоры Власти
В Киев приезжает делегация Евросоюза. Зачем едут, непонятно. Кто звал, неизвестно. Но делегаты Евросоюза с некоторых пор могут приезжать на Украину запросто и чувствуют себя, как дома. Не забывая при этом укорять Россию тем, что она оказывает влияние на развитие конфликта, хотя делегаты Кремля, в отличие от комиссаров Евросоюза, по Майдану не гуляют.

Оппозиция на Украине мечтает о Европе, как кузнец Вакула грезил о девичьем сердце. Но рациональная Европа никогда не обещала, что откроет свое сердце, а что касается помощи, то впечатление, будто в Евросоюзе на деньгах сидит мольеровский Гарпагон. Приданого не будет, самое лучшее – подаяние. Впрочем, в своей короткой истории незалежная Украина уже побывала в объятиях Запада. Конкретно – в 1918 - 1920-х годах, когда Киев по очереди вручал ключи Германии и Польше. Немецкое присутствие началось с того, что киевлянок в массовом порядке загнали на вокзал, который показался новым хозяевам помойкой, и заставили скоблить его до немецких идеалов. Кончилось убийством генерал-фельдмаршала Германа Эйхгорна, который после Брестского мира руководил территориями Белоруссии, Украины и Юга России. В итоге гетман Скоропадский был вынужден ездить с унизительным покаянием в Берлин, хотя это не спасло его политическую судьбу. Фельдмаршалу Эйхгорну принадлежит фраза: «Россия – понимаю, Украина – не понимаю». За такое убить, конечно, мало.

Поляки, убегая из Киева, взорвали знаменитый Цепной мост длиной почти 800 метров, который был самым большим в Европе. Модель моста показывали в 1851 году на Всемирной выставке в Лондоне. После того как поляки убрались восвояси, мост был восстановлен советским академиком Евгением Патоном. Во время войны поляки кооперировались с Петлюрой и воевали с Украинской Галицкой армией, которую можно считать предшественницей Организации украинских националистов Степана Бандеры. В итоге Петлюра, которого сегодня считают национальным героем Украины, для сохранения власти счел за лучшее передать Западную Украину Польше. В этом отношении Петлюра – двойник Ленина.

Видит ли Польша, кого она рьяно поддерживает? Или история – это послушная служанка политики? Польша голосует за украинских националистов, последователей Степана Бандеры. Неужели надменные паны запамятовали, что Бандера еще до войны был приговорен польским судом к смертной казни за убийство польского министра, из тюрьмы вышел, когда Германия напала на Польшу, потом сотрудничал с фашистами? Неужели паны в Варшаве закрыли глаза на волынскую резню 1943 года, когда отряды Бандеры убили 100 тысяч поляков, большей частью женщин и детей? Геноцид, который сравним с фашистскими лагерями смерти. Но гордая Польша холит и лелеет сынов Бандеры. И ставит Катынь России в упрек, а неизмеримую по масштабам Волынь из памяти отбрасывает, как мусор. Неужели политика несовместима с нравственностью?

Закончивший свой жизненный путь в Киеве фельдмаршал Эйхгорн молодым лейтенантом воевал под началом Бисмарка. «Железный канцлер» знал толк в политике и скептически относился к революциям. Бисмарк считал, что революции задумываются гениями, осуществляют их фанатики, а плодами пользуются негодяи. Сегодня Украина стоит на пороге гражданской войны. Сегодня полезно вспомнить советы мудрого Бисмарка. Чем более жестоки беспорядки, тем страшнее новая власть. Столкновения на Грушевского и на Майдане – это дорога в ад. В 1918 – 1920 годах Украина уже была в аду. С трудом выбралась. Зачем же опять и с теми же попутчиками?

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции. 

ФОТОГАЛЕРЕЯ: РЕВОЛЮЦИОННЫЕ НАСТРОЕНИЯ. БЕСПОРЯДКИ В КИЕВЕ ПРОДОЛЖАЮТСЯ 

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Майдан не станет площадью Тяньаньмэнь

Колонка нашего обозревателя Георгия Бовта

Если бы Виктор Янукович мог поступить с киевскими демонстрантами так же, как поступили китайские власти с демонстрантами на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, он бы так и сделал. Раздавил бы их танками. Но он не может.

Если бы он мог поступить, как президент Чехословакии Людвиг Слобода в 1968-м, формально давший согласие на вторжение войск Варшавского договора для подавления Пражской весны, он сделал бы и это.

Но он не Слобода, Варшавского договора нет, и вообще тот сценарий, как и сценарий ввода советских воск во взбунтовавшийся Будапешт в 1956 году, был возможен только в условиях холодной войны. (читайте далее)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Письмо из Киева: Я не ожидала, что такое может произойти в моей стране

События в Киеве и есть то главное, что волнует всех нас. Мы публикуем письмо в редакцию 17-летней студентки, живущей рядом с Майданом. Девушки, далекой от политики, обычной киевлянки, студентки Ольги Демьянюк.

...Ситуация обострилась... Всё вышло с под контроля. Хоть какого-нибудь контроля!

На днях избили знакомого. Он живет в центре и просто шел себе домой. Не дошел. «Беркут» заметил его на своей стороне, и попробуй докажи, что не стоишь там с оппозицией и не кидаешь гранаты и «коктейли Молотова», а просто идешь домой.

Начинается штурм, «Беркут» атакует, отлавливает всех и повсюду, тех, кто не нападает...

Радикалы так разозлили «Беркут», что он не разбирает, кого бить и задерживать. А на крышах сидят снайперы.

За что люди идут под пули? Чего они хотят? Что добиваются? Бойцы спецподразделений уже не понимают этой ярости и просто отвечают тем же.

А говорят что хотят мира...

Но война продолжается. Будут новые штурмы, новые зачистки.

Мне страшно. Очень. От города ничего не останется.

У меня в университете каникулы. Сижу дома. А у заочников экзамены. Вчера в университет ворвались люди, приказали всем быстро освободить помещение и закрыли здание. Надолго ли - без понятия. И я теперь не знаю когда на учебу попаду. (читайте далее)

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news