Поддельная любовь

Поддельная любовь

Общество
Новые профессиональные стандарты педагогов разработают к началу следующего учебного года. Об этом сообщила первый зампредседателя комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Лилия Гумерова.

Стандарты – дело хорошее. А в колбасе или, скажем, шурупах вовсе незаменимое. Ведь "Докторская" по ГОСТу – это звучит гордо (особенно, если ГОСТ аутентичный). Да и гайка с правильной резьбой радует всех повально. А вот стандартный педагог – сочетание, по-моему, так себе. Нет, о чем речь, в принципе, понятно. Речь о неких рамках, которые должны определить профессиональную компетентность учителя, чтобы знать, например, кого можно брать на работу, а кого не стоит, кого двигать по служебной лестнице, а кого попридержать, кто выдаст на гора олимпиадников, а кто не потянет.

"Оценка результатов деятельности педагога, – сообщает нам многостраничный труд, (который, к слову, обсуждают уже не первый год), – может проводиться путем внутреннего аудита, под которым следует понимать анализ плановых и отчетных документов. Для проверки деятельности на соответствие профстандарту можно привлекать комиссию, состоящую из опытных сотрудников учебного заведения. По окончании внутреннего аудита его результаты оформляются документально и могут использоваться внешней комиссией, а также приниматься во внимание при государственной аттестации", ну и так далее. Там еще много такого – безусловно, важного и нужного. Про эффективное управление классами, постоянное самосовершенствование, владение педагогическими приемами…

Вот только про любовь к детям – ни слова, ни полслова.

Оно и понятно – как ее измеришь-то, любовь эту. Особенно если с точки зрения аудита – все на пять с плюсом. Была у нас в началке такая отличница: трижды заслуженная, четырежды увековеченная, пятижды герой педагогического труда, как мантру, твердившая на каждом родительском собрании о своей любви и заботе. А потом я как-то увидела заботу в действии. Забежала однажды утром в школу по какой-то надобности. На улице мороз за двадцать, входные двери из-за потока школоты то и дело холодрыгу в раздевалку задувают. А аккурат напротив дверей стоит заслуженный педагог всего и вся – в длиннополой шубе, меховой шапке - и отчитывает за что-то пойманного на бегу первоклашку. Тот, успевший уже раздеться, покорно внимает внушению. Стоит, как партизан на допросе, шмыгает посиневшим на сквозняке носом, ежится от минусового ветра и уже заметно так трястись начинает – не от страха, от холода. А взрослая тетенька, как глухарь на току, заходится в своем педагогическом раже и этого напрочь не видит.

Мелочь? Конечно. Но эта мелочь как-то сразу все объяснила – и про цену медалей с регалиями, и про мантры о любви, и про то, почему мой личный первоклашка на вопрос, нравится ли ему учительница первая его, всегда отводил глаза и уныло мотал головой. "Почему?" – восклицали недоуменно вопрошающие, наслышанные о медалях с регалиями. "Потому что она поддельная", - тихо, но твердо, как партизан на допросе, отвечал он.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzen