- Город

Главная страница ВМ

Сергей Собянин рассказал о программе профориентации молодежи

Длинные выходные ждут россиян из-за Дня защитника Отечества

Синоптики предупредили о рекордах тепла в Москве

Политологи объяснили слова Зеленского о выборах в Крыму

Что известно о напавшем на прихожан храма в центре Москвы

Инфекция раздора. Шесть самых острых вопросов про коронавирус

Протоиерею ответили на слова о «бесплатных проститутках»

Врач опроверг заявления о вреде любого количества алкоголя

Новый русский миллиардер. Как Николай Сторонский заработал состояние

Избившая таксиста участница «Красы России» рассказала об инциденте

«Классическая схема»: как экс-глава управления ФСИН мог пронести пистолет в суд

Политолог объяснил нервное поведение Лукашенко

«Жены готовы умереть за меня»: фрилав-коммуна на Кавказе и другие истории полиаморной любви

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 марта

Лев Лещенко озвучил размер своей пенсии

Маленький шаг в прекрасное будущее

«Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред», — этот первый закон робототехники, сформулированный американским фантастом Айзеком Азимовым, вспоминается мне каждый раз, когда я слышу об автоматизации или роботизации системы правосудия или вижу в Сети такие вот новости:

«В России обсуждается возможность реализации проекта онлайн-правосудия. Принцип работы компьютерного судьи будет чем-то схож с приемом врача в телемедицине. Например, если местный судья сильно загружен или не имеет опыта рассмотрения дел с конкретной специализацией, то может быть использован компьютерный судья — то есть свободный судья из другого города». Здесь речь идет пока что не о судье-роботе, а о судье-человеке, но это все равно шаг вперед, о чем я еще скажу, а пока — пара слов о будущем...

Левые и красные говорят о том, что коммунизм настанет тогда, когда всю черную и неинтересную работу будут делать роботы. Сразу скажу: нет, не будут. Поскольку такие простые и неуважаемые работы, как уборка в офисе, протирание пыли в квартире или прочистка канализации, практически не поддаются автоматизации и роботизации, ибо связаны с нерешенной задачей определения объемных образов на уровне человеческого сознания. Не может (и долго еще не сможет) автомат поднять статуэтку с полки, протереть вокруг нее пыль и аккуратно поставить фигурку обратно. А вот однообразные механические движения отлично поддаются автоматизации, поэтому на автозаводах кузова давно уже собирают и красят роботы. Также отлично поддается алгоритмизации работа чиновников, поскольку она абсолютно формальна: в ответ на внесенные данные чиновник должен просто принять то или иное решение. Если все внесенные документы в порядке — решение положительное, если нет — выдать рекомендацию о том, чего не хватает. И это прекрасно, ибо роботы взятки не берут, поскольку в них не нуждаются.

Но судья — тот же чиновник, его сфера деятельности очень строго регламентирована и формализована законом. Уже сейчас миллионы решений о наказании граждан выносятся без участия человека. Правда, пока что это происходит только в области административного, а не уголовного права, но зато с этими автоматизированными решениями никто не спорит: люди послушно оплачивают штрафы по приходящим «письмам счастья». То есть процесс идет.

К сожалению, вся российская история сформировала отношение многих людей к труду как к наказанию / https://pixabay.com/ru

К сожалению, вся российская история сформировала отношение многих людей к труду как к наказанию

ФОТО: https://pixabay.com/ru

И здесь вот что крайне интересно и примечательно. Во всем мире люди недоверчиво относятся, когда социологи спрашивают их, готовы ли они, чтобы их судил судья-робот. Все-таки люди верят людям больше, чем холодному разуму автомата. Но есть два исключения из этого правила. Исключение первое: россияне в подобных опросах набирают наивысший балл согласия с роботами-судьями. И в глазах социологии это автоматически означает наименьший балл доверия российскому «позвоночному праву». Россияне абсолютно не верят своей судебной системе, штампующей прокурорские обвинения (с небольшой редукций по срокам заключения для создания видимости самостоятельности). Бездушному роботу они доверяют больше в силу его незаинтересованности и отсутствия у него начальства, которое может воспользоваться «телефонным правом».

А знаете, какое второе исключение помимо россиян? Кто еще выказывает большее доверие судьям-роботам, нежели судьям-людям? Американские негры. Они считают, что американские судьи (большинство из которых — белые) относятся к черным предвзято.

Вот вам две родственные «угнетенные» категории — русские и негры. И дело даже не в том, действительно ли эти группы не имеют доступа к объективному правосудию или им просто так кажется: общественное мнение само по себе формирует жизнь и социальную атмосферу. Поэтому предложение о введении телесуда я считаю мерой прогрессивной. Телесудья — это первый шаг к судье-роботу. Потому что он не зависит от местного начальства, не стоит в очереди на квартиру, его жена не работает в крупной фирме, которая «ходит под губернатором». И от этого он в кои-то веки может почувствовать себя настоящим судьей и с неким злорадством и внутренним торжеством взять да вынести справедливое решение, не оглядываясь на знакомого прокурора, с которым живет в одном подъезде, на свое судебное начальство, на звонки из вышестоящих кабинетов. Быть может, впервые в жизни...

Новости СМИ2

00:00:00

Александр Лосото 

Спасибо за жуткие сказки про коронавирус

Антон Крылов

Зачем нужны поправки к Конституции

Алиса Янина

«Вези меня, тварь!»: конфликт барыни и кучера

Алексей Зернаков

Это нужно живым

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Сретение — праздник встречи человека с Богом

Виктория Федотова

Декрет или карьера? Не ваше дело

Олег Сыров

Перекусить в Китае: вкусно, грязно, дешево

Элита общества. Судьба страны порой зависит от одной улыбки дипломата

ЕГЭ по английскому. Типичные ошибки

Почему люди бьются током: на детские вопросы на занятиях отвечают ученые

Существованья ткань сквозная. Памяти Бориса Пастернака