Саммит без сладкого
Фото: «Вечерняя Москва»

Саммит без сладкого

Коридоры Власти
Нынешний саммит ЕС-Россия, открывающийся 28 января в Брюсселе, самый «холодный» за всю историю проведения таких встреч. Вместо двух дней время переговоров сократили до одного.

Переговоров на министерском уровне не будет. Документов к подписанию не намечено. Строгой повестки дня вообще нет: беседа Владимира Путина с лидерами ЕС во главе с главой Еврокомиссии Мануэлом Баррозу пройдет, что называется, «в свободном полете», что грозит обменом взаимными упреками и обвинениями.

Отказались даже от совместного обеда. Чтобы не портить друг другу аппетит. Но хотя бы позавтракают вместе.

Не просматривается ни одного опроса, по которому стороны могли бы совершить то, что дипломаты называют прорывом. Наиболее актуальный для простых россиян – о безвизовом режиме. Мы уже не первый год говорим, что все необходимые формальности выполнили. Биометрические паспорта ввели, закон о реадмиссии нелегалов приняли. Европейцы саму идею безвизового режима не отвергают, но о сроках не говорят. Когда-нибудь потом, в будущем, точно, говорят, будет. Что их не устраивает? ЕС говорит, что российская бюрократия коррумпирована. А потому российским паспортом может обзавестись кто угодно. В том числе сотни тысяч и даже миллионы полулегальных гастарбайтеров из Средней Азии. И ведь сотни тысяч уже так и сделали. Еще, видимо, есть опасения по части приезжих с нашего Кавказа. Вслух об этом не говорится (они все же полноправные российские граждане), но уже поимев проблемы с беженцами из Чечни (в годы двух чеченских войн) в ряде европейских стран, теперь там, что называется, «дуют на воду». Зато за наших чиновников можно порадоваться: обладателям служебных биометрических паспортов (не путать с дипломатическими, дипломаты уже въезжают без визы), Москва наконец пробила безвизовый режим в Европу. Правда, число таких обладателей пришлось существенно сократить по сравнению с первоначальными запросами – до примерно 14 тысяч (сейчас таковых менее 8 тысяч).

Впрочем, за всеми разговорами об опасениях наплыва нелегальных иммигрантов и коррупции (в Латинской Америке тоже коррупция, но почти со всеми латиноамериканскими странами ЕС имеет безвизовый режим) кроются, скорее ценностные расхождения между ЕС и Россией. Упрощенно говоря, европейские политики – не произнося это в качестве главной причины – не понимают, зачем надо представлять безвизовый въезд стране, где принят «закон против геев» и есть другие, с их точки зрения, проблемы с правами человека. Правда, не совсем понятно, причем тут простые российские обыватели. Ведь чем чаще они смогли бывать в Европе, тем быстрее происходило бы наше сближение и росло взаимопонимание.

У ЕС также большие претензии к российскому «Газпрому». Настолько, что Брюссель требует пересмотра ранее подписанных двусторонних соглашений с рядом стран о прокладке «Южного потока». Против «Газпрома» заведено антимонопольное расследование. Главное требование одно: транспортировка и добыча газа не может быть в одних руках.

Ситуация на Украине, из-за которой саммит и был перенесен с декабря прошлого года на январь, может стать настоящим кошмаром саммита и поводом для взаимных резких обвинений. Ни у России, ни у ЕС на сегодня нет четкого плана действий в отношении стремительно разрастающегося кризиса анархии на Украине. Однако есть взаимная «обида» от того, что эта страна превратилась в арену соперничества России и Запада. Возможно, когда кризис зайдет уже далеко, ЕС и России придется в порядке кризисного управления созывать какую-нибудь конференцию по типу «Женевы-2» для Сирии, чтобы решать украинский вопрос на международном уровне. Но пока Брюссель к обсуждению Украины в таком формате готов гораздо менее, чем Москва. Возможно, саммит станет первой попыткой такого разговора.

Глядя на наши политические отношения, вообще непонятно, почему лидеры России и ЕС встречаются так часто – два раза в год? Ответ прост: в отличие от США, с которыми наши экономические отношения ничтожны (зато политические так же плохи), с ЕС уже создана обширная экономическая база. В 2012 году объем взаимной торговли между Россией ЕС достиг рекордной величины - 410,3 млрд. долл. В 2013 вырос еще на пару процентов, причем впервые доля ЕС в российской внешней торговле превысила 50%. В ближайшее время товарооборот может достигнуть 500 млрд долл. Объем накопленных капиталовложений стран ЕС в России приближается к 300 миллиарда долларов. В свою очередь, 60 процентов российских инвестиций, накопленных за рубежом, также приходятся на страны Евросоюза. Доля российского газа в энергопоставках ЕС, хотя и снизилась в последние годы, составляет внушительные 44%.

И именно эти экономические обстоятельства могут гарантировать, что окончательно мы с Европой все же не поссоримся.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Сергей Комарицын, политолог:

— Несмотря на все сложную ситуацию с Майданом на Украине, сложные отношения России с Британией и прочие взаимные претензии и обиды, которые можно перечислять часами, Евросоюз никогда не обойдется без нас, так же как и мы без ЕС. 500 с лишним миллиардов оборота между ЕС и Россией — это вам совсем не шутки. Мы всегда будем активно сотрудничать и сосуществовать между собой к взаимной выгоде.

Ни Китай, ни США не являются нашим основным торгово-экономическим партнером, а именно Евросоюз. Мы просто обречены быть вместе.

Алексей Макаркин, политолог:

— Никто на сегодняшний момент не может отрицать того очевидного факта, что расхождение между ЕС и Россией по целому ряду вопросов слишком большое, принципиальное расхождение. Зачастую наши интересы диаметрально противоположны.

И я думаю, что формат саммита неслучайно сокращен в этой связи. Я также не уверен, что нам удастся договориться на переговорах с Евросоюзом в Брюсселе насчет безвизового режима.

Однако что действительно может быть значимым в этих переговорах — это человеческое общение лидеров государств и процесс фиксирования точек наших разногласий. Это уже определенный и очень существенный плюс.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news