Вытянуть себя из болота за волосы «Протоном-М»
Политолог Георгий Бовт, колумнист «ВМ» / Фото: Анна Иванцова, «Вечерняя Москва»

Вытянуть себя из болота за волосы «Протоном-М»

Наука
Есть еще, оказывается, порох в космических пороховницах. А ракеты-носители «Протон-М» не только падают, но и успешно выводят в космос то, что им и положено выводить.

В данном случае – два аппарата в рамках совместной с Европейским Космическим Агентством программы «ЭкзоМарс», которым предстоит достичь через семь месяцев Марса. Это спускаемый модуль «Скиапарелли», названный в честь итальянского астронома ХIХ века Джованни Скиапарелли (соответственно, он изготовлен в Италии по заказу ЕКА, инвестиции Италии в проект «ЭкзоМарс» вообще на сегодня составили 34% общего объема). Тот как раз и занимался изучением поверхности Марса. Этот аппарат - разведчик. Он должен отработать технологию торможения и посадки, чтобы уже через два года, в рамках следующего этапа программы, отправить на «красную планету» марсоход. А там, глядишь, и пилотируемую экспедицию. Американцы, кстати, планируют примерно к тому же времени доставить на Марс свой второй ровер, вдобавок к уже гуляющему по планете «Кьюриосити», - под названием «Инсайт». А систему приземления для европейского марсохода пока разрабатывает НПО им. Лавочкина, которое в последние пару лет «гремело» разве что публикациями о масштабных хищениях и арестах его руководства. Пора уж «прогреметь» непосредственно по теме своей основной специализации.

На "Скиапарелли" будет установлена аппаратура, призванная, в частности, лучше понять природу мощнейших пылевых бурь на Марсе, которые, как помнят видевшие «художественно-научно-популярный фильм» с Мэттом Деймоном «Марсианин», доставили столько бед главному герою.

Второй аппарат - «Трейс Газ Орбитер» изучит состав атмосферы Марса. Главным образом сейчас учетных интересует природа происхождения в этой атмосфере газа метана. Распространенный на Земле, он, в частности, выделяется бактериями, животными (они «виновны» в наибольшей степени в загрязнении им, одним из «парниковых газов», атмосферы) и, извините, самими людьми. Многим хотелось бы верить, что тот примерно 1% метана в атмосфере Марса тоже произведен каким-нибудь бактериями. Так хочется удостовериться в наличии хоть какой-то жизни по соседству с нашей планетой. Однако марсианский метан может иметь и иное происхождение – в результате геологических процессов и химических реакций. Метан в атмосфере Марса впервые обнаружил как раз «Кьюриосити» в 2014 году, с тех пор надежды на обнаружение жизни или ее прошлых следов не ослабевают. Также с помощью зонда постараются установить содержание в атмосфере других газов и даже паров воды. А вдруг?

Важно то, что данный совместный проект «Роскомоса» и ЕКА, начатый еще в 2013 году, не пал жертвой антироссийских санкций. Причем «Роскосмос» при реализации своей части проекта задействовал силы и средства Минобороны России. Наше космическое «тщеславие» может потешить и то, что российская госкорпорация заменила в программе выбывшую из игры с ЕКА американскую НАСА. Причем выбывшую по финансовым соображениям. И хотя про «Роскомос» в последнее время только и слышно, как он сокращает бюджеты (в основном на программы пилотируемых полетов), на данном престижном проекте экономить не стали. Хотя, казалось бы, Марс для нас сейчас – это некая далекая «абстракция», с которой пока непонятно, что делать в нынешнее непростое для экономики и науки время. Как что делать? «Тянуть себя за волосы из болота», - как говаривал барон Мюнхгаузен.

ЕКА на Марс, в свою очередь, денег не жалеет. Несмотря на все финансовые трудности нынешней Европы, по сравнению с 2008 годом расходы на ЕКА, включая марсианскую программу, выросли на 75%. Стоимость «ЭкзоМарса» оценивается в 1,3 млрд евро. А общий бюджет ЕКА, пополняемый взносами 22 европейских стран-членов, достигает 5,3 млрд евро. Для сравнения, бюджет НАСА в 2016 году - 19 млрд долларов (но прирост по сравнению с тем же 2008 годом составил лишь 8%). Бюджет «Роскосмоса» до 2025 года составит 1,4 трлн рублей (то есть в среднем 140 млрд рублей в год). Одна из причин, по которой европейцы стараются не резать космические программы, это то, что каждое вложенное в них евро дает мультипликационный эффект в 5-7 евро инвестиций в сопряженные отрасли и новые высокотехнологичные рабочие места. Не говоря об общем повышении уровня конкурентоспособности европейской науки и технологии. Хорошо бы та же логика, наконец, восторжествовала и у нас.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции "Вечерней Москвы".

 

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news