Почему Венера — не русская, а советская планета

Наука
«Венера — русская планета, поэтому нечего отставать в исследованиях от других», — заявил глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин. И продолжил: «Там был наш аппарат, в целом там сущий ад».

Главная ставка — проект «Венера-Д», который в широкой международной кооперации зародился в 2012 году. Но до финиша далеко: миссия находится на стадии предэскизного проектирования. Впереди техническое задание, расчеты по финансированию. Хотя в Институте космических исследований РАН уже работают над посадочным модулем, в лучшем случае миссия состоится в конце 2020-х годов.

В госпрограмме космической деятельности России значатся еще несколько межпланетных полетов: к спутнику Марса Фобосу, к спутнику Юпитера Ганимеду и в солнечное пекло к Меркурию. Это настолько отдаленные планы, что даже при удачном сценарии отвечать за них будет другое поколение чиновников. Можно рисовать самые смелые перспективы, но реальность такова, что последняя удачная межпланетная экспедиция в нашей стране приходится на 1985 год.

Почему Дмитрий Рогозин назвал Венеру «русской планетой»? Как известно, главе Роскосмоса больше удаются звонкие заявления, чем реальные успехи в космосе. Его метафора навеяна далекими победами эпохи Королева. СССР первым в 1965 году совершил жесткую посадку на Венеру, а в 1970 году — уже мягкую. Именно Советский Союз сделал фотографии ландшафта, исследовал грунт, который оказался похожим на земные гранитные породы, записал звуки на ее поверхности.

Почему Венера — не русская, а советская планетаВенера — одна из самых таинственных планет / Фото: pixabay.com

На счету отечественной космонавтики — 16 экспедиций к Венере (США собрали лишь девять миссий). Кроме того, в 1985 году мимо планеты, направляясь к комете Галлея, пролетела наша межпланетная станция «Венера — Галлей», отправив в атмосферу спускаемые зонды. Это был огромный прорыв, мир рукоплескал СССР. Если уж говорить о прописке, то справедливо называть Венеру советской планетой.

Впрочем, подчеркивать свою мнимую причастность к успехам прежних поколений — любимое занятие многих наших чиновников. Что касается реальных вопросов к Венере, то первым, естественно, стоит возможность жизни на ближайшей соседке. На ее поверхности установилась адская жара — 470 градусов, давление — 100 атмосфер, раздавит крепкий орех. Прочные спускаемые зонды заканчивают свой венерианский век через час, в лучшем случае — через два часа. В атмосфере Венеры гуляют ядовитые облака серной кислоты, что делает ее непрозрачной и недоступной для наблюдений в видимом спектре. Только радиоволны и микроволновый диапазон.

Неудивительно, что вопрос о пилотируемом полете на Венеру никогда не занимал конструкторов. Даже фантасты не тешат себя иллюзиями о возможности жизни на ней. А вот над венерианскими облаками на высоте 50 км обнаружен сероводород, и, по земному опыту, это не исключает присутствия микроорганизмов. Кроме того, недавно в атмосфере нашли газ фосфин, имеющий запах тухлой рыбы: он считается маркером для поиска жизни. Русский миллиардер и бывший физик Юрий Мильнер объявил о выделении гранта для венерианских исследований. Если ученые проявляют робкий оптимизм, быть может, чиновникам следует поспешить с проектами? Не только на словах, но и на деле?..

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news