Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

О святости

Общество
Господь призывает всех верующих в Него: «Будьте святы, потому что Я свят» (1 Петр. 1:16). Как понимать эту заповедь, как правильно ее исполнять?

Примеры святости мы видим в прославленных Православной Церковью святых. За это нас нередко упрекают: «Вы молитесь святым, а это язычество». Для нас естественно обращаться не только к Богу, но и к Его угодникам, которые соединились с Ним, в которых Он живет и действует. Христос об этом предсказывал Своим ученикам: «Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин. 14:23). Спаситель говорит об обоженном человеке, в котором пребывает Сам Бог. К такому человеку, достигшему единения с Господом, мы можем адресовать свои просьбы.

Мы же просим друг друга о помощи во многих земных делах и проблемах. Тем более нам необходимо содействие в вопросе вечного спасения. Апостол Иаков призывал христиан молиться друг за друга. Святые — такие же христиане, как и мы, но уже прошедшие путь, указанный Христом, поэтому мы просим их поддержать нас на этом пути и ходатайствовать перед Господом. И когда нашим обращениям к Богу содействует молитва праведных, она много может (ср. Иак. 5:16).

Есть смысл молиться апостолу Иоанну Богослову, святителю Николаю, преподобному Амвросию Оптинскому или любому иному угоднику Божию. И они помогут. А вот людям, которые были далеки от Бога в своей земной жизни, молиться бесполезно. Они не помогут, даже если захотят. Из притчи о богаче и Лазаре мы знаем, что богатый грешник, оказавшийся в аду, пытался помочь своим братьям, но не смог. Он любил их, хотел им добра, но не знал, как это добро сделать и попросил, чтобы Бог послал к ним на землю Лазаря для вразумления, но Авраам сказал, что «у них есть Моисей и пророки; пусть слушают их» (Лк. 16:29). Богач сам не приобрел опыта единой жизни с Богом, поэтому не знал, как направить к Нему своих братьев.

У протестантов нет святых в нашем понимании этого слова. Они считают, что любой человек уже свят, если он принял обряд крещения (в протестантизме нет таинств). Такое понимание основано на том, что для святости, с точки зрения протестантов, не человеку надо измениться, очиститься от всего, что удаляет его от Господа, а, наоборот, Бог меняет отношение к человеку, когда он признает себя христианином. Раз крещаемый принял Жертву Христову, значит, Бог его простил и считает этого человека святым, хотя он по-прежнему грешит, а может и совершить убийство. Любой протестант скажет: «Я, конечно, грешник, но я свят, потому что Христос меня оправдал и уже не считает меня грешником».

Протестантское понятие святости дает успокоение и мнимую принадлежность к Церкви Христовой. Человек считает себя спасенным, думает, что в вечности его ожидает рай, и уже не надо очищать свою душу от грехов. У протестантов даже нет такого понятия. Согласно их вере, надо стараться жить праведно, чтобы получить Божие благословение в земной жизни. Разумеется, они признают только внешнее благочестие, ведь все страсти и пороки им уже заранее прощены. В протестантизме сохраняется ветхозаветное понимание праведности: о ней свидетельствуют внешний успех, богатство, здоровье и другие составляющие благополучия. В беседах и диспутах протестанты часто ссылаются на это положение. Они приводят в пример протестантские страны — Америку, Англию, говоря: «Они же самые богатые, самые влиятельные! А страны, где большинство католики или православные, не так успешны в своем развитии. Язычники живут еще хуже». Это они предъявляют как весомый аргумент своей правоты.

С католиками о пути спасения мы имеем как разногласия, так и общие представления. Причем, чем дальше человек от Бога, тем более схожими будут наши позиции. Путь грешника в Небесное Царство начинается с покаяния, участия в таинствах, молитвы, добрых дел. Но чем более человек приближается к цели своего христианского подвига, тем сильнее будет различие между католиком и православным. Особенно отчетливо это видно в канонизированных святых. Так, преподобный Сисой Великий в конце жизни сокрушался: «Не знаю, положил ли я начало покаянию своему», — а католический святой Франциск Ассизский, так же перед смертью, признавал: «Я не знаю за собой ни одного греха, которого бы не искупил исповедью и покаянием». Кардинально разные позиции!

О святости Фото: Анатолий Цымбалюк / Вечерняя Москва

Понятия о святости и путях ее достижения у нас с католиками разошлись, когда христианская Церковь разделилась на Западную и Восточную. Западным христианством отвергается православное учение о нетварных Божественных энергиях — непосредственном воздействии Бога на подвижника, приводящим к его обожению. Католики считают Божественные энергии тварными. А все тварное — это уже не Сам Бог, а нечто Им сотворенное и данное человеку в пользование, например, солнечный свет или летний дождь. Согласно их взглядам, Господь посылает Свою благодать праведнику так же, как благоприятную погоду земледельцу.

От этого и понятие святости в католичестве внешнее, определяемое количеством «заслуг». В их понимании святой — тот, кто совершил добрых дел больше, чем грехов. Такой подход ослабляет покаяние, дает повод для развития в душе тонких пороков: гордости и ее производных. В православии не подводится баланс добрых дел и грехов, потому что посчитать их невозможно. Да и Бог не занимается бухгалтерским учетом. Вспомним притчу Достоевского в романе «Братья Карамазовы»: как одно доброе дело — незначительная милостыня избавила грешницу от вечного осуждения.

Католический путь к святости для нас неприемлем не только из-за подсчета добрых дел, но и акцента на чувственности, воображаемых переживаниях многих людей, прославленных в лике святых Римо-Католической Церковью. Воображая пусть и благочестивые образы, человек тем самым творит себе идола и вместо истинного Бога поклоняется плодам своего воображения.

В православии важна степень близости человека к Господу. Спаситель наставляет, что даже когда мы исполняем все, что Он повелел, надо причислять себя к нестоящим рабам, которые делают всего лишь то, что должны (см. Лк. 17:10). Представление Православной Церкви о праведности в принципе не имеет такого понятия как «заслуги». Человек, который живет, как учит Христос, поддерживает постоянную связь с Его Церковью — это самый обычный христианин. А вот уклонение от евангельских норм, церковной жизни, совершения добрых дел — это уклонение от нормы в грех, который надо лечить покаянием.

Преподобный Серафим Саровский говорил, что трудиться над приобретением благодати Святого Духа необходимо постоянно в течение всей жизни. Сегодня же начать и заниматься этим до последнего своего вздоха. Он также говорил о том, что у каждого человека свои духовные дарования, а значит, и свой наиболее ему подходящий способ приближения к Богу. Одним это легче делать через пост, другим — через милостыню, третьим — через молитву. Монашество или посильная аскеза в миру, многодетность или воспитание приемных детей — это все разные стези, на которых человек может послужить Богу и достичь святости. Если на любом из них поступать по-евангельски, это и будет правильный путь к вечному спасению.

О вероучении других христианских конфессий надо знать, чтобы не повторять их заблуждения. Но что касается конкретных представителей других конфессий, то не наше дело критиковать их за то, как они молятся Богу, каким путем надеются обрести спасение в вечности. Может быть, кто-то из них в данный момент и заблуждается в вопросах веры и спасения, но горячо молится Богу, и его молитвы приведут его к познанию истины. История и наша современная жизнь знает немало таких случаев.

Не надо осуждать человека за другую веру, будь он католик, протестант или вообще не христианин. Об этом писал еще апостол Павел: «Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его» (Рим. 14:4). Возможно, сейчас этот человек уже на пути к Господу, Который призывает его в Свою Церковь. Мы же своими недобрыми словами, недружелюбным поведением оттолкнем его от Христа. А если сказать человеку приветливое слово, поддержать его в трудной ситуации, поделиться знанием о Спасителе, то, может быть, в свое время и он придет к Православию. Если не научимся евангельской любви, не разделяющей мир на достойных и недостойных спасения, мы не сможем приблизиться к Богу и достичь святости. Об этом стоит помнить и быть осторожными не только в своих поступках и словах, но и в своих мнениях о других людях.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты