вс 20 октября 06:43
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Юрий Лужков: Наша цель — уровень жизни, признанный приемлемым в развитых странах

Юрий Лужков: Наша цель — уровень жизни, признанный приемлемым в развитых странах

Мэр Москвы отвечает на вопросы газеты «Вечерняя Москва»

[b]— Юрий Михайлович, миновал год после трагического для страны 17 августа. Было ли это событие случайностью или власти шли к нему с настойчивой последовательностью? Как этот черный августовский день и сегодня отражается на Москве? [/b] — Случайности в политике вообще бывают редко. Вот и конструкция провала 17 августа закладывалась еще при правительстве Черномырдина. Главным конструктором был Борис Федоров, который сейчас намерен баллотироваться в губернаторы Московской области. Но, конечно, он был не одинок: пирамиду покруче мавродиевской строила целая команда реформаторов. Владелицу «Властилины» несколько лет судили — мол, чтобы другим неповадно было. Но если создатели ГКО остаются безнаказанными, новые «Тибеты» и МММ неизбежны. А для москвичей этот день был особенно черным. Конечно, соотношение рубля и доллара было в среднем по России явно завышенным. Но как раз Москва была к этому соотношению довольно близка — потому что дальше всего продвинулась к развитым странам по эффективности труда. Так что нас падающий рубль ударил сильнее всего. Хотя не было бы счастья, да несчастье помогло. Обратной стороной кризиса стало то, чего правительство не могло сделать много лет. Хотя и говорило, что хочет помочь российским производителям. Резко возрос спрос на доступную продукцию. Это дало отечественной промышленности уникальный шанс. Не говоря уже о возросшем экспортном потенциале. Но потенциал — это только шанс. Надо этот шанс еще реализовать. Падение курса рубля ничего полезного не делает автоматически. Руководители должны суметь им воспользоваться. К сожалению, сумели далеко не все. Так что кризис дал стране еще меньше, чем мог бы. [b]— Стало ли вам, руководителю столичного региона, труднее управлять в нем экономическими процессами? И способно ли городское правительство поддерживать и впредь жизненный уровень москвичей, который пока еще не опустился до общероссийского состояния? [/b] — Падение курса неизбежно опускает жизненный уровень. Разве что рублевый номинал доходов несколько вырос. По москвичам курс ударил особенно больно. Так уж сложилось, что значительную долю продовольствия в Москву поставляют из-за рубежа. Значит, велика валютная компонента в ценах. А зарплата-то рублевая! Но московское правительство превозмогает все, чтобы не просто смягчить остроту кризиса, а найти новые пути поддержания благополучия москвичей. Мы должны не просто жить выше уровня, который правительство считает приемлемым для России. Наша цель — уровень, признанный приемлемым в развитых странах. [b]— В чем причина разногласий между Кремлем и Москвой? Ведь еще совсем недавно Борис Ельцин на всю страну протрубил: Лужков — лучший мэр России, с него следует брать пример регионам.[/b] — Надеюсь, что «лучший мэр» сказано не в том смысле, в каком говорилось о «лучшем министре обороны всех времен и народов». Мы действительно много лет были с Борисом Николаевичем в близких отношениях. И в деловом плане, и, иногда, в личном. Но в то же время нынешний кризис — далеко не первый. Вспомните хотя бы, что устраивал в мой адрес Коржаков. Думаю, это противоречие связано с тем, что Москва оказалась витриной реформ. В нынешней России очень немного благополучных регионов. Наш город оказался ярчайшим примером того, как можно хорошо работать, и соответственно неплохо жить, даже в условиях реформ. Но, по контрасту, стало более чем очевидно, что сами организаторы этих реформ так и не научились работать сколько-нибудь эффективно. Да и не мешать тем, кто научился, тоже не могут. Поэтому Борис Николаевич относится к Москве, как Яков Лукич Островнов из «Поднятой целины» к колхозу. Помните? Тот, с одной стороны, как крепкий хозяин все время старался сделать что-нибудь полезное, а с другой стороны, как раскулаченный — вредительствовал. [b]— На днях закончился «предвыборный» съезд «Отечества». Каковы, по-вашему, его главные итоги? [/b] — Главный итог — расширение не только базы избирателей, но и базы избираемых. Я имею в виду не только географический охват, но и охват самых разных социальных слоев и разных — хотя и близких — политических ориентаций. То есть мы продвигаемся в направлении, которое я давно называл нашей программной целью. Мы создаем широкую коалицию центристских умеренных сил. В итоговой передаче ТВ Центра «День седьмой» 22 августа этого года Николай Травкин заявил, что наше объединение непрочно, поскольку у него в отличие от «ЯБЛока» или КПРФ нет идеологии. Но в нынешней стадии развития общества перемешано множество разнородных течений. А ведь идеология — это запрограммированная теоретическая схема. В очередной раз укладывая такую сложную страну в прокрустово идеологическое ложе, мы вновь добились бы самых трагических последствий. Мы должны двигаться осторожными шагами — и после каждого заново определять направление. В нашем движении сгруппировалось множество практиков, хозяйственников. Нащупывая пути отхода от края пропасти, мы одновременно вырабатываем контуры новой идеологии. [b]— В чем, на ваш взгляд, состоит «феномен Березовского» и следует ли всерьез воспринимать этого олигарха как негативное явление в нашей действительности? [/b] — К сожалению, начало и конец века взяли историю России в очень жестокие скобки. И самая характерная примета этих скобок — хвост, который пытается крутить собакой. Березовский — тот же Распутин. К сожалению, при нынешнем режиме на любом ключевом посту может оказаться случайная личность. Система, организованная былым политбюро, при всех идиотизмах прошлого была в этом плане надежнее. Многоступенчатая структура отбора ставила хоть какой-то барьер проникновению случайных людей на вершины власти. А Березовский выскочил на самый верх, как чертик из табакерки. Березовский — человек, безусловно, мыслящий очень изощренно (и извращенно). Созданная им система приватизации менеджмента — очередное издание мефистофельской скупки душ. Но в его личности угадывается комплекс неполноценности, который он и пытается компенсировать, подминая под себя всех, кто на это согласится. Так что проблема Березовского — это скорее проблема тех, кто ради каких-то сиюминутных благ согласен ему подчиняться. [b]— Как говорится, не хлебом единым жив человек. Какова ваша основная духовная пища, есть ли в ней «деликатесы»? [/b] — О деликатесах мне судить трудно. В физической пище трудно спутать черную икру с овсянкой. А в духовной области очень часто один считает хлебом насущным то, что для другого — редкий деликатес. На мой взгляд, творчество Василия Шукшина, давно уже необходимо, как хлеб, для любого россиянина. Или, скажем, «Тихий Дон» — великий роман независимо от того, кому его приписывают. Кстати, все его экранизации тоже очень сильны. Это бывает редко. Хотя, скажем, Никите Михалкову экранизации тоже удаются. Жаль только, времени на кино — да и на чтение — у меня сейчас не хватает. [b]— У вас, Юрий Михайлович, спортивная семья. Не обидно ли, что в спортивном рейтинге Елена Батурина, председатель Российской федерации конного спорта, обошла своего мужа, всего лишь капитана одной из городских футбольных команд? [/b] — Это совершенно закономерно. Ведь она профессионал, а я всего-навсего любитель. [b]— И в этой связи еще один, может быть, неудобный вопрос. Хотя вы и не объявляли о своем намерении участвовать в президентских выборах 2000 года, ваша супруга высказалась против того, чтобы вы баллотировались на этот пост. Такого же мнения, кстати, придерживаются и многие москвичи — им не хочется терять «лучшего мэра России». Ваше мнение на этот счет? [/b] — Может быть, потому я и не объявляю об участии в президентских гонках, что жена и москвичи против. Если серьезно, то я придерживаюсь такого же мнения. Я уже много раз говорил, что могу баллотироваться в президенты только в одном случае — если не увижу кандидата, способного помочь стране теми способами, эффективность которых давно разглядели практики. [b]— В заключение нашей беседы, Юрий Михайлович, хотелось бы спросить вас еще вот о чем. Москва накануне своего традиционного праздника — Дня города. Что вы хотели бы по этому поводу сказать москвичам? [/b] — Люди, живущие в Москве, как мне представляется, хорошо понимают, какая высокая миссия выпала на их долю. Быть москвичами не только честь, но и большая ответственность, потому что они, если угодно, являются правофланговыми России. На них, на их творческий труд равняется вся страна. В крупном индустриальном центре или маленьком городке россияне хотят учиться у Москвы преодолевать трудности, быть стойкими, целеустремленными в желании жить лучше, интереснее. И наша столица идет навстречу таким помыслам людей, где бы они ни проживали. И я верю, недалек тот день, когда все мы будем жить «по-московски» — в достатке и с верой в наше будущее. Пока же в России следует всем и вкалывать по-московски — манна ведь с неба не упадет. В день нашего городского праздника я хочу выразить москвичам глубокую признательность за их поистине созидательный труд, за то, что они с честью и достоинством несут гордое звание москвичей. [b]С праздником вас, дорогие друзья! [/b]

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?