сб 19 октября 11:24
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Гавриил Попов: Какой пирог нам нужен

Гавриил Попов: Какой пирог нам нужен

14 — 15 мая в Колонном зале Дома союзов состоится Конгресс социалдемократических сил России

[i]Накануне события один из организаторов форума [b]Гавриил ПОПОВ [/b]ответил на вопросы «ВМ».[/i] [b]— Вас не смущает, что вы и ваши коллеги хотят еще больше разнообразить политический спектр России, в котором рядовому гражданину и сейчас сложно разобраться? Ведь в избирательном бюллетене выборов в Думу было почти 50 партий и объединений? [/b] — Ну, во-первых, если социал-демократы и социалисты объединятся, то список существенно сократится. Как минимум на 10 партий. А во-вторых, идея объединения выдвигается не только в нашем кругу. Объединяются, как вы знаете, правые — в «Правое дело». Объединяются центристские группировки. Пока что объединен и левый фланг — правда, там назревает раскол. И, наконец, в-третьих, количество политических структур зависит не от них самих, а от тех, кого они представляют. Насколько консолидируются силы общества — настолько же объединяются и их политические авангарды. И наоборот. [b]— В этом случае логичен следующий вопрос: на какие общественные резервы рассчитывают социал-демократы? У кого вы собираетесь отбирать хлеб? [/b] — Вопрос этот — один из главных. Есть ли в российском обществе ниша для социал-демократов? Прежде всего я хотел бы привести один пример. 17 августа стало ясно, что запылали вклады миллионов частных вкладчиков. Казалось бы, после 10 лет опыта демократии граждане обратятся к арсеналу демократических средств борьбы: немедленно потребуют на очную ставку своих депутатов и партии. Затем — митинги, демонстрации, пикеты. Везде, вплоть до Думы, Белого дома, Кремля — пока власти не выдадут гарантии от грабительского набега олигархов, оказавшихся на деле отцами русской демократии в варианте надувавшего щеки Кисы Воробьянинова из «Двенадцати стульев». А как повели себя наши граждане? Как обычные совки социалистических времен: сначала толпой устремились к окошкам банков, затем — за товарами в магазины. При чем здесь социал-демократы? — спросите вы. Да при том, что во всем спектре политических партий, депутатов, мэров, губернаторов не нашлось никого, кто хотя бы объяснил гражданам, что мы живем не при советской власти и у нас достаточно сил и средств, чтобы посадить под домашний арест всю верхушку всех банков до тех пор, пока они полностью не вернут частные вклады в долларах. А если говорить обобщенно, то 17 августа наглядно выявило, что большинство трудящихся, большинство интеллигенции, большинство представителей мелкого и среднего бизнеса не имеют своего «политического прикрытия». Я убежден, что политическим прикрытием небюрократического большинства народа как раз и должна стать партия социал-демократов, создающая массовое объединение — Народный Фронт. Сейчас немало политически активных защитников народных интересов оказались «заброшенными» волею исторических ветров и в правые, и в центр, и в левые. Но жизнь каждый день убеждает: и правые, и левые, и центристы — это разные группировки российской бюрократии и крупного капитала. Осознав это, большинство граждан, 50—60 процентов избирателей, вообще не ходят на выборы. Так что нам не надо «перевербовывать». Надо на примерах типа 17 августа или проектов жилищных реформ показать этому молчаливому большинству, что ему опасно оставаться без политического авангарда один на один с бюрократией и капиталом. [b]— Во всех бывших социалистических странах социал-демократы после свержения тоталитарных режимов стали влиятельной политической силой. Почему Россия оказалась исключением? [/b] — На этот вопрос нет краткого ответа. Тут сплелось много причин. И то, что российская социалдемократия — столетие первого съезда РСДРП мы отмечали в прошлом году,— несмотря на свои славные традиции, потерпела поражение в 1917 году. И то, что десятки лет слово «социал-демократ» в СССР употреблялось только в смысле «социал-предатель». И роковая ошибка демократической интеллигенции России, не сумевшей немедленно после отстранения КПСС от власти уйти в оппозицию к новой номенклатуре и позволившей превратить себя в ширму для бюрократии и олигархическо-паразитического капитала. И то, что бывшая коммунистическая номенклатура сумела выдвинуть из своих рядов не только новую власть, но и левую оппозицию этой власти. Этот тандем из бюрократов — правители и левая оппозиция, ожесточенно кусая друг друга по вопросу о креслах, — сумел добиться общей сверхзадачи: удержать под контролем бюрократии как класса и действующую власть, и своего рода резервную власть. Сказалась и медлительность самих социал-демократов. Но сейчас ситуация меняется. Одна за другой теряют авторитет в народе партии бюрократии — правые, левые, центристы. Народ сначала вообще уходит от политики. Но его «достают», и он все больше понимает, что дело защиты своих интересов надо брать в свои руки. Как поет Ира Салтыкова, «а я говорю: разберусь без вас, коль дело доходит до серых глаз!..» [b]— Сейчас, в предвыборной ситуации, клянутся на верность народу и его интересам все партии и все кандидаты. Как в этом хоре «друзей народа» собираются выделиться социал-демократы? [/b] — Ну десять лет опыта участия в выборах и общения с избранниками, я надеюсь, выработали у рядовых граждан личные «тесты» для выявления подлинной сути разного рода обещаний. Ведь вовсе не трудно получить сводку того, как голосовали по самым важным для народа вопросам та или иная партия или депутат. Какие проекты вносили. Почему не превратились в реальность их прошлые обещания. Если сходили во власть и не добились ничего, то почему надо верить, что сделают при новом заходе? А если говорить о позиции социал-демократов, то я, конечно, не знаю, что решит конгресс. Но знаю, что предложил наш съезд. Приведу ряд примеров. Вот налоги. Душат любую инициативу и любые начинания. И дело тут не в том, будет ли налог 10процентным или 20. Проблема гораздо более существенная. Надо вообще поменять весь смысл налогообложения. Как когда-то поступил Петр I, заменив «кормление» подушной податью. «Кормление» не имело норм и границ, а подушная подать была ясна: заплати заранее известную сумму с каждой головы. И все, что заработано, уже к государству не относится. Не одну сотню лет тот подход способствовал развитию России. А у нас система советская. Кто работает больше и сделал больше, должен платить больше. Лодырь или махинатор без прибыли и при мизерном обороте платит минимум. Мы считаем, что налог надо брать с исходных факторов, которые были еще до начала работы: с числа нанятых работников, с объема ресурсов и т. д. И тогда у того, кто будет работать лучше, останется больше. Нужна полная реформа налогообложения. Без этого экономику на ноги не поставить. Нельзя налогами в первую очередь резать ту курицу, которая несет больше яиц. Далее. Почему весь налог надо отдавать в бюджет чиновникам? Нужны деньги на образование? Вот и зачислите в счет налогов то, что государственные и частные предприятия затратили на образование. Почему не снижать налог с граждан, которые платят за учебу сына или дочери? Думаю, что не менее одной трети налогов от каждого плательщика должно прямо поступать тем, кому государство планировало помочь: школе, спорту, культуре, инвалидам... Эти деньги вовсе не обязательно перекачивать через госбюджет. Ведь при этом немало «прилипает» и «оседает» не по назначению. И это не менее важно — чиновник, собрав с нас налог, получает право командовать, решать, что нужнее: футбол или теннис, Шилов или Глазунов. Теоретически я вижу схему: налог, условно говоря, 100. Из него 50 надо отдать в бюджет. Для армии, экологии и т. д. А 50 тоже надо обязательно отдать — но прямо: школам, музеям… Тем, кого ценю я, плательщик налогов. Или вот расходы государства. Почему о них так мало говорят? Да потому, что при дележе этих расходов между «заявителями» процветает коррупция: и политическая («своим»), и экономическая (тем, кто «отблагодарит»). Почему при решении вопроса о росте оплаты за метро или телефон не поинтересоваться: а насколько сократили аппарат службы связи и метро? Не спросить: какова средняя оплата чиновника и руководителей в этих «погибающих» отраслях? Предложений у нас много. Социал-демократы знают, как защитить интересы рядового человека. [b]— Существует устойчивое представление, что социал-демократы — это партия дележа готового пирога. Справедливого дележа, в интересах народа, но все же дележа. А так как у нас в России пирог все еще мал, то много не выкроишь для народа. Котел общий мал. Тем более если много лет страна должна вкладывать накопления в производство, а в свете югославских уроков — еще и в оборону. Волнуют ли социал-демократов проблемы страны в целом или их интересует только защита своего угла? [/b] — Более справедливое распределение, во-первых, не ослабляет, а укрепляет страну. Что может быть прочнее страны, где при поддержке социал-демократов лучше одет и обут каждый гражданин? Защищая «свой угол», «свой кусок», мы тем самым защищаем и интересы страны. В широком смысле слова. И в узком тоже: армия, опирающаяся на поддержку сплотившегося, не обремененного внутренними конфликтами и обидами на власть народа, всегда становится сильнее. Во-вторых, многие расходы «на народ», даже, казалось бы, на проедание, по существу, укрепляют экономику в целом. Возьмем транспорт. От высоких тарифов страдают большинство граждан. Разве может быть единым народ, если даже похоронить близкого человека поехать невозможно из-за цены билета? А какая будет семья, если внуков не отвезти к дедушке — из-за тех же цен. Но транспортные тарифы бьют и по экономике. Это же какая-то фантастика: в Кузбассе некуда деть уголь, в других регионах люди мерзнут. И только потому, что цена на перевозки заоблачная. Надо в 5—10 раз снизить тарифы на транспорт и связь. Пусть эти отрасли будут дотационными. Но выиграют и граждане, и страна в целом, так как появится более прочная база для сохранения единства и целостности России. Возьмем энергетику. С либеральной точки зрения надо иметь рентабельными и газ, и нефть, и уголь. В этом случае взносы отраслей в бюджет растут. МВФ, кстати, этого и добивается, подталкивая Россию к росту цен на бензин. Но есть и другая точка зрения: пойти на нерентабельность отраслей, добывающих энергоносители. Не брать у них денег для бюджета, а доплачивать их из бюджета. А за счет удешевления газа и энергии, угля и бензина сделать конкурентоспособными и более дешевыми и другие отрасли — сельское хозяйство, машиностроение, жилье и т. д. В итоге мы вместо вывоза энергоносителей сможем вывозить продукцию обрабатывающих отраслей. Появится больше шансов стать технически передовой страной. Мы наглядно видим: предложения социал-демократов по иному «дележу» — будь то энергетика или транспорт — на деле дают не только потребительский выигрыш, но и очевидный выигрыш именно для интересов страны в целом (о которых якобы пекутся наши правые, левые и центристы, допускающие рост цен на электричество, газ или на билеты на поезд, в метро и разговоры по телефону). Но есть еще один аспект в оценке социал-демократов. За последние полвека в Западной Европе появились социал-демократы нового типа, которые умеют не только правильно «делить», но и более эффективно «наполнять» котел. Именно социал-демократы и социалисты Испании и Греции организовали переход своих стран к современному постиндустриальному обществу. И сделали это потому, что народ больше доверял им, чем либералам или «черным полковникам». Ведь если социалисты говорили: больше сделать сейчас для народа не можем, так как надо ставить экономику на ноги, — им верили. И надо отметить, что рост, рывок, подъем, которые организовали для своих стран социалисты, оказался значительнее, эффективнее и с неизмеримо меньшими жертвами, чем та индустриализация, которую в нашей стране провели коммунисты с невиданными издержками в виде миллионов умерших от голода крестьян, затопленных миллионов гектаров земель после строительства ГЭС, экологически погибающих регионов и т. д. В общем, не только по вопросам защиты интересов народа, так сказать, гражданской обороны, но и по вопросам развития России, ее государственного механизма, территориального и национального устройства, армии, внешней политики, ее экономики социал-демократы имеют свои концепции. И эти концепции, учитывающие интересы не только государства, не только бюрократии, но и народных масс, глубже и правильнее. [b]— Есть ли у вас, социал-демократов, какой-то особый подход к политическим реформам? [/b] — Прежде всего это идея обязательности явки на выборы. Вы посмотрите, с каким поразительным единодушием выступают против обязательности все представители бюрократии — от правых до левых. Вы посмотрите, с каким единодушием выступают против обязательности и разного рода лидеры якобы народной оппозиции. Почему? Да потому, что всем ясно, кто выиграет от принудительной активизации избирателей. Партии бюрократии не выиграют. А партии «народной» оппозиции тоже знают, что от этой явки им ничего не светит. Вот что интересно: когда налоги платить — обязательность для всех необходима. А вот когда избирать власть, устанавливающую эти налоги, — тут без явки всех можно обойтись. Вторая наша позиция касается демократии на первом, фундаментальном этаже государства, на муниципальном уровне. Именно тут у нас меньше всего демократии и больше всего прав у местной бюрократии. Дошло до того, что и 10 процентов явки избирателей достаточно для избрания начальства. Надо навязать стране общие правила муниципальной, земской демократии. [b]— В конце мая исполнится 10 лет Первого съезда народных депутатов СССР и создания Межрегиональной депутатской группы. Можно ли сказать, что сейчас именно социал-демократы — наследники МДГ? [/b] — Мы собираемся 28 и 29 мая отметить десятилетие этих событий. Есть оргкомитет (290-23-09). А вот о «наследстве» вопрос непрост. Наследниками МДГ является и часть партноменклатуры, входившая в МДГ, и правые (часть из них — выходцы из МДГ), и некоторые левые. Но и мы, социал-демократы, — тоже из МДГ. [b]— Не кажется ли вам, что российские социал-демократы воспринимаются народом как политические пенсионеры? [/b] — Народ по мере роста его политического и социального опыта все чаще начинает оценивать не возраст, а идеи. Далее, в политике нужны знаковые фигуры, «по опыту» известные массам. Но проблема возраста — и тут вы правы — есть. И мы, старшее поколение, предполагаем на конгрессе «передать власть» более молодым лидерам. Среди них и борец за экологию Ярошинская, и разоблачитель коррупции Болдырев, и лидер интернационально настроенных слоев наших нерусских народов Микитаев, и хорошо известный депутат Думы Семаго, и многие другие. Зрелость политического движения, между прочим, проявляется и в его умении вовремя «менять поколения» лидеров и тем самым показать свою ответственность перед сторонниками. Оргкомитет Конгресса социал-демократических сил: [b]203-97-47, 203-94-04.[/b]

Новости СМИ2

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?