чт 17 октября 06:26
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Александр Курашов: «Эстафету на загранпоездку не променяю»

Александр Курашов: «Эстафету на загранпоездку не променяю»

Второе мая — Садовое кольцо

[i][b]Заслуженный работник физической культуры, радиокомментатор, судья международной категории, член-корреспондент Международной академии творчества Александр Курашов связан с эстафетой по Садовому кольцу на призы «Вечерней Москвы» всю сознательную жизнь — в этом году Александр Александрович с микрофоном в руках будет освещать ее в юбилейный, 30-й раз.[/b][/i] [i]Вдобавок восемь лет выходил на старт в качестве спортсмена, когда выступал за спортобщества «Энергия» и «Спартак». Плюс семь лет работал на ней судьей-информатором. И потому, если предлагают ему на майские праздники отправиться в зарубежную поездку, он стоически отказывается, ибо 2 мая для него — святой день.[/i] «В 60-е годы мы с капитаном милиции, также бывшим бегуном на средние дистанции, Сергеем Кирюшиным мчались впереди всех на гаишном автомобиле, откуда вели горячий репортаж, призывая москвичей, проживающих на Садово-Кудринской, Садово-Черногрязской и других прилегающих к маршруту эстафеты улицах, поболеть за спортсменов. И народ просыпался, выглядывал из окон, выходил на балконы. А как колоритно смотрелись дежурившие на каждом перекрестке дворники в белоснежных фартуках! «Матюгальник» у меня был вначале 20-ваттный, но затем добился, чтобы установили 100-ваттный: слышно сразу стало на несколько кварталов! Затем я пересел на зеленоватого цвета «рафик». Прямо с колес в 1969м вместе с Вадимом Синявским рассказывали об эстафете по «Маяку» уже на всю страну. И именно на «Вечерочной» эстафете Вадим Святославович годом позже произнес свой последний репортаж. А с 1974 года в память об одном из самых искусных мастеров радиорепортажа, великом импровизаторе и кудеснике «Маяк» вручает на эстафете свой приз — имени Вадима Синявского. Кстати, рассказывали мы о соревновании при помощи военной радиостанции «Алтай», по секретным тогда каналам связи. Эта рация размером с пишущую машинку прослужила мне верой и правдой больше 20 лет. В конце 80-х уже имевшие мобильники сотрудники безопасности посмеивались над этой допотопной техникой. Микрофон к тому времени основательно барахлил, и несколько репортажей прозвучало с пяти—десятиминутным опозданием, в записи (получал «добро», если что-либо можно было расслышать). Но мы их преподнесли как прямой эфир. На этом меня поймал обозреватель «Вечерки» Владимир Пахомов. Пристыдил. А что мы могли поделать? Сейчас, когда спутниковая связь, об этом вспоминаешь с улыбкой. А тогда оставалось лишь чертыхаться. Зато знаете, как было приятно, когда однажды в газетном отчете об эстафете большой друг «Вечерки» и ее постоянный автор Лев Кассиль упомянул мое имя. [b]— То есть сегодня для вас как для комментатора никаких сложностей при освещении эстафеты не возникает? [/b] — Если бы еще нас, журналистов, не держали на голодной пайке: сейчас самое трудное — узнать имена победителей и как меняется ситуация на этапах. Раньше меня не стеснялись и с составами команд накануне эстафеты знакомить. Но число подстав за последние годы увеличилось, поэтому участвующие в эстафете команды стараются их не афишировать, списки заранее не разглашать. Правда, слышал, что в этом году ситуация должна кардинально измениться. Дай-то бог. [b]— А как насчет традиции «выстреливать» в эфир не ровно в 12 часов, а пятью минутами позже? [/b] — Раньше мы выходили в эфир исключительно после пятиминутного блока новостей — таково было предписанное свыше расписание трансляций: новости должны были появляться через каждые тридцать минут. Поэтому и старт эстафеты давался не ровно в полдень, а в 12.05. Что поразительно, это правило остается незыблемым и сегодня (хотя ситуация на радиовещании во многом изменилась) — выстрел из стартового пистолета следует только после боя курантов. [b]— Есть ли такие моменты в нынешних эстафетах, которые у вас вызывают чувство глубокого неудовлетворения? Проще говоря, не нравятся? [/b] — Сегодня эстафета напоминает шумное семейное торжество, к концу которого хозяева так устают, что рады побыстрее избавиться от спортсменов, «распихать» подарки, отчего процедура награждения получается скомканной. Раньше победители совершали круг почета по лужниковской арене, где церемония награждения выглядела необычайно торжественно. Сейчас, считаю, из этого ритуала многое утеряно. Заметно также, как работники госавтоинспекции или по-новомодному ГИБДД, скрипя зубами, с трудом терпят то «безобразие», что каждый год происходит на Садовом кольце. Но им от этой «ноши» никуда не деться, ведь даже Василий Сталин и «красный командарм» Семен Михайлович Буденный почитали за честь быть на эстафете главными судьями. А как радуются ветераны, для которых эстафета — одна из немногих возможностей пообщаться и проводить взглядом убежавшую молодость! Правда, в 1969 году один раз за всю свою более чем 70-летнюю историю (впервые была проведена в 1927 году) эстафета не состоялась. Но это уж на совести партийных бонз. [b]— Что бы вы могли пожелать нынешним организаторам эстафеты? [/b] — Приветствую их задумку показать в ближайшие год-два соревнования по телевизору — это сразу привлечет массу спонсоров. Кстати, такой опыт уже был. В преддверии Олимпиады-80 по Садовому кольцу 2 мая пробежали марафонцы — проверяли их готовность к олимпийским стартам. Репортаж вели Ян Садеков и Раиса Панина. Но тогда, под Олимпиаду, были выделены немалые деньги. А сегодня даже лужковский ТВ Центр позволить себе такой роскоши не может. Замечу, что раньше всем легкоатлетам вручались памятные значки, которые были самым дорогим подарком. Я, например, до сих пор бережно храню значок, полученный в 1957 году. Думаю, было бы неплохо эту традицию возродить.

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше