втр 15 октября 12:39
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Я расцелую твои шрамы!

Я расцелую твои шрамы!

В Театре на Юго-Западе поставили сиквел «Анны Карениной»

[b]Неугомонный шеф Театра на Юго-Западе Валерий Белякович, поставивший у себя за тридцать лет всю драматургию мира от Шекспира до Чехова и Мрожека, в последние годы определенно тяготеет к отечественному «черному театру» — театру гиньоля, парадокса и жестокости.[/b] Началось все это, пожалуй, с «Вальпургиевой ночи» Венечки Ерофеева. Потом появился Сорокин. Автор эпатажный, скандальный, спокойно преступающий любую границу, в том числе и хорошего вкуса, но остро чувствующий нерв эпохи, ее абсурдность, алогизм, сумасшедшинку. И вот вслед за дурдомом сорокинских «Щей» — новая «юго-западная» работа и даже новый автор – Олег Шишкин. «Анна Каренина-2» — это сиквел, вариация на получившую известность тему. В коммерческом кино это обычно экшн или ужастик, что-то вроде «Кошмара на улице Вязов-4». А тут вариация по Толстому. Автор заявляет: «Паровоз и телеграф изменили мир ХIХ века в течение суток… Интуитивно ситуацию уловил Толстой и создал «Анну Каренину», произведение не только о трагической любви, но и о новой морали, порожденной паровозами и телеграфом». Телеграфа в спектакле, правда, нет, зато локомотив – шипящее, гудящее, лязгающее металлом чудище, ослепляющее зрителей пучками болезненно яркого света – одна из доминант представления. С паровоза все начинается, знакомством с технической новинкой «синема» — герои смотрят ленту братьев Люмьер «Прибытие поезда» — заканчивается. Второй навязчивый мотив – инвалидные коляски. Герои то медленно катят на них, то стремительно, по-лихачески несутся, с трудом увертываясь друг от друга. Поскольку в толстовском романе нет слов «Анна Каренина умерла», Шишкин решил, что она жива, но искалечена (Тамара Кудряшова) — после операции Анна лишается ноги, руки и глаза. Однако благородный Алексей Александрович Каренин (Алексей Ванин) не только не бросает жену-инвалида (в то время как циничные друзья советуют ее вообще поскорее уморить!), а заказывает ей протезы лучших европейских фирм – и вот Анна Аркадьевна уже двигается, ходит и даже кокетничает; супруги, например, посещают цирк, где демонстрируется необычный экспонат – бородатая женщина. Похоже складывается и судьба графа Вронского (Евгений Сергеев) — после трагедии Анны он идет добровольцем на русско-турецкую войну и получает тяжелое ранение, превращающее его в неподвижного инвалида. Третий важный элемент постановки – музыкальный. Лейтмотивом становится сентиментальная мелодия вальса «На сопках Маньчжурии», звучащая то наивно, то трагично, то мечтательно. Большинство остальных персонажей мало похожи на живых людей – это не то тени, не то движущиеся манекены. Впрочем, они и страдают, и любят. Константин Левин (Сергей Неудачин) влюбляется в калеку Анну («Дай я расцелую твои шрамы!»). В этом жестоком «фэнтези» все на достойном уровне – актерская работа (стоит особо отметить Владимира Борисова: он и хирург, и графиня Вронская, и Мария Нордстон); потрясающий свет (художник по свету – А.Коротков); музыкально-иллюстративный ряд (А. Лопухов); костюмы (И. Бочоришвили). Наиболее слабой составляющей стоит признать текст автора пьесы – Олега Шишкина. Все-таки на парадоксе и скандале далеко не уедешь. Лет пятнадцать назад «Анна Каренина2» еще могла бы поразить, но сегодня порог болевого восприятия зрителя сильно понизился. Аудитория по ходу пьесы постоянно хихикает, хотя Шишкин специально предупреждает: «Автор не ставил перед собой задачу смешить публику».

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Хамское отношение к врачам — симптом нездоровья общества

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше

Сергей Лесков

Нобелевка, понятная каждому

Георгий Бовт

Сталин, Жданов, Берия и «Яндекс»

Оксана Крученко

А караван идет…

Ольга Кузьмина  

Без запуска социального лифта нам не обойтись

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада