вс 20 октября 01:39
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Морозный Бах, горячий Дом

Морозный Бах, горячий Дом

[i]После праздников пошел «отходняк». Но все еще с привкусом новогодних настроений. И настоящие меломаны с равным удовольствием окунаются в традиции то древнерусские, то католические. Главное, чтоб музыка была хорошая.[/i] [b]Под гусли погадали[/b] Культурный центр «Дом» делает ставку на народную или «мировую» музыку. В Святки «Дом» решил копнуть культурный пласт родной земли. Сергей Старостин – народник со стажем. Правда, его колокольцы, гусли и собранные по деревням диковинные напевы известны больше где-нибудь в Париже, чем в Москве. Однако и у нас любителей древнерусской музыкальной старины оказалось достаточно для того, чтобы до отказа забить «Дом». Старостин, наверное – одна из самых понятных и интересных фигур современной отечественной музыки (не обязательно народной). Все его проекты ясны. Вот красивые песни с болгарским хором «Ангелите». Вот – выгодная и профессиональная история самого удачного экспорта этнической музыки под названием «Вершки да корешки» (с Волковым и африканцем Моллой Силлой). Сольное же творчество Старостина и вовсе выглядит безупречно: весь его репертуар или, по крайней мере, тот, что был представлен в «Доме», разумно удален как от категории песен типа «Ой, мороз, мороз», так и от сложных древнеславянских духовных песнопений. Старостин умудряется где-то находить песни одинаково понятные и интересные, а с контрабасом Волкова его музыка окончательно выходит за рамки скучного этнического формата, оставаясь, впрочем, вдалеке и от популяризаторства «Ивана Купалы». Музыкальное великолепие в «Доме» завершилось массовым гаданием. Одна из участниц хора колдовала на сцене, и с шутками и припевками одаривала кого внезапным обогащением, кого скорым замужеством или даже рождением ребенка. Публика с охотой принимала участие в процессе и восторженно аплодировала. Вообще странно, что годы советской власти, так долго и тщательно искоренявшей русскую культуру (которая каким-то непостижимым образом оказалась неразрывно связанной с православием и вообще с религией), не смогли до конца вытравить из русских людей эту самую «народность». Сейчас ведь музыканты, специализирующиеся на аутентичном исполнении русской народной музыки, становятся моднее самых популярных диджеев. Как будто мало того ажиотажа, с которым в Коломенском гуляют на Масленицу и, раздевшись, лазают по столбам за сапогами. [b]Много-много Девы Марии[/b] В римско-католическом кафедральном соборе на Малой Грузинской прошел уже привычный здесь концерт духовной музыки. Очередь за билетами выстроилась через весь храмовый двор, хвост вылезает на улицу. Мороз, ветер, темно, очередь еле движется. Народу столько, что кажется, будто будет не хор с органом, а Мадонна с новым альбомом Confessions on a dance floor. После часа жуткого холода все же удается попасть к кассе – билетов, конечно, уже не осталось. Есть только, как говорит кассирша, «дополнительные стульчики» по 150 рублей. Какие могут быть «дополнительные стульчики» в католической церкви – непонятно, но приходится брать именно их. Внутри церкви воздух оказывается немного теплее, чем на улице, народ сидит в шубах и пуховиках. Внутреннее, рождественское убранство собора выглядит мрачновато. Пара, кажется, наспех наряженных елок, нетвердо стоящих на ногах, и мишура на люстрах. Все это вместе – огромное количество мерзнущих людей, грустно свисающая мишура и величественное пространство католической базилики – наталкивает на невеселые мысли. Представляется военное время, в частности, конечно, последняя молитва прихожан перед эвакуацией. И вот начинает петь хор. Тут надо сказать о программе. В ней, конечно, пара органных произведений Баха, одна месса Шуберта, Ave Maria Брамса, а также Сен-Санс, Беллини, Бизе, Вивальди и даже Вила Лобос. Вообще самые лакомые куски мировой классики относятся как раз к духовной музыке, поэтому ходить на такие концерты всегда можно смело, опасаясь лишь некачественного исполнения. Впрочем, на этом концерте с исполнением дела обстояли совсем неплохо. Хор, о котором уже зашла речь, пел просто-таки хорошо, хоть и приписан к Московскому государственному педагогическому университету. Единственная претензия, которую можно было бы предъявить – тотальное посвящение Деве Марии: хор практически все время пел два слова – Ave Maria, что, прости меня, Господи, чревато некоторым однообразием. Неожиданно ситуацию спасло сочинение Сергея Воронина «Богородице Дево, радуйся» – русский язык странно сочетался с органом (на котором играл Игорь Белоконь), да и исполнена хором МГПУ эта молитва была, пожалуй, увереннее остальных. Очень достойно и сдержанно (что, видимо, необходимо для исполнения духовной музыки) звучало меццо-сопрано солистки Большого театра Светланы Белоконь. Обычные для этого тембра пафосные раскаты невыносимого форте были благоразумно отложены. Вообще концерт, несмотря на некоторые недочеты (например, заметный русский акцент хора МГПУ в латинских песнопениях) получился простым и красивым. Ну и что, что холодно, зато народу больше, чем на Гришковце. А Бах вообще становится сам собой только под храмовыми сводами – и ничего, что орган звучит резковато. Слушать его все равно надо в церкви, а не в похожем на спорткомплекс Международном доме музыки.

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?