вс 20 октября 06:41
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Пора, пора! Рога трубят!

Пора, пора! Рога трубят!

Не попадись Пушкину на дороге поп и заяц, он вышел бы на Сенатскую площадь

[b]Смотрите завтра, в 22.05, на канале ТВ-центр художественно-документальный шедевр поэта Александра Пушкина, режиссеров Камы Гинкаса, Марины Чудиной, актрисы Марины Нееловой, оператора Максима Тарасюка и генерального продюсера Натальи Стеценко — фильм-поэму «Граф Нулин».[/b] [i]-Что же это ты, Степаныч, делаешь! — застыдил, разволновавшись, барин извозчика. — Неужели, темнота, не знаешь, что повстречать на пути священника — все равно, что об...я! А заговорить с попом — тем паче. Давай-ка, братец, разворачивай! Вернулись в Михайловское. Суеверный путник приказал не распрягать — хотелось в Питер. Глянул в зеркало, перекрестился: — Едем! И поехали. Ослепительное солнце разгоняло сладкую дорожную дремоту. — От я тя! — возница рявкнул так, что распугал сидевших на деревьях птиц. Проклятье! Заяц! Александр Сергеевич приподнялся, развязал башлык и, глядя прямо в желтые безвольные глаза косого, мысленно приказал оцепеневшему бедняге не выбегать на дорогу. И у зайчишки сдали нервы, мерзавец заметался и вдруг рванул, пересекая путь. — Степаныч... — Ась? — Все против нас! Ямщик засуетился: — Да задери его кобель, зверюгу! — Нет, не судьба...[/i] [i]Поэт добрался до Михайловского, сел за стол и написал одну из своих самых утонченных, емких, зажигательных поэм, никак не связанную по названию и теме с давешним отчаянием.[/i] ...Вернемся в наш отнюдь не утонченный мир. К жалкому, местами облысевшему чучелу зайца, подбитого охотником в 1825 году в двадцати километрах от села Михайловского и чудом сохранившегося в одном из московских музеев. Все почему-то думают, что это тот самый заяц, что уберег суеверного Александра Сергеевича от каторги (казни). Его увидят миллионы телезрителей так же, как старое зеркало в дивной оправе, мебель и прочие подлинные вещи пушкинского времени. Перевернули всю Москву — собрали! Главную и единственную роль в фильме-поэме сыграла [b]Марина Неелова[/b]. Уникальная актриса, у которой есть сочетание искрометного юмора — с глубиной, драматизмом, легкости — с умом, эксцентризма, почти клоунады — со страстью. Неелова долгое время считала: кино «Граф Нулин» никто снимать не будет, потому что это не кино. — В жизни все, наверное, — случайность... которая должна была случиться, — говорит актриса. — Я люблю эту поэму, то и дело к ней возвращаюсь, перечитываю: как же я без этого так долго жила! А прошло всего несколько месяцев... И вот я не просто читаю, я — там. Со своим автомобилем, в своем французском пальто с серебряными пуговицами, в своих перстнях. Актриса в «Графа Нулина» играет! Играет с пространством его текста, с пространством времени, с пространством Пушкина, с собственными таинственными, нееловскими, женскими пространствами. Мы помним поэму в замечательном прочтении Сергея Юрского. Мужская версия — другая. И теперь «Граф Нулин» требует женской версии. — Читаю и думаю: почему эти простые, в общем-то, слова, которые могла бы сказать я, мог бы сказать кто угодно, но сказал один Пушкин, соединившись вместе, стали гениальным произведением? Воистину: все гениальное просто! Знаете, в чем для меня главное отличие классической драматургии от современной? Играешь, играешь современную вещь и… исчерпываешь, как будто из него все выжато. А классику — как будто то и дело поворачиваешь за угол и удивляешься: «А этого-то я еще не знала!.. И этого!.. А там такая глубина!..». Съемки «Графа Нулина» закончились. Но если бы мы вдруг стали заново заниматься фильмом, то нашли бы другое его решение, потом третье, четвертое... Это же Пушкин! Для Телекомпании «Игра» съемки фильма могли стать более чем риском: не было ни аналогов, ни спонсоров. И хотя там работают азартные люди, которые не боятся проиграть, все решила случайность. Однажды генеральный продюсер телекомпании Наталья Стеценко познакомилась с петербургским режиссером-документалистом Мариной Чудиной. Както для красного словца процитировала: «Пора, пора! Рога трубят...». Стеценко тут же продолжила: «Псари в охотничьих уборах / Чем свет уж на конях сидят, / Борзые прыгают на сворах...». «Граф Нулин»! Чуть ли не в тот же вечер Марина Неелова читала по телефону «Графа Нулина» своему приятелю — театральному режиссеру Каме Гинкасу. Читала так, что мрачный Гинкас хохотал и от хохота плакал. Все остальное — тот же случай: все эти люди сошлись. — Понимаю Стеценко, понимаю Чудину, понимаю Неелову. Но вас, Кама Миронович, не понимаю. Режиссер, известный своими трагичными, заставляющими содрогаться спектаклями, и вдруг — пустячный анекдот Александра Сергеевича Пушкина о несостоявшемся деревенском адюльтере. — Сам себе удивляюсь! В театре я ставлю по Пушкину «Казнь декабристов» — технологию и психологию казни. Ставлю спектакль «Пушкин. Дуэль. Смерть». Следите за мыслью? — Это страшно! — Это то, что меня всегда интересует. Я живу среди тем такого рода. Но дело в том, что именно Пушкин перевернул мою жизнь. И я ему верю. Александр Сергеевич вывел меня, безработного, безденежного ленинградского режиссера, на московские сценические подмостки — я поставил тогда спектакль «Пушкин и Натали». Он сделал меня нужным для зрителей, для театральной общественности, потом —известным. Открыл двери за рубеж. Пушкин стал моим талисманом. И одновременно моим учителем. — Чему же, интересно, вас научил поэт? — Не быть занудой. Помнить, что даже самые мрачные темы мрачны постольку-поскольку. Жизнь интересна, и не надо замыкаться в проблемах, тем более в страшных проблемах. Они не должны заменять, затмевать того же «Графа Нулина» и его легкомыслия... — Ничего себе — трактовочка Пушкина! — И все же в явлении «Граф Нулин» есть нечто, что привело меня именно к этой поэме. Это потрясающее совпадение времени написания поэмы с событиями на Сенатской площади! Не будь попа и зайца, поэт приехал бы 14 декабря 1825 года в Санкт-Петербург прямо к Рылееву и наверняка выступал бы вместе со своими друзьями на Сенатской площади. Значит, был бы сослан. А скорее всего повешен. А вместо этого он сел и написал чудесное произведение. Такова поэма в своем полном эмоциональном, глубинном смысле. В этом — Пушкин. Открою секрет: фильм-эксперимент снимался в старинной княжеской усадьбе XVIII века в Нескучном саду на Ленинском проспекте. Вообще-то вариантов было предостаточно. Но сердца четырех одновременно дрогнули при скрипе старой деревянной лестницы в библиотеке, что в Нескучном. — Вид из окна — так сто с лишним лет назад и было... — добавляет Марина Неелова. — Река, деревья — было. Вон оттуда поднималось солнце. И точно так же, как сейчас, оно заливало эту комнату…

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?