вс 20 октября 01:40
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Шесть кошек Николая Коляды

Шесть кошек Николая Коляды

Он пишет про то, что знает

[i]«Я пишу как умею, про то, что знаю», — говорит екатеринбургский драматург Николай Коляда, известный московским театральным зрителям по спектаклям «Современника» «Мурлин Мурло», «Мы едем, едем, едем…», по виктюковской «Рогатке», по «Старосветской любви» в постановке Валерия Фокина.[/i] [i]К своим 42 годам Н. Коляда написал 68 пьес (из которых 34 поставлено в разных городах России и за рубежом) и успел возглавить литературно-художественный журнал «Урал». Между прочим, с июля прошлого года его тираж вырос — с 300 до 1700 экземпляров. Стало быть, он хороший редактор. Но это еще далеко не все о Николае Коляде. Он — режиссер. Его девятый спектакль «Уйди — уйди!» репетируется сейчас в «Современнике». Сразу скажем, что именно этим спектаклем, работу над которым намечается закончить в начале июня, «Современник» завершит наш XI театральный фестиваль. Кроме всего прочего, Николай Коляда — педагог, готовящий драматургов в институте театрального искусства. У него обучается 14 человек, и особенно счастлив он бывает, когда его ученики делают видимые успехи. И, наконец, пятая ипостась Коляды: он член жюри «Золотой маски». Вот с таким человеком мы и встретились за кулисами «Современника».[/i] [b]— Скажите, Николай, какое из ваших занятий занимает больше всего времени? [/b] — Журнал. На него уходит целый день. [b]— А как же вы решились покинуть его на время репетиций в Москве? [/b] — Так я написал подробный план — что, кому и как делать… [b]— А театр? Когда вы им заинтересовались? [/b] — В 15 лет. Из села Красногорьковка Кустанайской области я после 8-го класса отправился в Свердловское театральное училище. Не от большого ума, конечно. Я думал, что артисты — очень богатые люди… А семья наша была бедная, крестьянская. Из училища попал в академический свердловский театр. Играл Лариосика в «Днях Турбиных» и другие роли. Сейчас, вспоминая тот момент, я могу только сказать: «Слава Богу, что я пошел в театр, потому что это единственное место, где можно себя реализовать». Тогда же я очень сильно пил водку, и меня выгнали в 1983 году. Был монтировщиком декораций, осветителем, работал на вахте. Тогда же я поступил в Литературный институт в Москве, выслав рассказы на конкурс. В 86-м вышла моя первая пьеса «Играем в фанты», и ее поставили 90 театров. [b]— А как же вы бросили пить? [/b] — Деньги стало жалко пропивать. Вот и перестал. [b]— Известно, что 5 лет назад в Екатеринбурге состоялся фестиваль «Коляда-плейз». В ваш город приехали 18 театров и ежевечерне на 5 площадках с вашими пьесами выступали труппы российские и зарубежные. Можно сказать, вам очень везет в жизни.[/b] — Это как смотреть. С одной стороны, везет. С другой — критика нападает: «Такие эпатирующие пьесы!» Вот и сейчас будут ругаться. «Пьеса про уродов», — скажут. А у меня — что? У меня встречаются по брачному объявлению двое немолодых, повидавших разное в жизни людей. И все же сохранивших наивную крупицу веры в счастье. «Ну где оно, счастье? — скажет героиня.— Ну где же оно? У кого-то же оно есть, люди!?» «Растрогайте и рассмешите меня», — требовал от театра Кугель. Я тоже хотел бы растрогать и рассмешить зрителей. По крайней мере, когда я писал эту сцену, я плакал. Может, получится передать это в спектакле, тем более что играют в нем такие замечательные артисты. [b]— Свершится премьера, отгремят аплодисменты, и поплачут, если повезет, зрители. И вы вернетесь к близким? [/b] — Да, я уже по ним соскучился. У меня шесть кошек, и я живу с ними один.

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?