втр 22 октября 07:39
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Прийти по-английски

Сергей Собянин рассказал о планах по созданию новых выделенных полос в Москве

Владимир Жириновский высказался за введение многоженства в России

СК опубликовал видео с места обнаружения тел депутата и ее семьи в Подмосковье

Вильфанд сообщил, сколько продержится теплая погода

Названы пять лучших марок автомобилей для русской зимы

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Нагиев впервые в истории «Голоса» встал на колени перед участницей

Владимир Соловьев попал в Книгу рекордов Гиннесса

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Ректор Института им. Б. В. Щукина рассказал о «дедовщине» в своем вузе

Кончаловский трогательно поздравил младшего брата с днем рождения

Прийти по-английски

Чего не хватает московским театрам?

[b]На протяжении девяти дней в Центре Мейерхольда показывались спектакли, проходили читки, мастер-классы, встречи с режиссерами и драматургами. Столица знакомилась с британской драматургией.[/b] «Новая драма» перестала быть просто фестивалем. Поток современных пьес и спектаклей уже не умещается в рамки одного смотра. Поэтому «новодрамовцы» проводят множество мероприятий в течение сезона. Так, осенью «Новой драме» было представлено несколько свеженаписанных и переведенных британских пьес. И вот давешний «Британский день» вылился в отдельный фестиваль, организованный Британским советом совместно с «Новой драмой». И теперь и у профессионалов, и у зрителей сложилось вполне внятное представление о современной британской пьесе. Стало очевидно, что едва ли не основная проблема – слишком медленный поиск нового сценического языка. В результате – изрядное несоответствие текста и зрелища. Печальные примеры были и на нынешнем фестивале. Англичанин Стивен Рентмор поставил в омском «Пятом театре» пьесу Мартина МакДонаха «Калека с острова Инишмаан». Обаятельная и сердитая история о людях из ирландской глубинки, мечтающих о недостижимом, воплотилась в спектакль добротный, но скучноватый. Неторопливый, перегруженный бытовыми подробностями. Примиряли с происходящим некоторые актерские работы – Анастасии Шевелевой в роли местной стервы Хелен и Алексея Погодаева в роли калеки Билли. А новосибирский «Красный факел» показал одну из лучших на фестивале пьес – «Порцию Кохлан» Марины Карр, предложив интереснейшее пространственное решение. Художник Олег Головко поместил на сцене гигантскую раковину-жемчужницу, служившую и помостом, и экраном. Пространство – вроде бы незыблемое, но насквозь непрочное – уходит из-под ног, расплывается красками, символизируя шаткое душевное состояние заглавной героини. Увы, актрисе Елене Ждановой – Порции – равно как и другим исполнителям, герои не дались. Получилась история людей, страдающих на пустом месте. Но уж больно пьеса мощная – возможно, сила текста выведет актеров на верный путь. Самое печальное зрелище представлял собой спектакль «Собачье счастье» (который многие зрители, читавшие афишу, упорно именовали «Собачьим сердцем») театра «Парафраз» из Глазова. Умная, страшная пьеса Лео Батлера о праздновании Рождества в семье, давно разорванной по всем швам, впрямую перекликается со знаменитыми сочинениями Эдварда Олби. А у режиссера Дамира Салимзянова она превратилась в дешевый бессмысленный карнавал. Засыпанное блестящими предметами пространство, диковатый клоунский грим у актеров, раздражающее педалирование каждого слова… До смысла текста, а тем более происходящего на сцене, добраться было не суждено. Постановщику со столь буйной фантазией можно только посоветовать обходиться вовсе без текста. Особняком на афише стояла еще одна версия «Калеки с острова Инишмаан», поставленная Михаилом Бычковым в своем Камерном театре в Воронеже. Никогда не увлекающийся бытом, Бычков не изменил себе и здесь. Не стал для режиссера важным и национальный колорит. Он придумал мрачную историю о Богом забытой глуши, где люди почти потеряли человеческий облик. Две тетушки главного героя (Татьяна Чернявская и Татьяна Сезоненко), одетые в черное, – не то ведьмы, не то монахини – ежедневно исполняют ритуалы, смысл которых ясен только им. Калека Билли (Борис Алексеев) – с вывернутой душой, озлобленный и умный, напоминает самых ярких героев «новой драмы» всего мира. Любые человеческие проявления здесь редки – и из-за этого ценятся на вес золота. Кажется, эти герои живут в постоянном полумраке и давно забыли, как выглядит солнце. Однако у каждого в душе есть свое маленькое светило. Собственно английских опытов на фестивале оказалось три. Помимо актерского дебюта Марка Равенхилла (его блестящим спектаклем «Продукт» открывался смотр), были показаны работа Тима Крауча (театр News From Nowhere) «Дуб у дороги» и спектакль «После конца» (пьеса Денниса Келли, режиссер Роксана Сильберт, театры Paines Plough и Bush). Последний – история двух молодых людей в замкнутом пространстве, напоминающая «Коллекционера» Джона Фаулза – выглядел качественным коммерческим спектаклем, незатейливым и живым. Как не хватает такой драматургии на московских подмостках! (Пока что британские пьесы куда активнее осваивают в провинции.) И было бы правильно, если бы после фестиваля ситуация начала меняться. [b]На илл.: [i]Сцена из спектакля «Калека с острова Инишмаан» в постановке Михаила Бычкова, воронежский Камерный театр.[/b][/i]

Новости СМИ2

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало