Подземные галереи и тайные ходы Лубянки. Как на месте балагана оказался Политехнический музей, а старинный храм превратился в Музей Маяковского
/ Фото: «Вечерняя Москва»

Подземные галереи и тайные ходы Лубянки. Как на месте балагана оказался Политехнический музей, а старинный храм превратился в Музей Маяковского

История

Сегодня мы на Лубянке, в одном из самых памятных мест столицы. И громких. Не потому только, что здесь находится известное всем здание, которое в просторечии зовется коротко — Лубянка.

ВМЕСТО ИЗВОЗЧИКОВ — ТАКСИСТЫ

Корни этого красивейшего места уходят глубоко в историю. Тихие старомосковские улочки стекаются к Лубянской площади, переулки со звучными, вкусными именами…

— У Лубянки непростая судьба, — говорит Мила, пока мы медленно идем от Никольской к Лубянской площади, — в XVII веке она стала площадкой для Медного бунта, здесь разворачивались бои под командованием Минина и Пожарского.

По прямому широкому Театральному проезду мимо нас неслись машины, сливаясь в единый поток у Новой площади. А когда-то, два века назад, на ее месте был настоящий извозчичий двор. Биржа карет тянулась от Мясницкой до Большой Лубянки — сплошная вереница легковых извозчиков, толкущихся около лошадей. На их место пришли троллейбусы. Девятый, двадцать пятый, шестьдесят третий едут неспешно, позванивая, негодуя на подрезающие автомобили.

Обойдя площадь, мы оказались на углу Мясницкой и Лубянского проезда, где когда-то высился храм Гребневской Божией Матери. Раскопки в подклете церкви, проводившиеся незадолго до революции, обнаружили там подземную галерею, белокаменные тайные ходы и кирпичные склепы.

— Снесли храм в 1935 году, аккурат в Вальпургиеву ночь — 1 мая, — рассказывает мне спутница, — вопреки ходатайствам прихожан. Объяснили — так надо Родине и Метрострою. В том месте как раз прокладывалась первая линия московского метро. На образовавшемся пустыре водрузили будку-шахту для вентиляции метро. И только в 1980-х годах на том месте выстроили огромное здание для Вычислительного центра КГБ, рядом с книжным магазином «Библио-Глобус».

Сейчас на этом месте висит табличка, напоминающая об этом центре, а в здании расположился Музей Владимира Маяковского. Торговля здесь кипит: старички приносят старые книги из своих домашних библиотек, заботливо раскладывают прямо на бордюрах. Отдают дешево — говорят, чего им пылиться в шкафах.

— Что в этом здании? — переспрашивает меня, стряхивая снег с «Первоклассницы» Шварца в оранжевом переплете, один из книгопродавцев Иван Сергеевич, укутанный в полосатый шарф. — Да КГБ, простите, ФСБ!

А вот в музее поэта пролетарской революции историю знают отлично.

— В старину храм занимал кусочек нашего здания, — рассказывает замдиректора по науке Музея Маяковского Надежда Морозова, — в память о нем у нас есть ма-а-аленькая экспозиция.

ДОНСКИЕ РАКИ И ХИТРОВСКИЕ ТРАКТИРЫ

Двигаясь вдоль Лубянского проезда, мы с Милой оказываемся на Новой площади. Здесь, в маленьком скверике напротив Политехнического, где сейчас лежит Соловецкий камень в память о жертвах тоталитарного режима, располагался дом Шипова, в народе называвшийся Шиповской крепостью. Ее трактиры-притоны — колыбель жулья с Хитровки. Гиляровский писал: «Позади крепости был огромный пустырь, где по зимам торговали с возов мороженым мясом, рыбой и птицей, а в другое время — овощами, живностью и фруктами». Весной — огурчики и зелень, летом — ягоды, осенью — плоды, главным образом яблоки, а зимой — мороженой рыбой. И круглый год — только представьте это великолепие! — живыми раками, которых привозили с Оки, Волги и Дона. Крики разносчиков, извозчиков, разноголосица и суета. Тут же, близ крепости, был деревянный балаган со зверинцем, в котором обитало по тем временам чудо заморское — слон. Словом, колоритное было место. На место рынков пришли сетевые магазинчики, торговый центр «Наутилус» — только дорогу перейти. Где найдешь все, что душе угодно. Без криков и суеты. А на месте пустыря сейчас — сиротливый Политехнический музей.

— Ой, правда, цирк был? — удивилась руководитель отдела выставок музея Ирина Тарасова. — Что-то такое слышала, но точно не помню. Может, сотрудники разговаривали? Историю музея знаю прекрасно, а вот история самого места, Лубянки, увы, никогда не интересовала…

ОТ БЕЗМЯТЕЖНОСТИ К «ДОМОМУЧИТЕЛЬНИЦЕ»

Сделав круг и вернувшись к Мясницкой, мы углубились в россыпь переулков. Лучников, Большой Златоустинский, Фуркасовский, Кривоколенный, Сретенский переносят на столетия назад. Маленькие кривые улочки, уводящие вниз, маленькие магазинчики с убранными по-новогоднему витринами. Уголок старой безмятежной Москвы. Архитектурная роскошь вокруг радует глаз — Большая Сибирская гостиница, усадьба Черткова небесного цвета, Императорский московский почтамт, дома Веневитинова, Шухова, Карамзина… Когда-то эти места славились обилием доходных домов и трактиров. Теперь здесь жмутся друг к дружке многочисленные кафе, закусочные и сувенирные лавки и гремит ночной клуб «Пропаганда». Бойкое, кипучее место.

— Девушка, на лекарства 38 рублей не хватает! — просит милая старушка в платочке.

— Последний день распродажи и небывалых скидок! — зазывает промоутер у обувного.

Блестит новогодними витринами дорогущий магазин фарфора — не желаете тарелочку с оленями или елочную игрушку искусной ручной работы?

Поднялись чуть вверх по Большой Лубянке. Здесь в XVIII веке на углу Кузнецкого Моста и Большой Лубянки, в глубине двора дома номер 20, начиналось огромное владение Салтычихи — мучительницы и душегубицы, помещицы Дарьи Салтыковой, замучившей почти 200 своих крепостных.

— По мнению некоторых историков, данные об адресе не совсем верны, — уточняет Мила, — правильнее говорить о доме номер 15 или 22.

Там теперь павильон станции метро «Кузнецкий Мост», в крикливом дворе, который окружают лоточки и сомнительные магазины и забегаловки. Странное место. Неуютное.

— Как вам сказать, — говорит контролер Галина Романова, поправляя фирменную шапочку, — стены тут какие-то… давящие. Нечисто, что ли, как-то. А между прочим, на работу уборщиков еще никто не жаловался.

УЖАСЫ ТАЙНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ И НОВОГОДНЯЯ ЕЛКА

Еще в начале XVIII века на Лубянской площади, в том самом месте, где располагается здание ФСБ, были каменный дом и большой двор мингрельских князей Дадиани. Спустя столетие новым хозяином дома стал известный гравер и художник Николай Мосолов.

Человек одинокий, он жил один в огромной квартире главного корпуса, а флигеля и дворовые строения сдавались под различные
заведения.

В одном из них был знаменитый гастрономический магазин Генералова, в соседнем — трактир Гусенкова, во втором и третьем этажах — меблированные комнаты. Здесь же, на углу Мясницкой и Лубянки, располагалось страшное детище Екатерины II — Тайная экспедиция. Обер-секретарем Тайной экспедиции был назначен сыскных дел мастер Степан Иванович Шешковский, который создал целую систему допроса с пристрастием, про которую рассказывали ужасы.

Гиляровский пишет, что при сносе этой части здания в начале XX века открылись мрачные подвалы со скелетами на цепях, в стенах — каменные мешки с останками узников. Забитый землей подземный ход привел его в одну из тюрем Тайного приказа, где были обнаружены темницы и пыточные.

Именно здесь при советской власти расположилась внутренняя тюрьма службы безопасности…

У каждого исторического места есть память. История дома на Лубянке породила много толков и суеверий. Например, Николай Ежов, услышав подозрительные шорохи, стрелял из нагана в темные углы своего кабинета. Когда Ежова арестовали, то обнаружили пулевые отверстия в полу и на стенах. А вот Лаврентий Берия показывал себя несгибаемым атеистом. Таинственные стоны, вздохи и шорохи не смущали наркома. В таких случаях он начинал читать стихи или громко петь.

С генералом Виктором Авакумовым у нечистой силы установились панибратские отношения. Он любил по ночам выпивать у себя в кабинете и всегда оставлял в шкафу недопитую бутылку водки или коньяка. Утром бутылка была пуста...

— Лен, а какое здание выше всех в Москве? — вдруг спрашивает моя спутница, повернувшись ко мне. Я, отрываясь от мистических размышлений, пытаюсь что-то выудить из памяти. Не получается.

— Лубянская площадь, 2, — отвечает Мила, — с его крыши видно Колыму. Горькая шутка 30-х годов.

Постепенно перед нами вырастала громада «Детского мира». Возведенный в 50-х годах прошлого столетия, в 2008 году его закрыли на реконструкцию. И хоть открыть его планировалось еще в прошлом году, он все еще стоит в строительных лесах… А когда-то в его центральном зале чудесным образом вырастала огромная елка, увешанная игрушками. Все дети точно знали — главная елка Москвы находится в «Детском мире»…

Так, размышляя над наступающим Новым годом, елками и стройками, мы шагали по Лубянскому проезду,
уходящему вниз, вглубь Китай-города, чтобы слиться с Варваркой и Солянкой. К местам когда-то самых знаменитых на всю Москву питейных заведений. Туда, где начнется наша следующая экскурсия.

СПРАВКА «ВМ»

Комплекс зданий ФСБ. ФСБ принадлежит несколько зданий на Лубянке, составляющих ансамбль. Разбросаны они по Большой и Малой Лубянке, а главное здание, фасадом выходящее на площадь, с XIX века претерпело бессчетное число перестроек. Здание органов госбезопасности на Лубянской площади было основным в ансамбле с 1919 по 1991 год.

В настоящее время входит в комплекс зданий ФСБ России на Лубянской площади, в начале улицы Большая Лубянка, дом 2.

Сейчас основным зданием ФСБ является построенное в начале 1980-х годов административное здание серого цвета на противоположной стороне улицы по адресу: Большая Лубянка, 1/3.

Большая Лубянка, 12, — это здание построено в 1931 году архитекторами И. А. Фоминым и А. Я. Лангманом как жилой дом спортивного общества «Динамо», впоследствии перешло к НКВД ГПУ, за исключением первого этажа,
где располагался известный гастроном № 40. Ныне принадлежит ФСБ, на первом этаже — гастроном «Центральный» сети «Седьмой континент». На Малой Лубянке, 9, расположилась поликлиника ФСБ, здание постройки 1990 года.

Сретенский монастырь. Православный мужской ставропигиальный монастырь в честь Сретения Владимирской иконы Божией Матери. В комплекс на Большой Лубянке входят административное здание, жилой и доходный дом постройки 1899 года.

Государственный музей В. В. Маяковского. Музей в Москве, мемориально-литературная экспозиция, посвященная российскому и советскому поэту, одному из крупнейших представителей русского авангарда Владимиру Маяковскому. Открыт в 1974 году.

Во дворе дома № 6 по Мясницкой улице (на месте нынешнего «Библио-Глобуса»), где располагался жилой дом и в 1919–1930 годах жил Маяковский. В этом доме Маяковский покончил с собой.

Усадьба «Дом Черткова». Главный дом усадьбы. Построен он во второй половине XVIII века для генерал-майора Салтыкова. В 1831 году его владельцем стал полковник Чертков.

Политехнический музей — создан на основе фондов Политехнической выставки 1872 года.

Соловецкий камень — памятник жертвам политических репрессий в СССР был установлен в сквере у Политехнического музея в 1990 году.

Храм Георгия Победоносца в Старых Лучниках — храм и Лучников переулок получили свое название от урочища, в котором селились мастера, изготавливающие луки. Первое письменное упоминание деревянного храма относится к 1490 году.

Католический храм Святого Людовика — один из двух действующих католических храмов столицы. При церкви действует воскресная школа, скаутское движение. Основан в 1791 году.

«Библио-Глобус». В 1957–1992 годы — магазин № 120 «Книжный мир». Один из самых крупных книжных магазинов в России.

Google newsGoogle newsGoogle news