втр 22 октября 09:35
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Ветеран авиации: мы не учим летчиков управлять самолетом

Более тысячи человек поучаствуют в «ГТО с учителем»

«Вия» и «Идиота» бесплатно покажут москвичам

СМИ: В РФ рекордно упал спрос на бензин

Мужчина напал с ножом на шестерых человек в Новой Москве

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Роспотребнадзор Москвы откроет горячую линию по качеству овощей

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Очередь из-за нехватки персонала образовалась на входе во Внуково

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Ветеран авиации: мы не учим летчиков управлять самолетом

Заслуженный летчик Олег Серов 

Скриншот видео с Youtube

— На каком уровне престиж профессии пилота гражданской авиации?

— Престиж как был, так и остался. Люди идут, учатся, спрос есть. К тому же все-таки летчик — человек с образованием. Но, к сожалению, система подготовки, которую мы слепо переняли у Запада, явно не способствует качественной и всесторонней подготовке специалистов.

— В чем же основные проблемы?

— Звучит абсурдно, но пилотов не учат пилотированию. Они не понимают физику и динамику полета. Плюс ко всему, тренируется молодежь на очень слабеньких самолетах. В мое время на самолете Як-18а мы могли закладывать крен в 60 градусов, твердо выдерживая высоту. А современные модели крен 30 градусов выдержать не могут, заваливаются.

— Современные летчики без компьютеров летать умеют?

— Мне кажется, нет. Руководители авиакомпаний — сами по себе не летчики, а менеджеры и банкиры — запрещают работать по приборам. Это беда всей мировой авиации. Готовят не пилотов, а операторов, которых попросту заставляют доверять автоматике. А автоматику делают те же самые люди, которые не могут предусмотреть все варианты развития ситуации.

— Действительно ли авиакатастрофы сейчас происходят чаще? Или нам просто так кажется?

— Начну издалека. В авиации есть восемь критических минут: три минуты на взлете и пять минут при заходе на посадку. Мои учителя, которые прошли через войну, говорили, что пилот должен идти впереди самолета на шесть шагов, буквально предвидеть ход полета. Как к этому приучить, если у нас запрещают ручное управление? А теперь смотрите. В расследовании по нырнувшему в 2009 году в океан самолету А330, летевшему из Бразилии во Францию, черным по белому написано — «нет навыков ручного управления». В Перми в 2008 году самолет, ушедший на второй круг: пилоты вмешались — шлепнулись. Эмиратский экипаж в Ростове-на-Дону в 2016-м — то же самое. Под Раменским в прошлом году человек, бывший за штурвалом гражданского самолета, пришел из армии, где совершенно другие задачи решаются, — то же самое. В Сочи, где пилот был способен только на заученные действия... В цирке обезьяны тоже на велосипеде ездят.

— Вы бы предложили вообще отказаться от автоматики?

— Я бы предложил учить пилотов летать. Ну давайте вообще их уберем, оставим только автоматику, раз она такая умная! Не убирают же. Так почему готовят так, что они не могут пилотировать вручную? Летчики старой школы по приборам шли лучше, чем любой компьютер. Сейчас таких требований нет. Да, будет доля вины командира корабля в случае аварии. Но это проблема системы подготовки.

— Сколько сейчас летают пилоты?

— Через этот вопрос мы приходим к еще одной проблеме. Пилоты для получения установленной зарплаты обязаны налетать 90 часов. Это — человеческая усталость. Рано или поздно измотанный пилот что-то недосмотрит, а пострадают обычные пассажиры.

— Правда ли, что российские летчики стремятся уехать работать в Азию? Мол, там условия лучше, зарплаты выше...

— Правда. Не везде в России командиры получают 500 тысяч. На маленьких самолетах — поменьше, на А330 и «Боинге 777» — побольше. Те, кто выполняет региональные рейсы — вообще копейки, с учетом объема труда. На один час не долетал — сразу «режут». Плюс у пилотов нет социального пакета. Я как ветеран могу раз в год предоставить бесплатный полет членам своей семьи. А там, в Азии, — в любой рейс, кого хочешь, преференции сотрудникам огромные. Мой племянник летал в Бахрейне, сейчас — в Эмиратах: беспроцентно выдали ссуду на коттедж. Здесь даже проблемы со здоровьем пилоты решают за свой счет.

— А что по зарплатам?

— Там выше. Больше 20 тысяч долларов в месяц. В Париже — 23 тысячи евро. А когда им не повысили из-за инфляции, они еще и забастовку объявили. У нас так права не соблюдаются, даже если требуешь то, что положено. Хотя многие пилоты все равно возвращаются в Россию, семьи здесь, да и Родина есть Родина.

СПРАВКА

Сейчас профессиональную подготовку пилотов в России ведут два учебных заведения: Санкт-Петербургский государственный университет гражданской авиации и Ульяновское высшее авиационное училище. Оба вуза имеют собственные региональные филиалы. Перед поступлением абитуриенты проходят обязательный медицинский осмотр и демонстрируют общий уровень физической подготовки. Неотъемлемой частью является собеседование с психологом.

Читайте также: Каким должен быть идеальный член экипажа в иностранных авиакомпаниях

Новости СМИ2

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало