- Город

Олег Артемьев: Своего первого полета на МКС я ждал 11 лет

Сергей Собянин: Планируем централизовать онкологическую службу

Взыскание долгов с пенсий предложили запретить

Проезд на МЦД стал платным

«Было наплевать»: Пушков рассказал, почему Ельцин не присоединил Крым

Время творить чудеса: в Москве собрали «Корзину доброты»

Названа обладательница титула «Мисс Вселенная»

Спасти еду, чтобы спасти людей

Синоптики подсчитали вероятность снега на Новый год в Москве

Как распознать редкие и дорогие монеты в своем кошельке

Назван главный цвет 2020 года

Пилотам, посадившим борт с Путиным, вручили пирог от шеф-повара Кремля

Врачи перечислили опасные для кишечника продукты

«Я очень по вам скучала»: София Ротару выступила в Москве

Названы профессии, которые приводят к преждевременному старению

Валерия рассказала подробности ДТП с ее сыном

Олег Артемьев: Своего первого полета на МКС я ждал 11 лет

Космонавты Антон Шкаплеров (слева) и Олег Артемьев держат в руках копию Знамени Победы, поднятого над Рейхстагом в 1945 году. Так в космосе отпраздновали День Победы

ФОТО: Из личного архива Олега Артемьева

Москвичи выбрали депутатов Мосгордумы. 45 человек уже заняты решением ключевых городских вопросов. Некоторые из парламентариев — опытные управленцы, другие — приступили к исполнению депутатских полномочий впервые. Мы начинаем знакомить горожан с избранными депутатами. Так, по избирательному округу № 29 победу одержал Олег Артемьев. В интервью «Вечерней Москве» он рассказал о своих планах на будущее и о близости космонавтов к звездам.

Он умеет добиваться успеха: стал космонавтом-испытателем, дважды нес вахту на Международной космической станции, трижды выходил в открытый космос. Герой Российской Федерации — о детской мечте и взрослом выборе, «Бессмертном полке» на орбите и ракетных ударах по Донбассу, дружбе с американскими астронавтами и белой зависти к тем, кто первыми полетит на Марс.

Острова во Вселенной

— Олег Германович, космонавтом, наверное, захотели стать еще в детстве?

— Нет. Отец, военный инженер, служил на Байконуре. Там как в песне: степь да степь кругом. Но город Ленинск, в котором я вырос, стоит на берегу реки Сырдарьи. Мальчишкой занимался в клубе юных моряков во Дворце пионеров, вязал морские узлы и навсегда увлекся подводным плаванием.

— Почему у вас, жившего рядом с космодромом, появилось такое желание? Ведь, вероятно, космонавтов не только по телевизору, но и вживую видели?

— Мы махали им флажками — улетающим, прилетающим. Школьников байконурских школ выводили к дороге, по которой ехали покорители Вселенной. Космонавты для нас были как небожители. Ни я, ни мои одноклассники даже не мечтали попасть в их число и полететь к звездам. Казалось, что стать одним из таких супергероев — задача недостижимая. К тому же подростком я зачитывался Жюлем Верном. Мечта моя была, я в этом был тогда уверен, вполне осуществима: буду стоять на капитанском мостике и открывать в океане новые острова.

— А стали во втором своем полете капитаном космического корабля.

— Такие вот «превратности судьбы». Но до этого я окончил политехникум, послужил рядовым срочником в Советской армии, поступил в Московский государственный технический университет имени Н. Э. Баумана, после выпуска работал инженером-испытателем в Ракетно-космической корпорации «Энергия» имени С. П. Королева. Желание полететь в космос стало осознанным во вполне взрослом возрасте. Мне шел 29-й год, когда я написал заявление с просьбой зачислить в отряд космонавтов.

— В 1999 году мало кто смотрел на звезды, все искали, где бы заработать денег. Вам не говорили: зачем тебе это надо?

— Многие не понимали! В 1998-м в России разразился тяжелейший кризис, люди за каждой копейкой бегали, а в космической отрасли платили негусто всем. Кто-то из друзей откровенно крутил пальцем у виска, мол, ненормальный ты, Олег! Космонавт — это адский труд и огромный риск, и все это тогда было за «три копейки».

Только родители поддержали, они никогда не мешали мне жить, делать собственный выбор. Еще они знали: если я что-то решил, то цели добьюсь. В «Бауманку», выдержав приличный конкурс, я поступил после армейской срочной службы в 1992 году. Времечко в стране было голодное. И жилья у меня в столице не было, жил в общежитии. Отец и мать помогали чем могли, но им было не легче, чем мне. Поставил сам себе задачу: не они мне, а я своим старикам обязан помочь. Устроился работать оперативным дежурным водителем в автотранспортное хозяйство родного МГТУ имени Баумана. Работал и учился, помогал родным, и самому на жизнь хватало. Не «переломился», смог совмещать, вуз окончил с хорошими оценками.

Вот и при выборе работы в пилотируемой космонавтике мне было все понятно. До этого в РКК «Энергия» я занимался экспериментами по отработке технологий внекорабельной деятельности в гидроневесомости, входил в группу подготовки старта служебного модуля «Звезда», принимал участие в тренировочном процессе экипажей на море по отработке приводнения спускаемых аппаратов. То есть видел земную, подготовительную работу космонавтов со стороны. А почему, подумал, мне самому не полететь на орбиту? Люблю технику, и жизненная цель у меня должна быть большая — космос. Звезды — это мои новые острова, как те, что манили в детстве.

Долгая дорога к космодрому

— Вас сразу зачислили в отряд космонавтов?

— Была «долгая дорога». В 1999-м успешно прошел медкомиссию, сдал экзамен по матчасти космического корабля, системам его жизнеобеспечения, баллистике и многим другим предметам, ждал нового набора в отряд. Зачислили меня только в 2003 году. А впервые полетел на Международную космическую станцию в 2014-м. Своего первого полета я ждал 11 лет.

— Трудно было — в постоянной готовности, и — ждать, ждать?

— Конечно. Это самое тяжелое в нашей профессии, но мотивация на полет, настойчивость и терпение обычно побеждают.

— Космос не обманул ваших ожиданий?

— Нет, наоборот, все оказалось немного проще и легче, чем представлялось. Все космонавты и астронавты говорят одно и то же: невозможно передать человеку, который в космос не летал, те ощущения и впечатления, которые испытываешь, впервые оказавшись за пределами родной планеты и увидев Землю со стороны. Повторю за коллегами: это — непередаваемые ощущения и восторг.

— Быстро оно сменяется рутиной? Ведь день космонавта расписан по минутам?

— Это тяжелая, но интересная работа. Мне она абсолютно не в тягость. Дел на борту МКС всегда было невпроворот: техническое обслуживание систем и механизмов, многочисленные эксперименты, тренировки. Но все это очень увлекательные занятия. Я хочу летать в космос, пока будет позволять здоровье.

— Сейчас позволяет?

— Пока позволяет. Меня хватит хоть для космоса, хоть для любой другой работы.

Когда космонавту страшно

— Полеты в космос — опасное дело. Если честно, вам было — хоть раз — страшно?

— Мне было реально не по себе в первом полете в 2014 году. В это время начались бои на востоке Украины, и с орбиты мы видели, как на планете Земля происходят ожесточенные сражения, и понимали, что там гибнут люди.

— Это было видно из космоса?

— Взрывы после залпов реактивных систем, последствия пусков ракетных комплексов под Донецком и Луганском — очень четко. И все это не просто на родной планете, а на земле, которая еще недавно была нашей общей, единой для людей многих национальностей. Я родился в Риге, рос в Казахстане, учился в Таллине, служил солдатом в Вильнюсе, родители мои живут сейчас в белорусском Витебске. Согласитесь, все мы, рожденные в Советском Союзе, не можем считать горе на прежде единой нашей земле чужой бедой. Это не сантименты, я не сентиментальный человек, но это — на генном уровне.

«Глубокоуважаемые» и «высокоуважаемые»

— И в первом полете, и во втором вы работали на МКС вместе с американскими астронавтами. Отношения между нашими странами сегодня не назовешь хорошими. Случались ли споры на темы политики? Ведь вам «повезло»: в 2014-м, в первом полете, — возвращение Крыма и санкции, в 2018-м, во втором, — «дело Скрипалей» и снова санкции…

— Вообще не касались политических тем. Не потому, что в инструкциях так прописано. Принципиально и по умолчанию: космическая деятельность — вне мелких земных дрязг. Разругаться на МКС — проще простого. Это, по сути, та же подводная лодка: в ограниченном пространстве каждый день видишь одни и те же лица. Как шутят наши ребята, подводники — люди «глубокоуважаемые», а космонавты — «высокоуважаемые»… А нам в этой космической «лодке» вместе плыть и плыть.

Потому любые темы, которые могут привести к конфликтам, автоматически сам для себя отсекаешь просто «на подлете». Мы отправляемся на орбиту работать для блага всей человеческой цивилизации. Остальное — суета.

Школьная фотография из семейного фотоальбома Олега Артемьева / из личного архива Олега Артемьева

Школьная фотография из семейного фотоальбома Олега Артемьева

ФОТО: из личного архива Олега Артемьева

— Психологическая «притирка» экипажей, вероятно, происходит в ходе подготовки еще на Земле?

— В Звездном мудро задумано и выполняется: люди в готовящемся к полету экипаже знакомятся и начинают вместе тренироваться за два года до старта. За это время, конечно, «притираемся», чтобы в космосе не натыкаться на острые углы.

— После возвращения на Землю поддерживаете отношения с иностранными астронавтами?

— Мы продолжаем дружить. С летавшими вместе со мной американскими, европейскими и японскими коллегами мы перезваниваемся, обмениваемся сообщениями. И реально случаются встречи — то в Звездном, то в Хьюстоне. Более того, наши жены сдружились, в социальных сетях постоянно общаются.

— Праздники на орбите отмечали вместе с астронавтами?

— По сложившейся традиции в ходе каждой экспедиции на МКС космонавты России и астронавты НАСА (США) или ЕКА (Европейское космическое агентство) определяют один выходной день. Наши всегда выбирают День Победы, американцы — свой День независимости. Отмечаем совместно и 4 июля, и 9 Мая.

В космос можно взять ограниченное количество личных вещей, общий вес ограничен одним килограммом. Мне разрешили перевес на 200 граммов. Святое дело: прилетел на станцию с копией Знамени Победы, поднятого над Рейхстагом в 1945 году. У меня деды воевали. Алексей Фирсович Артемьев рядовым солдатом войну прошел, а капитан 3-го ранга Николай Егорович Лямин служил в береговой артиллерии. 9 Мая я развернул в космической невесомости победный стяг, и мы дружно отпраздновали День Победы с американцами — нашими союзниками в войне с фашизмом.

…Вообще я считаю, что не надо никого демонизировать. Американцы такие же люди, как и мы, а человек с человеком всегда может договориться. Еще бы взаимоотношения между космонавтами и астронавтами перенести в сферу межгосударственных отношений России и Америки…

Белая зависть к первопроходцам

— Красной планеты На Марс хотите полететь?

— Трудное и долгое это дело — подготовка первой экспедиции на такую дальность. Боюсь, к тому времени уже просто физически выйду из кондиции. Полетят, видимо, те, кому сейчас лет 15, может, 20. Я готовился по программе эксперимента «Марс-500». Участвовал в двух двухнедельных «полетах», затем в 105-суточном. Отрабатывалась безаварийная работа космического корабля в длительном полете. Ведь если сейчас у космонавтов условия экстремальные, то у тех, кто полетит на Марс, они будут экстремальные запредельно. Нами был получен полезный опыт. Надеюсь, он пригодится марсианским первопроходцам. А я к ним уже испытываю жуткую белую зависть…

Главный талисман

— Космонавты обычно берут в полет какие-нибудь талисманы. Что брали вы?

— У меня выбора не было. По этой части у нас в семье «командир» — сын Савелий. В 2014-м, в год проведения Олимпиады в Сочи, он вручил мне ее символы — игрушечных белого мишку, леопарда и зайку. В 2018-м в России проходил чемпионат мира по футболу, поэтому на орбиту полетел волчонок Забивака. А вообще-то мой главный «талисман» ждал меня на Земле — любимая семья. Это мой главный оберег в жизни — жена Аня, восьмилетний сын Савелий и двухлетняя дочь Анфиса.

Детям, когда вырастут, посоветуете пойти в космонавты?

— Ничего не буду ни советовать, ни навязывать. Я вот не «оправдал» ожиданий своей мамы, как она меня ни направляла и ни наставляла.

Это как?

— Мама дважды отдавала меня в музыкальную школу и однажды привела в балетную студию. Музыкалку я так и не окончил, а на танцах вытерпел всего одно занятие — не мое! Так что своих детей я за ручку водить не буду. Помогу и поддержу в любом их начинании, но дороги в жизни пусть выбирают самостоятельно. Делать в жизни надо то, что нравится.

СПРАВКА

Олег Германович Артемьев — 118-й космонавт России / 537-й — мира, Герой Российской Федерации. Родился 28 декабря 1970 года. Окончил Московский государственный технический университет имени Н. Э. Баумана, трудился инженером-испытателем в Ракетно-космической корпорации «Энергия». В 2003 году был зачислен в отряд космонавтов.

Первый космический полет выполнил с 26 марта по 11 сентября 2014 года в качестве бортинженера ТПК «Союз ТМА-12М» и МКС-39/40. Продолжительность миссии составила 169 суток 5 часов 5 минут 37 секунд. Во время полета выполнил два выхода в открытый космос общей продолжительностью 12 часов 33 минуты.

Второй космический полет выполнил с 21 марта по 4 октября 2018 года в качестве командира экипажа корабля «Союз МС-08». 15 августа совершил выход в открытый космос продолжительностью 7 часов 46 минут. Космонавты Олег Артемьев и Сергей Прокопьев сняли с внешней поверхности модуля «Пирс» два из четырех устройств с образцами микроорганизмов, находившихся там с августа 2017 года в рамках эксперимента «Тест», установили антенну и проложили кабели для аппаратуры эксперимента ICARUS, запустили четыре наноспутника.

В 2009 году Олег Артемьев с отличием окончил Российскую академию государственной службы при президенте РФ. Занимается научной деятельностью, участник российских и международных конференций.

КСТАТИ 

После возвращения из первой космической экспедиции Олег Артемьев стал участником серии уникальных экспериментов, связанных с отработкой будущих межпланетных полетов. На специальном тренажере «Выход-2» он первым осуществил выход в скафандре на смоделированную поверхность условной далекой планеты.

Читайте также: Януш Вишневский: Человек, который не читал русскую классику, не может быть образованным

Новости СМИ2

Сергей Хвостик

«Покрошить» Запашного

Игорь Воеводин

Маршал Конев и пустота

Олег Капранов

Что общего у соцсетей и порно

 Александр Хохлов 

Мир, война или стена

Алиса Янина

Раймонд Паулс и навязчивые русские

Камран Гасанов

Владимир Зеленский — человек посередине

Борис Клин

РПЦ и закон о домашнем насилии: что с ним не так

Ирина Алкснис

Мочить террористов в сортире. 20 лет спустя

Кто прав, кто виноват. Хороший юрист не должен давать волю эмоциям

Быстрее всех вырастила микрорастение из пробирки

Пройдя путем героя, начинаешь больше ценить прошлое

Беззаботное счастье царской семьи