сб 19 октября 03:23
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Олег Артемьев: Своего первого полета на МКС я ждал 11 лет

Олег Артемьев: Своего первого полета на МКС я ждал 11 лет

Космонавты Антон Шкаплеров (слева) и Олег Артемьев держат в руках копию Знамени Победы, поднятого над Рейхстагом в 1945 году. Так в космосе отпраздновали День Победы

Из личного архива Олега Артемьева

Москвичи выбрали депутатов Мосгордумы. 45 человек уже заняты решением ключевых городских вопросов. Некоторые из парламентариев — опытные управленцы, другие — приступили к исполнению депутатских полномочий впервые. Мы начинаем знакомить горожан с избранными депутатами. Так, по избирательному округу № 29 победу одержал Олег Артемьев. В интервью «Вечерней Москве» он рассказал о своих планах на будущее и о близости космонавтов к звездам.

Он умеет добиваться успеха: стал космонавтом-испытателем, дважды нес вахту на Международной космической станции, трижды выходил в открытый космос. Герой Российской Федерации — о детской мечте и взрослом выборе, «Бессмертном полке» на орбите и ракетных ударах по Донбассу, дружбе с американскими астронавтами и белой зависти к тем, кто первыми полетит на Марс.

Острова во Вселенной

— Олег Германович, космонавтом, наверное, захотели стать еще в детстве?

— Нет. Отец, военный инженер, служил на Байконуре. Там как в песне: степь да степь кругом. Но город Ленинск, в котором я вырос, стоит на берегу реки Сырдарьи. Мальчишкой занимался в клубе юных моряков во Дворце пионеров, вязал морские узлы и навсегда увлекся подводным плаванием.

— Почему у вас, жившего рядом с космодромом, появилось такое желание? Ведь, вероятно, космонавтов не только по телевизору, но и вживую видели?

— Мы махали им флажками — улетающим, прилетающим. Школьников байконурских школ выводили к дороге, по которой ехали покорители Вселенной. Космонавты для нас были как небожители. Ни я, ни мои одноклассники даже не мечтали попасть в их число и полететь к звездам. Казалось, что стать одним из таких супергероев — задача недостижимая. К тому же подростком я зачитывался Жюлем Верном. Мечта моя была, я в этом был тогда уверен, вполне осуществима: буду стоять на капитанском мостике и открывать в океане новые острова.

— А стали во втором своем полете капитаном космического корабля.

— Такие вот «превратности судьбы». Но до этого я окончил политехникум, послужил рядовым срочником в Советской армии, поступил в Московский государственный технический университет имени Н. Э. Баумана, после выпуска работал инженером-испытателем в Ракетно-космической корпорации «Энергия» имени С. П. Королева. Желание полететь в космос стало осознанным во вполне взрослом возрасте. Мне шел 29-й год, когда я написал заявление с просьбой зачислить в отряд космонавтов.

— В 1999 году мало кто смотрел на звезды, все искали, где бы заработать денег. Вам не говорили: зачем тебе это надо?

— Многие не понимали! В 1998-м в России разразился тяжелейший кризис, люди за каждой копейкой бегали, а в космической отрасли платили негусто всем. Кто-то из друзей откровенно крутил пальцем у виска, мол, ненормальный ты, Олег! Космонавт — это адский труд и огромный риск, и все это тогда было за «три копейки».

Только родители поддержали, они никогда не мешали мне жить, делать собственный выбор. Еще они знали: если я что-то решил, то цели добьюсь. В «Бауманку», выдержав приличный конкурс, я поступил после армейской срочной службы в 1992 году. Времечко в стране было голодное. И жилья у меня в столице не было, жил в общежитии. Отец и мать помогали чем могли, но им было не легче, чем мне. Поставил сам себе задачу: не они мне, а я своим старикам обязан помочь. Устроился работать оперативным дежурным водителем в автотранспортное хозяйство родного МГТУ имени Баумана. Работал и учился, помогал родным, и самому на жизнь хватало. Не «переломился», смог совмещать, вуз окончил с хорошими оценками.

Вот и при выборе работы в пилотируемой космонавтике мне было все понятно. До этого в РКК «Энергия» я занимался экспериментами по отработке технологий внекорабельной деятельности в гидроневесомости, входил в группу подготовки старта служебного модуля «Звезда», принимал участие в тренировочном процессе экипажей на море по отработке приводнения спускаемых аппаратов. То есть видел земную, подготовительную работу космонавтов со стороны. А почему, подумал, мне самому не полететь на орбиту? Люблю технику, и жизненная цель у меня должна быть большая — космос. Звезды — это мои новые острова, как те, что манили в детстве.

Долгая дорога к космодрому

— Вас сразу зачислили в отряд космонавтов?

— Была «долгая дорога». В 1999-м успешно прошел медкомиссию, сдал экзамен по матчасти космического корабля, системам его жизнеобеспечения, баллистике и многим другим предметам, ждал нового набора в отряд. Зачислили меня только в 2003 году. А впервые полетел на Международную космическую станцию в 2014-м. Своего первого полета я ждал 11 лет.

— Трудно было — в постоянной готовности, и — ждать, ждать?

— Конечно. Это самое тяжелое в нашей профессии, но мотивация на полет, настойчивость и терпение обычно побеждают.

— Космос не обманул ваших ожиданий?

— Нет, наоборот, все оказалось немного проще и легче, чем представлялось. Все космонавты и астронавты говорят одно и то же: невозможно передать человеку, который в космос не летал, те ощущения и впечатления, которые испытываешь, впервые оказавшись за пределами родной планеты и увидев Землю со стороны. Повторю за коллегами: это — непередаваемые ощущения и восторг.

— Быстро оно сменяется рутиной? Ведь день космонавта расписан по минутам?

— Это тяжелая, но интересная работа. Мне она абсолютно не в тягость. Дел на борту МКС всегда было невпроворот: техническое обслуживание систем и механизмов, многочисленные эксперименты, тренировки. Но все это очень увлекательные занятия. Я хочу летать в космос, пока будет позволять здоровье.

— Сейчас позволяет?

— Пока позволяет. Меня хватит хоть для космоса, хоть для любой другой работы.

Когда космонавту страшно

— Полеты в космос — опасное дело. Если честно, вам было — хоть раз — страшно?

— Мне было реально не по себе в первом полете в 2014 году. В это время начались бои на востоке Украины, и с орбиты мы видели, как на планете Земля происходят ожесточенные сражения, и понимали, что там гибнут люди.

— Это было видно из космоса?

— Взрывы после залпов реактивных систем, последствия пусков ракетных комплексов под Донецком и Луганском — очень четко. И все это не просто на родной планете, а на земле, которая еще недавно была нашей общей, единой для людей многих национальностей. Я родился в Риге, рос в Казахстане, учился в Таллине, служил солдатом в Вильнюсе, родители мои живут сейчас в белорусском Витебске. Согласитесь, все мы, рожденные в Советском Союзе, не можем считать горе на прежде единой нашей земле чужой бедой. Это не сантименты, я не сентиментальный человек, но это — на генном уровне.

«Глубокоуважаемые» и «высокоуважаемые»

— И в первом полете, и во втором вы работали на МКС вместе с американскими астронавтами. Отношения между нашими странами сегодня не назовешь хорошими. Случались ли споры на темы политики? Ведь вам «повезло»: в 2014-м, в первом полете, — возвращение Крыма и санкции, в 2018-м, во втором, — «дело Скрипалей» и снова санкции…

— Вообще не касались политических тем. Не потому, что в инструкциях так прописано. Принципиально и по умолчанию: космическая деятельность — вне мелких земных дрязг. Разругаться на МКС — проще простого. Это, по сути, та же подводная лодка: в ограниченном пространстве каждый день видишь одни и те же лица. Как шутят наши ребята, подводники — люди «глубокоуважаемые», а космонавты — «высокоуважаемые»… А нам в этой космической «лодке» вместе плыть и плыть.

Потому любые темы, которые могут привести к конфликтам, автоматически сам для себя отсекаешь просто «на подлете». Мы отправляемся на орбиту работать для блага всей человеческой цивилизации. Остальное — суета.

Школьная фотография из семейного фотоальбома Олега Артемьева / из личного архива Олега Артемьева

Школьная фотография из семейного фотоальбома Олега Артемьева

ФОТО: из личного архива Олега Артемьева

— Психологическая «притирка» экипажей, вероятно, происходит в ходе подготовки еще на Земле?

— В Звездном мудро задумано и выполняется: люди в готовящемся к полету экипаже знакомятся и начинают вместе тренироваться за два года до старта. За это время, конечно, «притираемся», чтобы в космосе не натыкаться на острые углы.

— После возвращения на Землю поддерживаете отношения с иностранными астронавтами?

— Мы продолжаем дружить. С летавшими вместе со мной американскими, европейскими и японскими коллегами мы перезваниваемся, обмениваемся сообщениями. И реально случаются встречи — то в Звездном, то в Хьюстоне. Более того, наши жены сдружились, в социальных сетях постоянно общаются.

— Праздники на орбите отмечали вместе с астронавтами?

— По сложившейся традиции в ходе каждой экспедиции на МКС космонавты России и астронавты НАСА (США) или ЕКА (Европейское космическое агентство) определяют один выходной день. Наши всегда выбирают День Победы, американцы — свой День независимости. Отмечаем совместно и 4 июля, и 9 Мая.

В космос можно взять ограниченное количество личных вещей, общий вес ограничен одним килограммом. Мне разрешили перевес на 200 граммов. Святое дело: прилетел на станцию с копией Знамени Победы, поднятого над Рейхстагом в 1945 году. У меня деды воевали. Алексей Фирсович Артемьев рядовым солдатом войну прошел, а капитан 3-го ранга Николай Егорович Лямин служил в береговой артиллерии. 9 Мая я развернул в космической невесомости победный стяг, и мы дружно отпраздновали День Победы с американцами — нашими союзниками в войне с фашизмом.

…Вообще я считаю, что не надо никого демонизировать. Американцы такие же люди, как и мы, а человек с человеком всегда может договориться. Еще бы взаимоотношения между космонавтами и астронавтами перенести в сферу межгосударственных отношений России и Америки…

Белая зависть к первопроходцам

— Красной планеты На Марс хотите полететь?

— Трудное и долгое это дело — подготовка первой экспедиции на такую дальность. Боюсь, к тому времени уже просто физически выйду из кондиции. Полетят, видимо, те, кому сейчас лет 15, может, 20. Я готовился по программе эксперимента «Марс-500». Участвовал в двух двухнедельных «полетах», затем в 105-суточном. Отрабатывалась безаварийная работа космического корабля в длительном полете. Ведь если сейчас у космонавтов условия экстремальные, то у тех, кто полетит на Марс, они будут экстремальные запредельно. Нами был получен полезный опыт. Надеюсь, он пригодится марсианским первопроходцам. А я к ним уже испытываю жуткую белую зависть…

Главный талисман

— Космонавты обычно берут в полет какие-нибудь талисманы. Что брали вы?

— У меня выбора не было. По этой части у нас в семье «командир» — сын Савелий. В 2014-м, в год проведения Олимпиады в Сочи, он вручил мне ее символы — игрушечных белого мишку, леопарда и зайку. В 2018-м в России проходил чемпионат мира по футболу, поэтому на орбиту полетел волчонок Забивака. А вообще-то мой главный «талисман» ждал меня на Земле — любимая семья. Это мой главный оберег в жизни — жена Аня, восьмилетний сын Савелий и двухлетняя дочь Анфиса.

Детям, когда вырастут, посоветуете пойти в космонавты?

— Ничего не буду ни советовать, ни навязывать. Я вот не «оправдал» ожиданий своей мамы, как она меня ни направляла и ни наставляла.

Это как?

— Мама дважды отдавала меня в музыкальную школу и однажды привела в балетную студию. Музыкалку я так и не окончил, а на танцах вытерпел всего одно занятие — не мое! Так что своих детей я за ручку водить не буду. Помогу и поддержу в любом их начинании, но дороги в жизни пусть выбирают самостоятельно. Делать в жизни надо то, что нравится.

СПРАВКА

Олег Германович Артемьев — 118-й космонавт России / 537-й — мира, Герой Российской Федерации. Родился 28 декабря 1970 года. Окончил Московский государственный технический университет имени Н. Э. Баумана, трудился инженером-испытателем в Ракетно-космической корпорации «Энергия». В 2003 году был зачислен в отряд космонавтов.

Первый космический полет выполнил с 26 марта по 11 сентября 2014 года в качестве бортинженера ТПК «Союз ТМА-12М» и МКС-39/40. Продолжительность миссии составила 169 суток 5 часов 5 минут 37 секунд. Во время полета выполнил два выхода в открытый космос общей продолжительностью 12 часов 33 минуты.

Второй космический полет выполнил с 21 марта по 4 октября 2018 года в качестве командира экипажа корабля «Союз МС-08». 15 августа совершил выход в открытый космос продолжительностью 7 часов 46 минут. Космонавты Олег Артемьев и Сергей Прокопьев сняли с внешней поверхности модуля «Пирс» два из четырех устройств с образцами микроорганизмов, находившихся там с августа 2017 года в рамках эксперимента «Тест», установили антенну и проложили кабели для аппаратуры эксперимента ICARUS, запустили четыре наноспутника.

В 2009 году Олег Артемьев с отличием окончил Российскую академию государственной службы при президенте РФ. Занимается научной деятельностью, участник российских и международных конференций.

КСТАТИ 

После возвращения из первой космической экспедиции Олег Артемьев стал участником серии уникальных экспериментов, связанных с отработкой будущих межпланетных полетов. На специальном тренажере «Выход-2» он первым осуществил выход в скафандре на смоделированную поверхность условной далекой планеты.

Читайте также: Януш Вишневский: Человек, который не читал русскую классику, не может быть образованным

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?