- Город

Актер Антон Филипенко: Когда появляются деньги, начинаешь влюбляться в Москву

Москвичей предупредили о надвигающейся 30-градусной жаре

Опубликован обновленный текст Конституции России

«Самое нелепое, что он сделал»: юрист Трещев объяснил, зачем Ефремов стал отрицать вину в ДТП

Проведение бесплатного тестирования на антитела к COVID-19 продлили в Москве

Банковские услуги: что ценят клиенты во время пандемии?

«Подло и пошло»: Пенкин объяснил, почему отказывается общаться с Михалковым

«Надо вернуться в самоизоляцию»: врач объяснил причины рекордных вспышек коронавируса в США

«Оружие судного дня»: почему США боятся ракет «Буревестник» и «Посейдон»

«Это цирк»: сын погибшего Захарова записал обращение к Ефремову

Врачи раскрыли новое опасное свойство коронавируса

Генетик объяснил, почему дети одних родителей могут быть очень разными

«Статус не сработает»: что ждет Волочкову после скандала с полицейскими

Врачи назвали главные признаки наследственного алкоголизма

Доцент Соколов устроил истерику в суде

Врач объяснил, кому в июле опасно выходить днем на улицу

«Без мучений и таблеток»: Фадеев раскрыл секрет своего похудения

Актер Антон Филипенко: Когда появляются деньги, начинаешь влюбляться в Москву

Антон Филипенко

ФОТО: Из личного архива Антона Филипенко

В смешном и захватывающем сериале «Проект «Анна Николаевна»» главная героиня (актриса Зоя Бербер) — новейшая разработка российских ученых — андроид-полицейский. А растопить ее сердце, созданное из микросхем, удалось майору Пожарскому в исполнении Антона Филипенко. Мы поговорили с актером, который в амплуа сердцееда в этом сериале явно вышел на новый для себя уровень.

— Антон, соглашаясь на участие в съемках, сомнениями не мучились? И сложным ли был кастинг?

— Бывают такие роли, где все «ложится под тебя». Вот так и было в случае с майором Пожарским. Мой персонаж для меня понятен и органичен. Пробы, конечно, были, но возникло ощущение, что никого другого не рассматривали.

— Как думаете, можно напугать современного человека искусственным разумом, как во времена Азимова, Лемма и Стругацких?

— Сейчас, мне кажется, другие вещи пугают. Роботы не дышат, не являются переносчиками инфекции… Но людям просто необходимо, чтобы их слушали, смотрели на них без цинизма, без усмешек, думая при этом о чем-то своем. Может быть, роботы именно те существа, которые выслушают, поймут и даже дадут правильный совет...

— А как у вас складываются отношения с роботами, с техникой?

— Потихонечку, по мере необходимости. Я же из 90-х… Даже робот-пылесос не использую, все по старинке. Правда, соцсети и необходимые приложения освоил.

— Как вам с таким партнером, как Сергей Гармаш, работалось? Мэтр очень строгий?

— Строгий, он там всем колпака давал! Потому что профессионал большой и не терпит рядом с собой непрофессионализма. Прежде чем соглашаться на работу, Сергей Леонидович изучает тех, с кем будет сниматься. Но поскольку он уже видел две мои работы, которые ему понравились, «Ненастье» и «Давай разведемся!», то был расположен ко мне. А еще он очень волновался, потому что комедия — жанр сложный. Для меня вообще стали открытием Гармаш и Трибунцев, хотя, конечно, я знал, что это большие актеры. Смотреть, как они работают, — огромное удовольствие. Это мастер-класс. И Ирина Розанова! Обожаю ее еще со времен «Интердевочки». Вот представь, ты живешь в Хабаровске, до 2008 года ни Питера, ни Москвы не видел. А тут спустя каких-то 10 лет, в 2019-м, уже снимаешься с такими артистами! Ощущения ошеломляющие! Может, это провинциальность, но из меня ее не выбить, я всегда буду благоговеть перед такими людьми. Не знаю, как бороться с этим. Хотя, может быть, и не надо.

— В детстве вы чем увлекались?

— Я окончил с отличием художественную школу. Потом поступил на архитектурный факультет, я архитектор по первому образованию, и год проработал по специальности. Но в институте же был еще и КВН, и я с удовольствием играл... Ну а потом эта тропа меня вывела, куда вывела. А еще я до десятого класса серьезно занимался хоккеем с мячом, правда, в команде были ребята посильнее меня...

— А вы так самокритично уже с подросткового возраста к себе относитесь?

— Скорее, адекватно. Стараюсь не врать ни себе, ни окружающим. Так даже проще жить.

— Ваша мама была театральным режиссером. Много времени проводили в детстве в театре?

— В младших классах постоянно после школы приходил к маме в театр, ждал, когда закончится спектакль. И потом мы шли домой вместе. Я, кстати, когда был маленький, тоже выходил на сцену. И, по-моему, ни разу не подвел, ноги только иногда дрожали. И так как театр с детства присутствовал в моей жизни, я к нему подпривык, при поступлении в театральный вуз у меня не было чувства страха сцены. Тем более к тому времени мне было уже 25 лет. Я уже не смотрел на профессию через розовые очки и поступал в вуз осознанно.

— Вы же в Москву сначала приехали работать архитектором. Ехали на определенное рабочее место?

— Нет, все с нуля. Даже компьютер с собой перевез. Поработал в двух конторах, но потом кризис начался, и меня уволили. Ну, не бывает худа без добра.

— Такая встряска ускорила ваше решение поступать в театральный?

— Я просто не хотел возвращаться домой в Хабаровск проигравшим. Решил взять тайм-аут, чтобы подумать. Даже жить мне тогда негде было, и я нашел выход: поступлю в театральный, хоть в общежитии поживу, а дальше будет видно. В Москве я никуда не поступил, хотя везде дошел до конкурсов. Поэтому сел в поезд и поехал в Питер...

— После института вы работали в театре у Юрия Бутусова. Он весь курс, на котором преподавал, задействовал или только избранных?

— Были, конечно, любимчики, но задействовал он весь курс. Но любимчики менялись: кто-то накосячит — все, он перестает здороваться. Реабилитируешься — опять любимчик. Так что надежда была у каждого. Но то, что в свое время вбил в меня Бутусов, дает мне возможность развиваться как артисту: это чувство вкуса, ответственность перед тем, что ты делаешь, что ты произносишь, чувство уважения к сцене, к себе, к тому, что вокруг тебя — к свету, музыке.

— Почему обратно в Москву перебрались?

— У меня в Москве был долгоиграющий проект, и еще я поссорился с Бутусовым, думаю: «Ну, все, надо перебираться». Проект закончился, я надеялся, что сейчас ка-а-ак начну сниматься! Но вот не начал. Денег почти не было, и меня Дима Чеботарев устроил в Электротеатр Станиславский. Потом начались кастинги, и потихонечку я выплыл. Я до сих пор играю в Элекротеатре, у нас потрясающая компания, мы в гримерке почти одногодки собрались: Дима Чеботарев, Антон Лапенко, Борис Дергачев, Антон Косточкин, Володя Долматовский, режиссер Рома Дробот. Вот сейчас «Скотный двор» по Джорджу Оруэллу хотим ставить.

— Есть режиссер, у которого мечтаете сняться?

— Да, конечно. К Борису Хлебникову я, не читая сценарий, пойду. Это знак качества. Мне очень нравится то, что он делает. Александр Хант, который снял «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов», — отличный режиссер. Есть очень много хороших режиссеров, и надо их отслеживать, особенно молодых. Потому что за ними будущее. А Аня Пармас — это мое все!

— У Анны Пармас вы снимались в клипе на песню «Экстаз» группировки «Ленинград». Можно сказать, что после этого проснулись знаменитым?

— Знаменитым не проснулся, но после этого клипа мне уже не надо было доказывать, что я на что-то способен, смотреть кому-то в рот на кастингах. Этот клип — хорошая визитка для актера.

— Часто отказываетесь от сценариев или работа есть работа, никуда не денешься?

— Сейчас уже достаточно часто, а теперь есть возможность отказываться и выбирать лучшее.

— Вы же на режиссерский факультет хотели поступать. Свою мечту о режиссуре забросили?

— Нет, нет. Недавно снял короткометражный фильм в Финляндии, сейчас его монтирую. Уже показал его Ане Пармас и еще нескольким ребятам, которым доверяю. Конечно, я не собираюсь прощаться с актерством и уходить в режиссеры. Но мне это очень интересно. Архитектура, художественная школа — все это где-то рядом с режиссурой. Конструирование истории, мыслей, накладывание их на видеоряд, создание целого мира — очень сложное, но интересное дело.

— Анна Пармас специально для вас писала роль Миши в «Давай разведемся!»?

— Нет, она долго не могла найти актера на эту роль. С Аней Михалковой все понятно, она на Аню и писала. А вот Миша... Потом вспомнили обо мне и решили попробовать. Надеюсь, все получилось.

— А с Анной Михалковой как работалось? Она необыкновенно открылась как актриса для зрителя за последние годы.

— Да тут даже нечего говорить. Она изначально была очень интересной, и мы все ждали, когда Аня Михалкова полностью расправит крылья. Это одна из сильнейших русских актрис сегодня, что еще тут сказать...

— Все знают знаменитого советского актера Александра Филиппенко. У вас очень похожие фамилии, различия в одной букве. Не мешает вам такое созвучие? За родственника вас не принимали?

— Пока нет. Но если и так, то мне будет приятно. Мне очень нравится этот артист.

— Вы молодым человеком приехали в Москву и Санкт-Петербург. Какой из двух городов вам понятнее и ближе?

— Понимаете, когда у тебя появляются деньги, ты начинаешь просто влюбляться в столицу. Без них в Москве страшновато. В Питере же можно жить в режиме «не думать о завтрашнем дне». С ним я нашел общий язык, я представляю Питер в образе такого интеллигента в потрепанном пальто… Москву пока еще до конца не понял. Но точно знаю, что к каждому городу нужен свой подход.

— Когда откроют границы, куда-то поедете?

— Если не будет съемок, театра, то хочу поехать либо в Грецию, либо в Португалию, либо в Перу. В Греции я много раз был, мне там летом очень нравится.

ДОСЬЕ

Актер театра и кино Антон Филипенко родился в 1985 году в Хабаровске. Узнаваемым стал после съемок со Светланой Ходченковой в клипе группы «Ленинград» под названием «Экстаз». В кино дебютировал в 2012 году в сериале «Чужой район — 2», где исполнил роль сотрудника наркоконтроля. В его фильмографии сегодня 30 киноролей, в том числе в сериалах «Литейный», «Гончие», в фильмах «Исцеление», «Под электрическими облаками», в детективном сериале «Своя чужая», военном фильме «28 панфиловцев», в комедии «Давай разведемся!» и других.

Читайте также: Юрий Соломин: Надо играть так, чтобы возле театра стояла скорая помощь

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

156 459 + 1 620  (за сутки)

Выздоровели

224 210 + 680 (за сутки)

Выявлено

3 929 + 25 (за сутки)

Умерли

Игорь Воеводин

Выпил, убил, съел

Анастасия Заводовская

Смачный плевок Ефремова

Кирилл Агишев, преподаватель танцев

Приходите танцевать латино

Ольга Кузьмина  

Во всем виноват ретроградный Меркурий

Никита Камзин

Откровения и наркотики от Даны Борисовой

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Задержаться на мгновение

Ирина Алкснис

Так говорил Путин

Марина Хорол, врач-диетолог, гастроэнтеролог

Лето — время худеть

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите