Сейчас пришла и правит царица пошлость
Фото: АГН «Москва»

Сейчас пришла и правит царица пошлость

Интервью

Кино в эпоху пандемии — такой была тема нашего разговора с известным режиссером Владимиром Хотиненко. Он рассказал, почему так важны идея и потребность в высоком.

— Мир испытывает огромное потрясение. Как это отразится в кинематографе со временем?

— Довольно много возникало произведений на основе подобных глобальных процессов. Вспомним хотя бы «Чуму» Альбера Камю. Но какими бы ни были эти события, эпидемии, они не захватывали весь мир. А сейчас охвачен весь мир, и что это за явление, мы еще до конца не понимаем. Никогда еще такого не было, чтобы за две недели весь мир встал по струнке перед этой заразой. Мы пребываем пока в неизвестности — не знаем, когда это закончится. Но, как правило, скоропалительные вещи хорошими не бывают. Да, на телевидении уже сняли про карантин какие-то истории. Но чтобы освоить смыслы, которые сейчас имеют значение, понять те невидимые изменения, которые с нами происходят, для этого понадобится какое-то время. У меня на примете есть (мы люди суеверные, не буду называть) одна история, которая с этим связана и написана замечательным писателем. Может быть, попробую подступиться к этой теме.

— Нет у вас ощущения, что мы в какие-то прежние времена возвращаемся? Когда ничего нельзя было, только причина этого «нельзя» другая.

— Нет, это, я думаю, совсем другое. Раньше было: у нас нельзя, а там где-то можно. А сейчас нигде нельзя. Это довольно разные психологические состояния. Вирус уравнял всех абсолютно, перед ним все равны. Отразиться эта ситуация в кино, конечно, должна. Я думаю, что очень интересным образом. Предполагаю, что много людей уже сидят и пишут сценарии, и появится много фильмов. Но я говорю о степени анализа того, что произошло с человеком, с миром. Ведь многие впервые испытали, каково это — быть в изоляции. Это новые ощущения, и не у всех людей выдержала психика. Тема выглядит совершенно неисчерпаемой, в стольких направлениях можно подумать, поработать.

У нас в семье есть формула: «Если мир становится хуже, мы должны становиться лучше». Она прав ильная.

— Сейчас многие ностальгируют по советскому кино. Почему?

— В советское время кино снималось больше. Было разнообразие, были возможности. Да, была цензура. Но я позволю себе напомнить, что во времена этой цензуры были такие призы, которые получали наши режиссеры в Каннах, Венеции, Берлине, которые сейчас нам и не снились. При этой цензуре были сняты великие картины. Сейчас этого значительного меньше. Причин тому несколько, и они, главным образом, в том, что мир поменялся. Исчезли идеи мироустройства, те, которые должны быть в искусстве. Еще Достоевский в «Подростке» сказал — сейчас все деньги заменили. Остальное упростилось, чудовищно упал уровень образования, а, следовательно, уровень мышления, мировоззрения. Нет потребности в высоком. Сейчас пришла и правит царица пошлость. Массовая культура опошлилась до невероятия. Эта причина не наша внутренняя, она мировая. В России все острее переживается. Коронавирус — это знак человечеству, чтобы мы обратили на себя внимание.

— Чего не хватает нашему кино: денег, залов, гос поддержки?

— Сейчас непонятно, что с залами. Даст бог, публика вернется в них. Не ясно, как скоро, и уже понятно, что не в тех объемах, которые были. Главное — точно ориентироваться, что кино сегодня это не кинопоказы, все уже сложнее. Да, с нами останется романтический образ: большой экран, красные дорожки, залы людей. Каждый художник будет подсознательно к этому стремиться. Но сейчас люди смотрят кино на платформах. Теперь это нельзя не учитывать. И денег сейчас больше не будет, поэтому и говорить об этом бессмысленно. Нам нужно вернуть свою природу кино, мы слишком долго шли за Голливудом — в производстве, в темах, масштабах. А это немножко не наше. Денег, как у Голливуда, у нас не будет, но мозги у нас есть. И у нас всегда было свое, то, что основывалось на замечательной литературе, культуре. Это никогда не требовало огромных денег. Надо привыкать жить по средствам.

— Есть ли у вас фильм-мечта?

— Есть несколько тем, которые я хочу снимать. Например, великий поход за освобождение Индии — потрясающая история, которую написал Валерий Залотуха. Но она масштабная, требует много денег. Сейчас нужно сориентироваться, куда нас уведет этот карантин.

Читайте также: «Союзмультфильм» представил обновленный образ зайца из «Ну, погоди!»

Google newsGoogle newsGoogle news