Top.Mail.Ru
- Город

Красная тайна. Злее злого

Фестиваль «Путешествие в Рождество» стартовал в столице

Евросоюз заявил о продлении санкций против России

Крупный пожар произошел на складе тканей на Варшавском шоссе

«А у нас газопровод»: Зеленский спустя два дня ответил на реплику Путина о газе

Москвичи собрали 43 тонны продуктов для пенсионеров

«Человек, чье имя стало символом эпохи»: Москва простилась с Лужковым

Спасти еду, чтобы спасти людей

Дедушка убитой студентки РУДН раскрыл подробности трагедии

Топ-5 грехов новой Мосгордумы

Каких специалистов ценят в столице больше всего

«Я очень по вам скучала»: София Ротару выступила в Москве

Как распознать редкие и дорогие монеты в своем кошельке

Назван главный цвет 2020 года

Диетологи рассказали, какие блюда и напитки должны быть на новогоднем столе

Личные вещи Людмилы Зыкиной продадут на аукционе в Москве

Красная тайна. Злее злого

ФОТО: Нина Бурдыкина, «Вечерняя Москва»

Ранее в «Красной тайне»

Эта история началась теплой московской осенью. Столичный частный сыщик Илья Иванович получил странный заказ: предприниматель средней руки решил, что его супруга завела любовника. Проследив за женщиной, детектив выяснил, что «налево» жена не ходит, а вот шпионом является. Так Илья познакомился с майором секретной службы Павлом Викторовичем, и вместе они вышли на след таинственной организации, которая проводит странные социальные эксперименты.

Сначала неведомый противник сделал так, чтобы о собраниях группы молодых людей в оранжевых одеждах никто не написал в социальных сетях, что для нашего бурного века само по себе сенсация. А затем столицу и чуть ли не весь мир потрясла история о пропаже тысячи цыплят. К счастью, Илье и майору удалось допросить одного из членов загадочной организации: молодой человек согласен был рассказать все, что знает.

Продолжение

В Москву, наконец, пришла зима. Илья Иванович, частный детектив с особенными способностями (не спать по несколько суток и есть, что Бог послал), дремал в секретном кабинете на Чистых прудах, куда он с некоторых пор почти переселился.

Было холодно. Сыщику снилось море, которого он никогда не видел. Море было снаружи и море было внутри, как пелось в одной старой песне, и две эти стихии соприкасались рукавами, словно любовники, вчера впервые встретившие рассвет.

— Я вам кофе принес и булку, — бесцеремонно прервал воспоминания о том, чего не было, вошедший в кабинет Иван, молодой человек отчаянной рыжины.

Илья Иванович проснулся окончательно, сел, потер виски и пробормотал приличествующие случаю благодарности.

— Начальник-то где? — спросил детектив, оглянувшись по сторонам и обнаружив, что сквозь серую хмарь просвечивает утро.

— Вызвали, — неопределенно ответил Ваня, подразумевая, что случилось что-то настолько серьезное, что требует присутствия Павла Викторовича, майора с широкими полномочиями, в местах, куда Илье Ивановичу путь заказан.

Детектив выбрался на улицу, закурил и прислушался к притихшему городу. Ветви дрожали от холода, звенел осторожный трамвай, в воздухе пахло сдобой — то был особенный московский дух: сильный и мягкий, родной. Раньше — Илья Иванович знал это неизвестно откуда — сдоба была частью более сложного букета: дрова, уголь, сено — но теперь дерево почти исчезло, а вот пироги и булки остались.

Зима скрадывала все лишнее, давая почувствовать главное, и сыщик был ей за это благодарен.

Майор вернулся к обеду. Он был мрачен.

— Илья Иванович, что с женщиной? Мы можем ее найти?

Детектив развел руками.

Они с Иваном потратили почти неделю на поиски странной дамы, которая объяснила горе-расследователям, что пятна, появлявшиеся то здесь, то там, связаны с местами, где обитала Матрона Московская, в святость которой люди верили до сих пор.

Женщина исчезла, детектив и молодой человек, который не слишком любил покидать штаб на Чистых прудах, снова и снова ходили по Таганке, забредали в Вишняковский переулок, доезжали до Сокольников, пили кофе в Староконюшенном и Малом Предтеченском, но все было впустую. Никто ее не видел, никто о ней не знал, но майор стоял на своем.

— Разыщите. Начальство считает, что вся эта мистика — не случайность, за этим что-то есть, тут очень важные вещи, но никто не может русским языком объяснить, какие. Но ищите, с нас живыми не слезут, это я вам могу гарантировать.

Илья Иванович поднял всех своих осведомителей, расспросил каждого, но женщина пропала.

— Может она просто уехать из города, к морю, например, — предположил пару дней назад сыщик, и майор неожиданно улыбнулся в ответ:

— Нет, это исключено. Вы ведь тоже, господин детектив, не едете на море. Хотите, мы вам путевку дадим, ну, не знаю, в Судак. Это дело простое, можем. Но вы сделаете все, чтобы остаться в Москве, заболеете бубонной чумой, провалитесь в закрытый люк, но будете сидеть тут у Чистых прудов, как привязанный. Да?

— Да, — подумав, вдохнул Илья, — но у меня работа.

— У нее, я думаю, тоже, — пространно произнес майор, и на этом разговор был окончен.

После короткого разговора с Павлом Викторовичем Илья и Иван снова поехали на Таганку, которая почти не изменилась с их прошлого визита. Те же спешащие куда-то люди, те же машины, та же суета. Детектив и рыжий парень сели в кафе и молча пили кофе. Все, что можно было сказать, они друг другу уже сказали, а тратить попусту слова было глупо.

Как найти пропавшего человека? Есть много способов, но ни один из них не помог. Волонтеры оббегали полгорода с фотороботом, написанным со слов трех мужчин, кое-что понимающих в розыске, полиция проверила морги и больницы, участковые опросили всех, кого можно и нельзя, в соцсетях искали ее профиль. Все мимо.

Илья вздохнул и посмотрел в окно, за которым разворачивалась обычная для большого города драма, крохотная, всем уже надоевшая, но от того — не менее грустная: какой-то здоровый детина, взяв за грудки нищего, тряс его, чуть приподнимая над землей. Бомж был типичным: какой-то косой и кривой дядька в камуфляже — видимо, он не отдал долю тем, кто поставил его на это хлебное место, вот и поплатился.

Спутник сыщика не обратил на эту сцену внимания, мысли Ивана были заняты чем угодно, но не нищим. Криминального вида детина вряд ли помог бы молодому человеку решить сложную задачу, однако Илья поднялся и вышел на улицу. Ему показалось, что эта трагедия игралась сегодня для них с рыжим компаньоном.

Нищего трясли профессионально. Чуть поодаль стоял еще один здоровый жлоб и молча наблюдал за расправой. Ему все было понятно, он скучал.

Все шло своим чередом, прохожие тихо огибали место конфликта, понимая, что нищий в камуфляже, скорее всего, в чем-нибудь да виноват, но вдруг на детину сзади бросилось нечто. Илья пропустил сам момент атаки, но не понять было невозможно: обидчика колотила девушка лет семнадцати, хрупкая, тонкая, в легком пальто и, что было совсем уж возмутительно, очках. Амбал, скорее всего, мог бы убить ее, просто щелкнув по носу, но верзила растерялся: он не мог и подумать, что на него кинется такая фея.

Илья Иванович успел вмешаться. Он махнул перед носом у нищего и его палача красной корочкой (выданной майором со словами «ну, чтобы было, нас многие тут знают»), оттащил барышню и быстро отвел ее в кафе. Ваня порозовел от смущения, уступил стул и непонимающе уставился на детектива и девушку.

— Меня Лиза зовут, — согревшись чаем, ответило создание, — а вы чего от меня хотите?

— Вы, Лиза, — осторожно произнес Илья, — в своем уме? Человек, которого вы хотели побить, сломал бы вам шею. А человек, которого вы спасали, просто жулик.

Иван важно кивнул. Он приосанился и поглядывал на девушку чуть сверху вниз, как старший. Пусть не по званию (звания ему не полагалось), но хотя бы по статусу.

— Ну и что? — ответила Лиза, поднося салфетку к уголкам губ. — Терпеть теперь это?

Детектив протер глаза.

— Вам жить надоело? — устало спросил он. — Вы хотите отправиться в царство, простите за пафос, Аида?

Девушка отрицательно покачала головой и серьезно сказала:

— Ничего бы он со мной не сделал. Я же права.

Иван посмотрел на нее еще раз и набрал на телефоне сообщение. «Павел Викторович, на Таганке девочка-псих. Ее надо в дурку сдать. Что делать?»

Майор позвонил помощнику через несколько минут и попросил — строго, но вежливо — привезти Елизавету в контору.

— Нас в дурку всех скоро самих сдадут, так что я бы не зарекался, Ваня, — резюмировал он.

На Чистые пруды ехали молча. Путь был близким.

По дороге Илья Иванович рассматривал Лизу (она была трогательна и нелепа, как нахохлившийся воробушек) и думал о том, что искать им стоило вовсе не загадочную женщину, а кого-то куда более простого. И, возможно, они уже опоздали.

Илья Иванович догадался, как ведется эта игра, хотя все еще понятия не имел, кто ее ведет и зачем.

Они оставили Лизу в конторе, отобрали у девушки мобильник, а чтобы не скучала, всучили богато изданный сборник «Щит и меч» с увлекательными рассказами. Трое мужчин отправились искать смелых, которых требовалось отделить от сумасшедших. Задача оказалась посильной, но довольно сложной.

— Понимаете, есть зло и есть зло, — быстро объяснял майору и Ване Илья Иванович, пока они ехали. — Вы видите сводки происшествий: пьяная драка, кража мобильника, пырнул по дури ножом — все это не тянет на чудовищные преступления. Мы все привыкли. Но мелкая ложь, тупые подлости, скучные убийства так вплелись в ткань мира, что, кажется, прямо сейчас ломают хребет верблюду. Зомби-апокалипсис? Астероид, летящий к Земле? Злой гений, решивший уничтожить мир? Нет. Вася пьяненький дал сыну подзатыльник. Да и как не дать, правда? Кто осудит?

Этот подзатыльник — кажется нам — не зло. Но он злее злого, он незаметен, мал, скрыт. И сжигает мироздание дотла.

— Я понял, — хмыкнул майор. — То, что не считалось злом, стало ужасным преступлением.

— Да, — ответил Илья, — все именно так.

Пятеро сидели за круглым столом. Девушка Лиза, пенсионер Владимир Сергеевич, который отнял у уличного грабителя сумочку зазевавшейся горожанки, интернет-разоблачитель по фамилии Сергеев, системный администратор, который сутками защищал униженных и оскорбленных в сети, мать двоих детей Мария Степановна, воюющая с привычным школьным равнодушием, и, наконец, мальчик Дима, собирающийся освободить мир от злых людей.

Всех их нашли, отбили у полиции и привезли, нарушив все возможные правила, в скромное здание на Чистых прудах. Каждый из них говорил одно и то же: в какой-то момент я вдруг словно бы проснулся и, оглянувшись, чуть не расплакался, сколько же кошмарной несправедливости творится вокруг и неужели нельзя это исправить?

Пятеро смелых были по-настоящему опасны, потому что даже не знали друг о друге, не были связаны ни клятвами, ни обязательствами, не принимали наркотики и, возможно, были не последними в длинном списке городских сумасшедших.

Майор висел на телефоне: он ждал указаний, не понимая, что делать со свалившимся на него богатством.

Ваня строил глазки Лизе, которая, впрочем, не обращала на это никакого внимания.

А Илья Иванович, то и дело выходя покурить, беседовал с гостями.

Диалоги эти были похожи на лучшие пьесы драмы абсурда:

— Владимир Сергеевич, но вы ведь взрослый разумный человек, вы всю жизнь не лезли на рожон, были осмотрительны и осторожны, зачем вам сейчас, в шестьдесят семь лет, начинать крестовый поход?

— Понимаете, Илюша, — отвечал героический пенсионер, — а ведь как иначе? Я всю жизнь не жил, а боялся, как бы чего не вышло, да все надеялся: вот-вот наступит оно, настоящее. И что? Помру скоро дураком, ничего не сделал, никому не помог. Тьфу.

Так было с каждым.

Через три часа майор собрал совещание. Ваня и Илья Иванович, запершись, смотрели друг на друга и не понимали, как быть дальше.

По уму нужно было всех отпустить, но пятеро смелых не слишком рвались наружу, не считали, что их задержали, и чувствовали себя прекрасно.

Сколько таких же людей бродило по Москве, оставалось только догадываться.

Никакого разумного решения проблемы не существовало: отпусти сейчас ту же Лизу, завтра какой-нибудь очередной амбал просто убьет ее.

— Мир во зле лежит, — сказал вдруг Ваня, — это я в интернете прочитал, есть такая информация религиозного характера.

— Молодежь, — пробурчал майор, — что ж с вами поделаешь.

— Надо отпускать, — вздохнул майор, — и ждать, что будет дальше. Давайте зафиксируем пока то, что мы имеем, не оглядываясь на то, как можно представить это начальству.

Присутствующие кивнули...

— Когда мы взяли вас, Илья Иванович, все представлялось следующим образом: некий ловкий сыщик, каких в Москве много, случайно раскрыл нашего агента. Что ж, бывает. Неприятно, конечно, но мы переживем. Агента заменили, все обошлось. После чего кто-то придумал собирать молодых людей и обряжать их в оранжевое, да еще и так, чтобы об этом не знал никто.

Хорошо, такое случается. Осень продолжается: вброшен фейк о тысяче цыплятах — цыплят нет, а шуму — как будто нового президента Америки выбирают. Тут я уже начал немного напрягаться, если честно.

И, представьте себе, каково было мое удивление, когда по городу стали появляться таинственные знаки, да не просто так, а в тех местах, где обитала Матрона Московская. Ваня притаскивает сюда какую-то женщину, ломая нам секретность.

Мы, кстати, съезжаем послезавтра. На выселки. В Чертаново. Будете знать.

И, наконец, у нас пятеро смелых героев спасают мир от зла, а мы защищаем их от дурдома.

Вы же понимаете, что что-то происходит и все это не случайно, правда? Я же не один тут такой идиот, да?

— Да, — ответил Илья Иванович, — все это связано, конечно. Давайте я поговорю с людьми, мы их отпустим и начнем готовиться к переезду. А я буду думать и что-нибудь придумаю.

— Перспективы, конечно, воодушевляющие, — произнес майор.

Пока в кабинете на Чистых прудах частный сыщик Илья Иванович инструктировал пятерых смелых людей, а Иван вручал каждому простенькие мобильники с сим-картами, — чтобы можно было звонить по одному лишь номеру и сообщать о нарушениях, пока майор секретной службы Павел Викторович придумывал убедительный отчет для начальства, пока на Москву надвигался холодный фронт, на лавочке, недалеко от метро под черным зонтом сидел худой и высокий мужчина неопределенного возраста.

Он был собран и хмур, носил очки в тонкой оправе, имел непривычное для русского уха имя (читатель уже однажды его слышал) и ждал, чем закончится совещание в неприметном здании поодаль.

Сквозь серое ноябрьское небо пыталось пробиться солнце, трамвай звенел, горожане спешили, человеку очень хотелось почесать под правой лопаткой, но он сдерживался.

Пока еще не время. Скоро. Уже скоро.

Продолжение следует...

Читайте также: Красная тайна. Знаки судьбы

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Как проходила эволюция галактик

Антон Крылов

Во всем виноват Сталин

Алиса Янина

Новогодние подарки — дорого и глупо

Ольга Маховская, психолог

Как справиться со страхом экокатастроф

Георгий Бовт

Закон не правят на коленке

Виктория Федотова

Когда «хорошая девочка» — смертельный приговор

Олег Капранов

Смартфон у ребенка отбирать нельзя. Тем более в школе

Генерал Мороз был предателем. Правда и мифы о Битве за Москву

Построили стену из кирпичей собственного производства

Правильно распределяйте свое время на экзамене

Чтобы попасть в мишень нужны не глаза, а чувства