Дом с историей: загадка «Школы современной пьесы»
Стало. Руководитель Департамента культуры Александр Кибовский (слева) и художественный руководитель театра «Школа современной пьесы» Иосиф Райхельгауз в отреставрированном зале «Эрмитаж» / Фото: Владимир Новиков, «Вечерняя Москва»

Дом с историей: загадка «Школы современной пьесы»

Город
Российский Год театра в Москве начался с хороших новостей: творческий коллектив «Школы современной пьесы» вернулся на историческую сцену. Старинный особняк, где когда-то работал тот самый ресторан «Эрмитаж», о котором писали Гиляровский и Ходасевич, отреставрировали и оснастили самым современным сценическим оборудованием.

И это один из 33 столичных театров, которые привели в порядок за последние пять лет. Причем «Школу современной пьесы» восстановили буквально из пепла.

Пожар, вспыхнувший на сцене театра в ноябре 2013 года, быстро перекинулся на другие помещения. Огонь не пощадил ни парадную лестницу, что ведет в основной зал, ни роскошную лепнину, ни гримерки актеров. Вмиг сгорели старые деревянные перекрытия здания. Поэтому, прежде чем приступить к реставрации, дом заново «сшивали». Сегодня он держится на прочных железобетонных конструкциях. А за противопожарную безопасность отвечает надежная система.

— У нас уникальное здание: это единственный дом на Трубе, который сохранил реальные стены, сохранил сам себя, — говорит художественный руководитель «Школы современной пьесы» Иосиф Райхельгауз. — Дому больше 200 лет, и, естественно, за это время он оброс множеством невероятных баек и легенд.

Шикарный особняк украсил Трубную площадь в начале XIX века. Еще до того, как в 1860-х годах его выкупил купец Яков Пегов и вместе с провансальским кулинаром Люсьеном Оливье открыл легендарный ресторан «Эрмитаж», здесь работал трактир «Крым», в подвале которого располагался зал под названием «Ад». Говорят, это было одно из любимейших мест московских богачей.

— Приходили обычно компаниями — вчетвером-впятером, а уходили вдвоем-втроем, — рассказывает Райхельгауз. — Дело в том, что прямо под домом протекала речка Неглинка, и после пьянки кто-то, как правило, уплывал по реке.

Это я к тому, что знаменитое выражение «концы в воду» возникло именно здесь. Тут же, по словам режиссера, родилась игра в наперстки. А уже во время Оливье появился рецепт знаменитого на весь мир «русского салата».

— Шеф-повар нарезал отдельно картошечку, рябчиков и другие ингредиенты, положил рядом майонез, а русские купцы все взяли и перемешали, — раскрыл секрет холодной закуски Иосиф Райхельгауз.

В ресторане «Эрмитаж», который славился не только кухней, но и богато украшенными уютными залами, часто бывали знаменитые москвичи. Так, Тургенев отмечал здесь юбилей, Достоевский повторил речь памяти Пушкина на заседании Общества российской словесности, Чехов за обедом заключил договор с Сувориным на издание собрания своих сочинений, а Горький давал банкет в честь премьеры пьесы «На дне».

Дом с историей: загадка «Школы современной пьесы»Ресторан «Эрмитаж» в 1900-е годы / Фото: Общественное достояние, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=39897697

— Когда я стал руководителем театра и мы переехали в это здание, я пригласил к нам играть Марию Владимировну Миронову, — вспоминает реальный случай из жизни Райхельгауз. — И вот я первый раз встречаю ее на служебном входе, веду по коридорам: «Сейчас направо, теперь налево». Мария Владимировна все слушала, улыбалась, а потом, как только мы зашли с ней в зал «Эрмитаж», остановилась и говорит: «Деточка, еще задолго до твоего рождения мой папа приводил нас сюда по воскресеньям. Вот здесь стояли столы, накрытые белоснежными скатертями. Над каждым столом возвышались пальмы. А в этой ложе пели Шаляпин, Собинов. Качалов читал нам стихи».

Теперь в зале с большими окнами, из которых открывается изумительный вид на столицу, идут премьеры и спектакли из основного репертуара «Школы современной пьесы». В распоряжении режиссеров — новейшее световое, звуковое оборудование и подвижный пол, благодаря чему сцену можно сделать абсолютно в любой части комнаты. Сложную механику убрали наверх. Работали аккуратно, чтобы не повредить лепной декор потолка.

В зал-трансформер превратилась и Малая сцена, что находится на месте «Зимнего сада» бывшего ресторана «Эрмитаж». Кирпичные стены вдоль старинной лестницы, ведущей в «сад», украшают собранные маскароны. Осталось вернуть на место отреставрированные цветные витражи Врубеля.

— Детали крайне важны, особенно в театре, — подчеркнул глава Департамента культуры Москвы Александр Кибовский, обратив внимание на подлинные люстры и зеркала.

Одно из них — с автографом мастера из Петербурга от 1863 года — висит в фойе главного входа в театр. В другой части здания сохранились старинные фрески. Реставраторы нашли их, расчистив 20 слоев штукатурки и краски.

— Восстанавливая роспись, мы пошли по европейской методике, как делали, например, в венецианском театре «Ла Фениче», который тоже пострадал при пожаре, — уточнил Кибовский. — Специалисты просто восполнили контуры.

Исторический оливковый цвет вернули и Белому залу. Он станет площадкой для нового творческого проекта «Кафедра»: выпускники ГИТИСа будут показывать здесь дипломные спектакли.

— А как только потеплеет, во дворе театра построят летнюю сцену, — поделился планами Александр Кибовский.

По словам Райхельгауза, на ней будут выступать актеры не только «Школы современной пьесы», но и других московских театров.

Google newsGoogle newsGoogle news