Кто такие капельдинеры и чем они занимаются
Зрителю Григорию Мухину капельдинеры Динара Авзалетдинова (в центре) и Евгения Попова предлагают журнал «Театрал» и программку к спектаклю по культовому роману Ромена Гари «Обещание на рассвете» / Фото: Даниил Данченко, «Вечерняя Москва»

Кто такие капельдинеры и чем они занимаются

Город

Капельдинер в театре — это человек, который без труда поможет найти место в зрительном зале, назубок знает содержание любого спектакля. Свои силы в этой профессии попробовала корреспондент «ВМ».

Одежда и обувь исключительно черного цвета, на шее — яркая оранжевая бабочка. На лице — приветливая улыбка. Так выглядит капельдинер в Московском драматическом театре имени А. С. Пушкина. Именно он не только встречает гостей на входе, но и раздает программки представления, рассаживает зрителей «согласно купленным билетам». Но, как оказалось, за сухим определением должности «рабочий в театре, кинотеатре или концертном зале» кроется множество нюансов.

— Смена капельдинера начинается за сорок пять минут до спектакля и заканчивается, пока театр не покинут последние посетители, — вводит меня в курс дела Динара Авзалетдинова, одновременно крепя бейджик и «бабочку».

В этот раз на месте четырнадцать капельдинеров. Среди них почти всегда только девушки. Если выходит молодой человек, как правило, его ставят «на гардероб» принимать одежду (ведь зимой она достаточно тяжелая), выдавать номерки и бинокли. Кстати, вы заметили, что после спектакля гардероб работает гораздо быстрее, чем до? Это потому, что к делу привлекаются все капельдинеры.

— Наша работа достаточно сложная, как и любая, связанная с людьми, — рассуждает Полина Гладкая. — На возмущения и каверзные вопросы гостей мы отвечаем спокойно и благожелательно. К тому же почти весь спектакль проводим на ногах: зрители могут опоздать или выйти во время представления и потом не найти свое место.

Хотя я и новичок, мне доверили продавать программки и специализированный журнал. При себе обязательно надо иметь купюры разного номинала для сдачи.

Приступаю к работе: протягиваю журнал заинтересованному гостю. И тут же звучит неожиданный вопрос.

— Как давно в вашем театре лакировали паркет? Выглядит как новый, — протирая очки, разглядывает пол дама средних лет.

— Не знаю, — бормочу я в ответ, не теряя при этом дежурной улыбки.

— Хм… А почему поменяли порядок фото актеров на стене? Вроде они не так висели? — продолжает посетительница.

— Насколько я знаю, давно не меняли, — парирую я. — Хотите, расскажу про сегодняшний спектакль «Обещание на рассвете»? В нем играют...

— Не нужно, я смотрю его не в первый раз, — отвечает дама и, пролистав журнал, возвращает его мне.

— Зрители часто спрашивают, какое здание театра было изначально — каменное или деревянное, что было здесь 50 или 100 лет назад, и даже просят перечислить фамилии художественных руководителей за весь период его работы. Ну и главное, что их интересует: какое отношение театр имеет к Пушкину, — продолжает свой рассказ Полина.

Дальше я отправляюсь на пост у дверей возле бенуара — ложи на уровне сцены. С другой стороны партера дежурит Ирина Кукушкина.

— Наша главная задача — сориентировать зрителей, — говорит она. — Многие путаются в терминах, не знают, что такое партер, бенуар, балкон и бельэтаж. Бывает и так, что некоторые просятся с балкона в партер, если видят, что он полупустой. В этом мы им отказываем. Да и в нашем зале такого почти не бывает: в театре более 800 зрительных мест, и редко когда занято меньше 650.

— А какая проблема у капельдинеров считается самой большой? — интересуюсь я.

Ирина задумывается.

— Пожалуй, если на одно место продано два билета. Такая накладка иногда случается, если один из билетов — пригласительный.

В этой ситуации разбирается уже администратор.

После третьего звонка сталкиваемся с первой проблемой. Зрители расселись, а тут подбегают юноша и девушка, протягивают билеты с местами в центре зала.

— Пока я посажу вас с краю. Иначе вы потревожите остальных гостей, — объясняет им Ирина.

— Но там будет плохо видно, — возражает девушка.

— В антракте пересядете на свои места, ничего страшного, — отвечает моя коллега.

Молодые люди исчезают в темноте, а мы остаемся «на карауле». Капельдинерам, которые во время спектакля находятся в зале, удается посмотреть происходящее на сцене. Но и работы у них больше: так, приходится останавливать любителей снимать постановки на мобильный телефон. Для этого мои коллеги пользуются рацией, передавая друг другу информацию. А блокируют гаджеты при помощи лазерной указки: светят ею на экран или руку «нарушителя».

— А если человек просто переписывается, он тоже мешает соседям? — спрашиваю я.

— Это не запрещено, ведь ситуации бывают разные. В этом случае мы просто просим приглушить яркость монитора, — комментирует Ирина. — Как правило, никто не возражает и соглашается.

В этот вечер спектакль шел всего час пятьдесят минут и без антракта. В начале десятого, разгрузив гардеробы и переодевшись, мы отправились домой. И это мы еще рано управились. Пожалуй, единственный минус работы капельдинера — смена заканчивается довольно поздно.

ТЕРМИНЫ

Партер — нижний этаж зрительного зала с местами для публики в пространстве от сцены или оркестра до противоположной стены или амфитеатра.

Амфитеатр — места для зрителей за партером, расположенные возвышающимся полукругом.

Ложа — обособленное, в виде небольшого внутреннего балкона, помещение, предназначенное для нескольких посетителей. Ложи, как правило, находятся по сторонам и сзади партера или примыкают к оркестровой яме (такие называются «бенуар»).

Бельэтаж — места, расположенные преимущественно полукругом сзади и выше партера и амфитеатра.

Балконы устроены выше партера, в различных ярусах зрительного зала.

Читайте также: Джазовое трио исполнит свою версию «Шахерезады» Римского-Корсакова в Петербурге

Google newsGoogle newsGoogle news