Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

ПОЛИТКОВСКИЙ СМАТЫВАЕТ УДОЧКИ

Развлечения
ПОЛИТКОВСКИЙ СМАТЫВАЕТ УДОЧКИ

[i]Об Александре Политковском, одном из ведущих легендарной программы «Взгляд», кто-то из молодых может, пожалуй, заметить: «А, ну да, помню, но это же прошлый век!» С витающим на устах вопросом, как остаться уважаемым и узнаваемым на все времена, я постучалась в дверь маленького домика в центре Москвы. Мягко щелкнув замком, дверь «Тур-студии Александра Политковского» распахнулась, и передо мной предстал сам основатель и генеральный директор.

О том, что Политковскому – 50, можно догадаться разве что по предательской округлости живота. Поначалу кажется, у этого быстрого кареглазого человека не бывает периодов зимней спячки, ленности или дурного настроения. Обитый деревом кабинет напоминает скорее нору, нежели главное помещение офиса, – однако сразу обезоруживает своим очевидным уютом. Приглушенный свет лампы, мерцающие в полутьме глаза собеседника. «Ну, спрашивайте!» – Политковский ободряюще мне улыбается, но глаза его грустны.[/i] [b]– Александр Владимирович, что это за коробки с видеокассетами, которыми забита вся студия?[/b] – Это фильмы серии «Я – чайник», которые выпускает «Студия Александра Политковского». Вот, например, «Введение в нахлыст», вот «Мой первый аквариум». Все началось с того, что мне как аквариумисту с приличным стажем захотелось поделиться знаниями, чтобы люди научились как следует ухаживать за своими рыбками. Потом появилось «Введение в нахлыст» – это уже из моего увлечения рыбалкой. «Нахлыст» – традиционный вид рыбной ловли для англичан. Сейчас начинает распространяться и у нас. Говоря коротко, я реализую свою давнюю мечту – показать нашу огромную страну и заодно дельно рассказать о рыбалке и рыболовно-охотничьем туризме. [b]– А как же карьера острого въедливого тележурналиста?[/b] – Сейчас журналистика мне малоинтересна, потому что я в ней всего достиг, все знаю. Хотя... иногда интересно бывает поехать и сделать видео из того места, откуда никто еще ничего не привозил. Пятый год существует проект «Территория Север» на Ханты-Мансийском государственном телевидении. На телеканале «Культура» была программа «Тарантас» о жизни русской интеллигенции в провинции. Могу похвалиться: наш фильм «Похвистневские беженки» принес множество наград на региональных фестивалях документальных фильмов. Я начал с журналистики, а сейчас я больше режиссер, иногда немного оператор. В 1999 году открыл «Студию Александра Политковского», которая позже получила приставку «тур'BB. Сформировалась своя компания – небольшая, но гордая. [b]– И все же: ностальгия о «Взгляде» и «Политбюро» имеет место быть?[/b] – Почему нет? Модель телекомпании ВИD до определенного времени была в общем идеальной. Можно было спокойно и честно работать, приходить и получать деньги, расписываясь в ведомости в бухгалтерии. Потом пошли «Час Пик», «Тема», «Поле Чудес». Влад Листьев видел телевидение как коммерческий ларек. Что теперь? «Взгляда» и «Политбюро» нет, а «Поле Чудес» есть. Убежден, что те годы будут оценены исторически как смутное время коррупции и разгула дикой приватизации. После 1993 года началось просто бешенство матки у власти. Приватизировалось все, что могло приносить хоть какую-то выгоду отдельно взятым людям. Постепенно рынок стал вползать в телекомпанию ВИD, он сожрал и Первый канал. Потом и меня выкинули из ВИDа. Я оказался в ситуации, в которой вы меня сейчас наблюдаете, поверьте мне, не потому, что я к этому стремился. Люди моего поколения очень тяжело адаптируются к рыночным условиям, потому что, извините, я был октябренком, пионером, комсомольцем. [b]– Не было желания реанимировать в своей студии ваши знаменитые программы?[/b] – Самые интересные выпуски «Взгляда» шли на Дальний Восток, а самые неинтересные показывали у нас. Самое бесполое, без яиц, телевидение – оно на Москву. Оно делается для тех людей, которые за Кремлевской стеной. Меня часто спрашивают: «А возможен ли новый «Взгляд»?» Отвечаю: конечно, возможен. Только одно условие: на независимом телевидении. И люди, которые будут работать на этом телевидении, будут делать телевидение не для Кремля. [b]– Ваша оценка общей ситуации в стране как бывшего депутата?[/b] – Когда я был депутатом, я ходил в Кремль. Я могу вам сказать, что интеллектуальный уровень тех людей, которые управляют страной, настолько низок, что его практически не существует. Есть только искусство интриги и демонстрация личных интересов. Сегодня я в очередной раз простоял в пробке 35 минут, потому что выезжало наше правительство. Я вышел из машины, подошел к милиционеру: «А вы видите, «скорая помощь» стоит рядом?» Но он только ухмыльнулся. Я говорю: «Неужели трудно махнуть, чтобы «скорая» проехала, может быть, там ребенок или, наоборот, едут к ребенку?» Молчит. Если так происходит, то чего может добиться страна? Говорят, Рома Абрамович скупил половину Англии. Но остальное просто не афишируется: испанское побережье, Карловы Вары – все скуплено. И эти люди отсиживаются в тени. А в это же время в ста километрах от Москвы другие люди в туалет ходят на улицу. [b]– Были ли выпуски вашего «Политбюро», которые, на ваш взгляд, актуальны и по сей день?[/b] – Я сделал первую программу о тоталитарных сектах в России. И до тех пор, пока Аум-Синрике не мочканули людей зарином, мы рассказывали о том, что там происходит. Тогда это не произвело никакого впечатления на власть имущих, но мы были первыми, и это можно сказать сегодня ясно и открыто. А сейчас мы делаем «Тюрьму и волю», в том числе и про ответственность людей, которые позволяют существовать этим сектам. Тот же Совет безопасности давал разрешение Асахаре, церкви Муна. Понесли ли эти люди ответственность? [b]– Как получилось, кстати, что вы стали ведущим такой специфической программы, как «Тюрьма и воля»?[/b] – Эту программу делаю не я, меня туда пригласили как «бывалого». Я был знаком с достаточно большим количеством преступных авторитетов. Но ни в каких делишках замешан не был. Первые полгода мы варились в малоинтересных сюжетах: блатные песни, наколки, жаргон. А потом вырулили на другие, более внятные темы. [b]– На что конкретно ориентируетесь при подготовке программы?[/b] – Скорее всего, на то, что в большей степени интересно мне самому. Есть люди, которые в курсе моих проектов, они за мной следят и «съедят» все, что я сделаю. Когда я начинаю сомневаться, то звоню некоему кругу знакомых, к телевидению не имеющих никакого отношения. Пусть я годами не встречаюсь с каким-то человеком, но мне будет стыдно, если при встрече он скажет мне, что я был в чем-то не совсем прав. Я прекрасно знаю свой уровень и держу планку. [b]– Кстати, о «знакомых». По-вашему, в наше время возможны серьезные дружеские отношения?[/b] – Я как-то всегда верил в тех людей, которые со мной. Но с иллюзией дружбы расстался. Ко мне приходили люди, я верил, что они мне друзья. Потом они же воровали у меня деньги, выпихивали из телекомпании. Меня до сих пор волнует человеческий аспект, так сказать, дружеского обмана. ([i]Политковский нервно закуривает[/i]). Это российский бизнес. К сожалению, у нас все так. [i]Признаться, «Студию Политковского» я покидала не в самом радужном настроении. Однако выйдя во двор офиса, увидела, как некий мужчина в «трениках» и безрукавке с энтузиазмом тренируется в забрасывании удочки.[/i] – Это нахлыст? – воскликнула я. – Он самый! Попробуйте! Знаете, как захватывает?!– радостно отозвался энтузиаст. Я пообещала непременно попробовать – и уже бодрее зашагала к метро. [b]ДОСЬЕ «ВМ [i]Александр ПОЛИТКОВСКИЙ родился в 1953 году в Москве. После армии окончил журфак МГУ. Работал в главной редакции спортивных программ «Останкино», где сделал карьеру от должности младшего редактора («Время», «Мир и молодежь») до ведущего программы «Взгляд». В 1991–1994 годах автор и ведущий программы «Политбюро» (ОРТ). Сейчас ведет программы «Тюрьма и воля» (ТВЦ) и «Тарантас» («Культура»).[/[/i]b][b]

Подкасты