Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Легендарный «Москвич» вернулся

Легендарный «Москвич» вернулся

Какие города играли роль Москвы

Какие города играли роль Москвы

Кого нельзя сократить?

Кого нельзя сократить?

Звезды, которые стали блондинками

Звезды, которые стали блондинками

Отцовство в зрелом возрасте

Отцовство в зрелом возрасте

Судьбы детей-вундеркиндов

Судьбы детей-вундеркиндов

Пары, которые быстро развелись

Пары, которые быстро развелись

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Где в мире заблокированы соцсети

Где в мире заблокированы соцсети

Как защитить машину от угона

Как защитить машину от угона

Зов плоти

Общество
Зов плоти

[b]В городе трех революций настал черед четвертой – сексуальной. Мне подумалось, что москвичи не должны оставаться в стороне, и под лозунгом «сексу – да, войне – нет!» провела беседу с популярнейшим в Питере врачом-сексологом, профессором Львом Щегловым – истинным художником своего дела. Поэтому наш разговор носил скорее общегуманитарный характер, несмотря на устрашающее название нынешней должности Льва Щеглова: заместитель председателя Совета по эротике при правительстве Санкт-Петербурга.[/b][b]— Как вы стали сексологом в нашей стране, где и секса-то, как известно, не было?[/b]— Я сперва придумал поступать на философский факультет. А наша семья коренных питерцев жила почему-то с ощущением провинциального еврейского кагала, и все решения принимались на расширенном форуме – с родителями, дядьками, тетками, очень глупыми, как мне казалось в 17 лет... И вот брат отца, брюзга ужасный, мне сказал: «Идиот! Ты что, хочешь всю жизнь пустить под хвост ближайшему райкому партии? Не нравится физика-математика? Иди в медицину!» Я запомнил его знаменитую фразу: врач – он и в зоне врач. И я пошел в медицину. Но меня интересовал все же не организм, а личность. Стал заниматься психотерапией, психологией. И скоро понял, что интересней всего в психологии – сексуальность человека.[b]— Почему?[/b]— Потому что заметил сексуальные мотивы неврозов. После института я организовал первый в городе психотерапевтический кабинет. Там впервые в стране велся прием больных с «половыми расстройствами». Слово «сексуальный» не звучало, считалось категорически не нашим. А половые расстройства теоретически могли быть...[b]– Кремлевским ли старцам этого было не знать... Что такое ваш Совет по эротике?[/b]– Мы контролируем все явления общественной жизни, связанные с эротикой: печатную продукцию, аудио, видео, эротические шоу...[b]— Вроде полиции нравов?[/b]— Как раз нет. Мы не можем никого наказывать, ничего запрещать. Только рекомендовать. Но теперь пенсионер, гуляющий с внучкой, не рискует наткнуться на развороченную вагину где-нибудь на лотке в подземном переходе. С одной стороны. А с другой стороны, взрослый клиент (не моложе 18 лет, магазин несет ответственность) может купить в секс-шопе то, что по старым критериям считалось порнографией.[b]— А вы разработали другие критерии?[/b]— Да, для выдачи экспертных заключений. Эти новые критерии лежат в основе проекта федерального закона.[b]— Закона об эротике? Есть и такой?[/b]— Он называется «Закон о контроле за продукцией эротического характера». Пока его нет. При Ельцине было два чтения, а потом стало не до секса. Но, думаю, он всплывет когда-нибудь. Необходимо какое-то регулирование. А то любой милиционер может сказать: у вас в витрине голая задница, вы арестованы за порнографию.[b]— Таким образом, вы открываете порнографии законную дорогу?[/b]— Что такое порнография – нет определения в мире. По последним советским нормам – это «грубое и циничное изображение половой жизни человека». Каждое слово требует дальнейшей расшифровки. Что такое «половая жизнь»? «Кама сутра» – это порнография? Американцы изобрели у себя статью «за непристойность». На мой взгляд, разумно: есть разница между преступлением – воровством или убийством – и изображением некоего естественного акта, свойственного практически всем людям.[b]– Но эта невинная «непристойность» может служить целям растления малолетних, например, что мало чем отличается от убийства.[/b]– Растление – самостоятельная статья. Использование в нем эротической продукции – не повод ее запрещать. Ношение драгоценностей – ведь не обязательно повод к грабежу? Поэтому, повторяю, необходимы критерии. Мы ввели понятие «криминальной порнографии». А именно: насилие, участие несовершеннолетних, зоофилия, некрофилия. Все остальное, включая гомосексуальный контакт (между взрослыми людьми), – пожалуйста. Другое дело, что особо откровенные сексуальные ракурсы переходят в разряд «жесткой эротики» и могут продаваться только в секс-шопах.[b]– У вас, я слышала, есть свой секс-шоп?[/b]– Не свой. Я консультант в этом магазине. Довольно уникальное заведение – прежде всего своей медицинской направленностью. Мы проводим занятия с врачами, консультации покупателей... Это не выставка фаллоимитаторов. Назначения половины ассортимента люди вообще не знают.[b]– Зачем же они нужны, такие загадочные товары?[/b]– О, весьма нужны. Для разработки сексуальности, для инвалидов, для стимуляции оргазма у фригидных женщин которых, по мировой статистике, 30 процентов...[b]– Кто ходит в секс-шопы?[/b]– Кроме любопытствующих, довольно специфическая публика. Пришла как-то женщина, обычная с виду, плоховато одетая, – ну из очереди, и отнюдь не в секс-шоп. Попросила ей отложить резиновую куклу: эрзац-жену для сына. Парень парализован, вернулся из Афганистана с травмой позвоночника... История, конечно,исключительная, но бывает. Обычный контингент – так называемые «сексуально озабоченные». Любители разнообразить секс красивым бельишком, цветными презервативами или какими-нибудь женьшеневыми добавками. Есть люди с половыми проблемами.Есть такие, кто хочет получить информацию по части техники секса имеют право. Есть эстеты-эротоманы, для которых предназначена так называемая «мягкая эротика» – красивое тело без эрекции. Вся эта продукция должна быть снабжена предупреждением: «Лицам до 18 лет не рекомендуется» и продаваться в запечатанном виде.[b]— Посещение секс-шопов, как я поняла, регламентировано возрастом. И что, это соблюдается?[/b]– А как же. Их страшно лупят за нарушения, в том числе рублем. Так что себе выходит дороже.[b]– А как порнобизнес? Не оказывает сопротивления?[/b]– Как ни странно, бизнесмены первыми оценили всю реальную пользу от Совета. Идут к нам прямо с распростертыми объятиями. Платят вчистую, все налоги, сами сдают свою продукцию на экспертизу... Им надоела игра без правил.[b]– Не хотелось бы ханжить, но вот этот ваш плюрализм в области эротики – не стимул ли для всяких там маньяков, педофилов и прочих половых гадов?[/b]– Наоборот. Секс-шопы, секс по телефону и все такое – как раз выполняют функцию санитаров леса. Они дают возможность выхода излишней, так сказать, энергии. Расслабляют.[b]– Я видела у вас в магазине довольно мрачный прилавок с садо-мазохистской символикой. Черная кожа, плетки, клепаные перчатки... Это для кого?[/b] – Для садо-мазохистов, для кого же еще? [b]– А что, садо-мазохизм... он у нас... как бы сказать – легитимный?[/b]– Это не реальный садо-мазохизм, а игра. Наручники пластмассовые, плетка мягенькая... Очень многие в этой – согласен – странной игре освобождаются от напряжения реальной агрессии... Подобная патология как раз должна иметь разрядочку.[b]– Вы продолжаете практиковать?[/b]– Обязательно, никогда не бросал. Раз в неделю – консультация и педагогическая работа.[b]– Как люди ведут себя на приеме у сексолога?[/b]– Ну, по-разному. Общий барьер – языковой. Мужчины часто не могут изложить поблему без мата. Женщины – сюсюкают. Есть вариант «зримой песни» – мимика, жесты, знаки бровями... Хотя слово «эрекция» стало понятно почти всем...[b]– По вашим наблюдениям, происходят какие-то принципиальные, действительно революционные изменения в сексуальных отношениях?[/b]– Существует общественный стандарт: мужчина физиологичен, а женщина – тонкая и эмоциональная. Сейчас все больше появляется мужчин, невротизированных женщинами. Обращается натуральный бандит, которому очередная девица что-то не так сказала – и он уже трепещет. Он может избить проститутку, но женщин боится. Внешний фасад – агрессия, хамство – остался, но там, внутри, – сломалось. Женщины же стали более жесткими, более требовательными. Это уже не Пенелопа, ждущая Одиссея. Раньше считалось, что женская сексуальность «разлитая» (чувства и душа, и одежда), а мужская – фаллоцентричная. Нет. Сегодня многие женщины стали конкретно, механически эгоистичны. Одна мне заявила: у него высшее образование, у меня высшее образование, пашем одинаково, денег в дом приносим одинаково, при этом на мне дом, ребенок и все такое, а он пиво пьет, лежа на диване.Так почему у него, скотины, есть оргазм, а у меня нет, что за дела? То есть: как он смеет? Была у меня на приеме проститутка, которая «завязала». У нее появился любимый человек, с которым она не испытывает оргазм. Ее позиция: лечите его, пусть он дает мне удовлетворение. Но копнем ее опыт: мелькание всех этих харь, изломанная психика, многократые венерические болезни... Чего же ждать? При чем тут он? [b]– Но женщина в самом деле намного чаще – ну, скажем, проигрывает мужчине в сексе. Сами сказали – 30 процентов фригидности по статистике.[/b]– Да. Тут колоссальный диссонанс между природой и культурой. Природой женщина предназначена для продолжения жизни. Поэтому природа (или Господь) не были обеспокоены удовольствием женщины. В далекие времена от мощной сексуальности мужчины зависела жизнь. Смерть поджидала на каждом углу: болезни, дикие звери, стихийные бедствия... Баба должна была строчить, как из пулемета, родить человек 15, чтобы двое-трое выжили. Но дети были обузой для дикого человека. Поэтому требовалась стимуляция к воспроизводству. Какая? Сильнейшему дано было яркое чувство удовольствия, которое он желал дублировать снова и снова. Не спрашивая слабейшего. Причем по-настоящему сильный мужчина был тот, у кого половой акт длился секунды. Шла ведь еще и битва за самку. Если бы первобытный человек занимался со своей дамой часами, как в порнофильме, – он рисковал получить дубиной по башке и не дать потомства.[b]– Кто не успел, тот опоздал.[/b]– Вот именно.[b]– Но вернемся к вашему опыту. Ваша область, наверное, драматичней любой другой медицинской специальности. Вы можете изменить судьбу...[/b]– Это верно, драматизма море. И порой это мое вмешательство в судьбу оказывается довольно страшным...С полгода назад приходит ко мне цыганский табор: доктор, мы семья цыганского барона. Средний сын – позор нашего рода. Ходит в платьицах, красит губы... Сделайте что-нибудь, озолотим. Открывают кошельки – перстни, золото, кошмар. Гоню теток, вызываю мальчика. Транссексуал – ничего не поделаешь. Единственное его спасение – хирургическая коррекция. Смена пола. Пытаюсь им объяснить – ни в какую. Доктор! Любые деньги! Помогите! Все цыгане над нами смеются. Увы, говорю, это не придурь, не баловство. Это ошибка природы. Час с ними объяснялся, книжки показывал, речи произносил... Небольшая пауза. Так. Вы, доктор, наверное, плохо понимаете. Мы – очень известная цыганская семья. Нас знают в Молдавии. Точно ничего нельзя сделать? Точно, говорю. Хорошо, – по знаку старшей тетки прячутся кошельки. Такого позора нам не пережить. У нас еще много детей. Значит, этого одного мы убьем.[b]– О господи. И что дальше?[/b]– А что? Максимум, что я мог сделать, – тут же настучал в УВД. А дальше – ну откуда я могу знать? Снялись и уехали куда-нибудь в Бобруйск... Ищи их.[b]– А вообще транссексуализм – это что за напасть? В чем там дело?[/b]– Строго говоря, ничего с этим не понятно. Душа одного пола вложена в тело другого. Я женщина, говорит транссексуал, как вы не понимаете? И ненавижу вот эту вот гадость висячую! Верните мне меня! Хорошо, говорим мы. Но вы не будете получать оргазм. Наплевать. Это у вас, дураков, оргазм в штанах. А у нас вот здесь, в сердце. И говорит он о себе в женском роде. Причем этот протест против собственного пола возникает в раннем детстве. Только родители этого не понимают. И если мальчик просит называть его не Петей, а Машенькой, ведут его к психотерапевту,а надо бы – к хирургу.[b]– То есть это как бы природное, врожденное явление? Культура ни при чем?[/b]– Этого никто не знает. Хотя в странах с развитым равноправием транссексуалов намного больше. Грубо говоря, у бен Ладена транссексуалов нет, а у Буша – навалом. И сегодня, между прочим, самое распространенное отклонение не гомосексуализм, как часто думают, а именно транссексуалы. В Питере сейчас прооперировано 70 с чем-то человек и около 200 на очереди. А лет 20 назад их было 20–30. И по всем странам идет такой рост. Смена половых ролей, транссексуализм нарастает в обществе.[b]– А гомосексуализм – разве не смена половых ролей?[/b]– Ни в коем случае. Он хочет, чтоб его любили, как женщину, но ни в коем случае не хочет ею стать. Никогда. У геев и лесбиянок нет протеста против своего пола. Скорее наоборот. И любить они хотят представителей своего пола.[b]– А кто чаще возражает против своего пола – мужчины или женщины?[/b]– Вот тут интересно. Казалось бы, мужская роль выгоднее. Но почему-то во всем мире эта пропорция – три к одному. На трех мужчин, желающих стать женщинами, – одна женщина хочет быть мужчиной. Между прочим, в России – один к одному.[b]– Кстати, о национальных особенностях. Мне раньше казалось, что Восток – дело тонкое, и искусство любви там на высоте даже в быту. Но вот японские фильмы развеяли этот миф. Чистая «поп-механика», даже поцелуя нет в культуре. К тому же мужчины совершенно пассивны, настоящие чурбаны.[/b]– Что касается японцев, то ведь из восточных народов они самые отсталые в этом отношении. Кроме того – самурайская честь, гипертрофированное понятие мужественности, ноль эмоций. Японец – не сексуальный партнер. Не дрогнув сделать харакири – другое дело.[b]– При этом в самурайской традиции гомосексуализм – повальное явление...[/b]– Как во всяком мужском сообществе. В Спарте, например, если юноша проявлял трусость на поле боя, казнили его гомосексуального наставника. Потому что считалось, что со спермой передается нужное качество: доблесть, ум...[b]– ...Честь и совесть. То есть вроде партии. Здорово! Но не будем о грустном. Жить стало веселее, теснота коммуналок, товарный дефицит – позади. Возник и укрепился новый класс богатых и очень богатых людей. Специфический менталитет новых русских с их почти неограниченными возможностями – на сексуальной сфере тоже, наверное, отразился?[/b]– Секс и бизнес? Как ни странно, парадоксальным знаком этого нового времени стало резкое снижение потенции у молодых, здоровых и достаточных. Это понятие носит название «эротической скуки». Деньги, наказание соперника, укрепление позиций в бизнесе, еда, мужские развлечения: баня, карты и прочее – ценнее, чем секс. Меня как-то позвали на одну вечеринку – довольно крутые ребята. Один отозвал в сторонку: лажа с эрекцией, что посоветуешь? Я предложил прийти ко мне на консультацию – не застольный разговор.Исчез. Через полгода встречаю его на Невском, идет с охранником к шикарной машине. Что ж не показываетесь, спрашиваю. – Да не до этого, дела... Казалось бы: молодой мужик – полный импотент, какие тут еще более важные дела? Нет, не до этого ему. «У жены восемь шуб висит, а любовнице я столько денег даю, что как-нибудь потерпит и вялого». То есть совершенно новый феномен. О еде он будет говорить часами, на корте разминаться, путешествовать – а возиться с какой-то бабой? Неограниченные возможности меняют вектор наслаждения.[b]– Какая дикая нестабильность жизни, доктор! Скажите, ради бога, есть хоть что-нибудь вечное, неизменное в этой так называемой плотской любви?[/b]– «Sex» по-латыни означает пол. Половые различия существовали, существуют и, надеюсь, будут существовать всегда. Как врач я вижу в этом довольно утешительную перспективу...

Подкасты