Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Чемпион на мойке

Спорт

[b]Театр начинается с вешалки, а любой бизнес – с первоначального капитала. Который, как утверждают классики, никогда не бывает нажит честным путем. Тем более у нас, в России. Впрочем, сегодняшний наш гость решил проблему первоначального взноса в бизнесе абсолютно честным способом.[/b][i][b]Часть первая. Олимпийская. Немного автобиографичная[/b][/i] Говорят, друзей не выбирают. Они сами выбираются. Жизнью.Вначале мы с Сашкой не дружили. Просто это невозможно, когда тебе уже семнадцать, а ему лишь четырнадцать. И даже пива не пьет.Потом мы тоже не дружили, а конкурировали. В спорте. Даже в Париж поехали в одной команде. Я, правда, там к тому времени побывал, а Саня ехал впервые. Ну и в магазинах, естественно, каждый искал по своим интересам. Я – часы штампованные по десять франков с целью перепродажи в Союзе по спекулятивным ценам.Ему тоже советовал – бизнес, мол, учись, сынок. А Саня купил на все суточные и призовые красочные иллюстрированные издания о неведомом тогда бодибилдинге.С бизнесом у меня тогда, в конце восьмидесятых, не случилось. Со спортом, по большому счету, тоже. Саня же в двадцать лет стал олимпийским чемпионом в Барселоне-92, а я, составлявший в то время заметки для физкультурной рубрики популярной газеты, получил повод написать о саблисте [b]Александре ШИРШОВЕ[/b], чей победный удар в финальном бою принес сборной СССР золотую медаль. Которая, по иронии, стала последней в истории Советского Союза.Потом прошло десять лет, в течении которых я продолжал составлять заметки, а Саня – фехтовать. Где-то получалось хуже, где то лучше. Так – посередине. Если слово «середина» применимо к олимпийскому чемпиону.[b]– Саш, а ты вообще-то себя средним классом считаешь?[/b]– А то! Ну уж не олигарх какой-нибудь зажитошный. Профессиональные спортсмены и есть этот самый средний класс.[b]– Ну да, Буре, Кафельников, Федоров с их миллионами…[/b]– Это другая категория. Суперзвезд – единицы, ты практически всех назвал. Миллионы долларов зарабатывают единицы. Остальные – десятки, ну, сотни тысяч долларов за то время, покуда ты профессионал.[b]– Ну и сколько получает профессионал в России?[/b]– Я-то? Долларов сто в месяц. Всего. Но я, ты сам понимаешь, это… «Это» значит – готовится к завершению спортивной карьеры. При этом едва не победив в прошлую субботу на чемпионате России. Хотя Сашка «это» собирался делать на моей памяти раз пять.[i][b]Часть вторая. Спекулянтская. Немного доходная[/b][/i][b]– Сто долларов – это не разговор. У тебя жена, ребенок.[/b]– Жена моя, чтоб ты не забыл, в Сиднее тоже олимпийской чемпионкой стала.[b]– То есть у вас с Оксаной двести долларов. Васька не зарабатывает. Хороши профессионалы.[/b]– Нет, ну ты считай еще сборы, суточные на турнирах! Хотя тоже в последнее время на турниры за свой счет ездишь.[b]– Саш, не лукавь! «Последнее время» наступило с распадом Союза. Тому минуло десять лет.[/b]– Ну, крутился как-то. Надо было и продукты на рынке покупать. В магазинах-то ведь не было ничего.[b]– И вещи, Саня, и машину, и ремонт в квартире делать и дачу отстраивать. Все, что должно быть у представителя среднего класса.[/b]– Говорю же – крутились как-то. Инвентарь за границу возили. Здесь дешевле, там дороже. Икру черную распространяли по миру.[b]– И ты?[/b]– Да как-то несолидно стало с недавнего времени. Но, знаешь, как говорит наш друг Вадик ([i]тоже олимпийский чемпион, только из Киева[/i]. – [b]А. М.[/b]), «трыдцать долларов, они и в Африкэ трыдцать». Не во мне дело. Для многих икра, суточные, проездные – способ существования. Нет в этом ничего зазорного.[b]– С какой стороны посмотреть…[/b]– Андрюх, да с любой. Я же не на улице спекулировал. А продавал своим западным коллегам, так сказать. А они перепродавали. В нашем спорте мультимиллионеров нет. Все где-то работают. Имеют какие-то лавочки, магазинчики, ресторанчики. Крутятся так же, как и мы. Итальянцы, немцы, французы. На государственных стипендиях – единицы. Как у нас – Стас Поздняков. Но он уже 4-кратный олимпийский чемпион. Такое достижение просто невозможно не заметить даже нашему государству.[b]– Я помню, в середине 90-х ты собирался стать профессиональным поваром.[/b]– Глупости это были. Просто мой друг, австралиец, тоже спортсмен, был шеф-поваром в дорогом московском ресторане. А простых поваров у него не было. Все после кулинарного техникума. Английский плохо понимали, да и западной квалификации не хватало. Пришлось быстро научиться самому и помогать приятелю.[b]– Но высшее кулинарное образование ты так и не получил.[/b]– Получаю высшее спортивное. В Смоленском институте физкультуры.[b]– Я тоже как-то к друзьям в Питер поехал. Встретились, посидели. Дня через три обнаружил себя жарящим шашлыки на мангале в Летнем саду. Бизнес у друга был. Тоже, кстати фехтовальщика.[/b]– Да я тебя оттуда и забирал, забыл? Кстати, этот фехтовальщик, Дима Родькин, теперь владеет небольшой мебельной фабрикой. А опыт работы в ресторане убедил меня в том, что мне сложно работать на кого-то. Даже близкого. Легче на самого себя.[b]– Саш, ты можешь посчитать, сколько ты лично заработал в спорте?[/b]– Посчитать могу только призовые за Олимпиады и чемпионаты мира. Мы с женой заработали около 100 тысяч долларов. Вот, собственно, и весь наш стартовый капитал.[i][b]Часть третья. Бизнесменская. Немного непрофессиональная[/b][/i]Надо сказать, что место для нашего интервью мы нашли подходящее. По дороге в «Шереметьево-2», прямо возле трассы, по которой несутся опаздывающие на рейс пассажиры, примостился стандартный железный ангар автосервиса. Собственно беседа наша и проистекала под звон жестянки и визг «болгарки».[b]– «Шереметьево-2» когда-то был кусочком заграницы. Им и остается, наверное, по сей день. Скажи честно, как вы умудрились здесь получить разрешение на мойку, на сервис? Сколько дали на могучую волосатую лапу?[/b]– Я лично ничего не давал.[b]– Ну хватит![/b]– Знаю, что просили за подобное 22 тысячи долларов. Мы не платили. Нам с моим партнером – олимпийским чемпионом Ильгаром Мамедовым – очень помогла в этом деле Галина Горохова, президент Фонда ветеранов-олимпийцев. Она написала бумагу с просьбой о помощи двум олимпийским чемпионам, которые заканчивают карьеру спортсменов и не хотели бы потеряться в жизни. Наше ходатайство подписал Валерий Шанцев – ему отдельное спасибо.[b]– И этого хватило для чиновников?[/b]– Хватило для того, чтобы начать ходить по чиновникам.[b]– А, пресловутые лицензии, пожарные, санэпидемщики, милиция…[/b]– Транспортная милиция, землеустройство, архитекторы, налоговики. Я, если честно, этим не занимался. Считал, что буду вкладывать свои деньги и получать проценты. За четыре года никаких процентов не увидел.[b]– Обманывали?[/b]– Просто не бывает так в России, чтобы дело без тебя делалось. То есть его будут, конечно, делать. Только прибыли никакой.[b]– Короче, пришлось переквалифицироваться в автослесари.[/b]– Скорее – в мойщики. Вначале здесь была просто мойка. Сервис заработал с моим приходом. А до этого мыл машины все прошлое лето, вникал, так сказать, в секреты профессии. Теперь знаю, за сколько моют машину по времени, какие бывают клиенты. Что чаще всего требуют.[b]– Ну и какой здесь, на Шереметьевской трассе, контингент?[/b]– У нас последняя мойка перед аэропортом. Поэтому каждый водитель, встречающий своего шефа, «моется» у нас. Это представительские машины. Но много и личных автомобилей.[b]– Конкуренция есть?[/b]– А то! Прямо через трассу. Только у них мойка на выезде из аэропорта – другая конъюнктура.[b]– Договорились о монопольных ценах?[/b]– С этими договоришься! Они знаки дорожные готовы снимать, лишь бы к нам не заезжали. А цены в Москве везде одинаковые. Никакого маркетингового исследования: поинтересовался на двух-трех фирмах – составил свой прейскурант.[b]– Саш, неужели на такое сладкое место не наезжали бандиты?[/b]– Веришь – не наезжали. И потом, мы дружим с отделением милиции «Молжанининово». Так что даже если вопросы, не дай бог, возникнут, их быстро решат.[b]– То есть сегодня вопросы безопасности не актуальны?[/b]– Актуальны, но не первостепенны.[b]– А политического объединения владельцев моек не существует?[/b]– На кой оно нужно? Не интересует меня политика.[b]– Постой, но ведь вы, представители малого бизнеса, делегировали к президенту своих представителей, подняли вопрос о малом и среднем бизнесе на Госсовете. Это, Сань, ты творил в конце того года. Теперь жизнь у вас наладится.[/b]– Объясни мне, кто были эти люди? Какой, к черту, малый бизнес, если ты в Кремль пролез? Какие проблемы у тебя как у бизнесмена могут быть, когда тебя в Кремле принимают? Это цирк какой-то.[b]– Профанация.[/b]– Во-во! Если бы действительно нужны были представители нашего класса, взяли бы хозяина обычной коммерческой палатки, «челнока», «булочника».[b]– Тебя бы, например, пригласили.[/b]– А почему нет, кстати? У меня заслуг перед Родиной хватает. От значка ГТО до олимпийской медали – весь набор… …Однажды Александр рассказал спортивному журналисту все, что хотел.А он так все и написал. За это его на год дисквалифицировали из сборной. С тех пор он старается подбирать слова.[i][b]«Знаю я вашего брата»[/b][/i]Поскольку в бизнесе дисквалифицировать могут всерьез и надолго, я решил показать Ширшову все, что он наговорил. Приехал в Чертаново, в знаменитый теперь уже спортивный зал, где проходил чемпионат России. Покуда ждал Сашу, разговорился с чемпионом мира Евгением Цухло. У него свой бизнес – его фирма производит спортинвентарь. Мимо проходил двухкратный олимпийский чемпион Михаил Бурцев. У него небольшой стоматологический кабинет. Слово за слово, вспомнили Ирину Слуцкер, чемпионкой никогда не бывавшей, но зато завладевшей целой империей спортклубов «Уорлд-класс». Не появись Ширшов еще минут пять, нашли бы среди знакомых еще десяток «средних русских».Не выбирают друзей. Не выбирают и свой класс. Он тебя сам выберет. Жизнью. Ведь не только спорт «это жизнь, целая жизнь и даже немножко больше».

Подкасты