Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Легендарный «Москвич» вернулся

Легендарный «Москвич» вернулся

Какие города играли роль Москвы

Какие города играли роль Москвы

Кого нельзя сократить?

Кого нельзя сократить?

Звезды, которые стали блондинками

Звезды, которые стали блондинками

Отцовство в зрелом возрасте

Отцовство в зрелом возрасте

Судьбы детей-вундеркиндов

Судьбы детей-вундеркиндов

Пары, которые быстро развелись

Пары, которые быстро развелись

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Где в мире заблокированы соцсети

Где в мире заблокированы соцсети

Как защитить машину от угона

Как защитить машину от угона

ЭКСПРЕСС-ОПРОС

Общество

[b]Кирилл КОВАЛЬДЖИ, поэт: [/b]Если сбор подобной информации будет проводиться грамотно, в цивилизованных рамках, то это не ущемляет права человека.[b]Георгий ЖЖЕНОВ, актер: [/b]Конечно, ущемляет.[b]Лев ЛЕВИНСОН, эксперт Института прав человека: [/b]Это не ущемляло бы прав граждан, если милиция исполняла бы свои права так, как это прописано Верховным судом. А милиция часто сама расширяет свои права и злоупотребляет информацией.[b]Василий ЖУКОВ, ректор Московского государственного социального университета: [/b]В определенном смысле — да, но интересам общества отвечает. Сбор такой информации — это составная часть полицейских функций любого государства.[b]Анатолий ТРУШКИН, писатель: [/b]Обидно, что они не успели еще собрать на нас всю информацию, но думаю, что теперь и не соберут. Надо было это делать раньше.[b]Александр СЕРОВ, певец: [/b]Пусть собирают. Для многих участковые милиционеры давно стали какой-то виртуальной реальностью: их практически не видно. Я слабо представляю, как участковые, которых не видно и не слышно, смогут собирать информацию на граждан.[b]Виталий РЕМИЗОВ, директор Государственного музея Л. Н. Толстого: [/b]Конечно. Это даже пугает меня. Мы опускаемся до таких вещей, желая наладить общественный порядок в стране. Но это не те меры. Этим ничего не исправишь. Нужно менять нравственную атмосферу в стране.[b]Анатолий МАДОРСКИЙ, киносценарист: [/b]Изумлен, что милиции еще что-то обо мне неизвестно. Но всякое вторжение в личную жизнь — омерзительно.[b]Сергей ШАРГУНОВ, писатель: [/b]Это выливается в какое-то давление на граждан по месту жительства. По-моему, это неприемлемо.[b]Юрий МОРОЗОВ, начальник сектора военно-политической безопасности Института Европы, профессор: [/b]Если соответствующие органы предоставляют документы, разрешающие вторжение в личную жизнь граждан, то здесь нарушений нет. Если такого разрешения нет, то это нарушает Конвенцию о правах человека, которую мы подписали.[b]Василий БОРЩЕВ, член Московско-Хельсинкской группы по правам человека: [/b]Несомненно. Когда дается такое право и никоим образом не регламентируется информация, которую можно собирать, появляется огромное поле для произвола. В данном случае, зная коррумпированность наших милиционеров, я думаю, такое решение грозит серьезными последствиями.[b]Елена ДУДЧЕНКО, консультант отдела по связям Главного управления президента РФ: [/b]Порядок должен быть. И если в моем районе Ново-Переделкино — тишина и покой, то такому участковому я доверяю. Не думаю, что он нарушит мои права.

Подкасты