Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Что вы хотели узнать о «Вечерке» и СМИ

Общество
Что вы хотели узнать о «Вечерке» и СМИ

[b]Люди старшего поколения помнят, что 5 мая страна отмечала День печати. С 90-х годов стали праздновать День российской прессы 13 января. Но и в майский день во многих редакциях по традиции звучат тосты за родную газету. Фактически у журналистов получилось два праздника – как Новый и Старый новый год. Вот и мы решили отметить старый День печати публикацией разговора наших читателей по «горячей линии» с двумя журналистами – главным редактором «Вечерней Москвы» Валерием ЕВСЕЕВЫМ и бывшим «вечерочником», сопредседателем Большого жюри Союза журналистов России, министром печати РФ (1992–1993 гг.), одним из авторов сегодняшнего Закона о СМИ Михаилом ФЕДОТОВЫМ.[/b][b]ЧИТАТЕЛЬ[/b]: [i]Здравствуйте, Валерий Петрович, вас беспокоит Данильян Сергей Петрович. Я так давно и внимательно читаю вашу газету, что уже мог бы выступать экспертом – какие рубрики и на какой странице находятся, кто их ведет, каких тем «Вечерка» касалась, о чем писала и когда… Газета стала для меня родной, временами кажется, будто знаешь ее, как свою квартиру, – ни одного незнакомого уголка! Это и хорошо, и плохо. Хорошо, потому как все родное. А плохо, потому что хочется и чего-то новенького. Отсюда и вопрос: не думаете ли вы над изменением структуры газеты, над новыми рубриками?[/i][b]ЕВСЕЕВ[/b]: Согласен с вами, Сергей Петрович. В газете, как и в квартире, надо время от времени если уж не ремонт делать, то по крайней мере мебель переставлять. Но, с другой стороны, и частить с этим не стоит. Капитальную перестройку газеты мы сделали полтора года назад. Тогда «Вечерка» изменила свой внешний вид, перешла на полноцветную печать, увеличила объем, открыла много новых разделов и рубрик.Практика показывает, что человеку нужно определенное время, чтобы принять новую структуру газеты, привыкнуть к ней, знать, где и на какой странице ему нужно искать интересующие его материалы. Недавно нам позвонил читатель, грозящийся чуть ли не разнести редакцию за то, что в одном из номеров мы не поместили спортивную страницу. Но оказалось, что он просто «не нашел» ее – в том номере мы по ряду причин разместили спортивные материалы не на привычной 7-й, а на 6-й странице. Тем не менее читатель прав, и мы принесли ему извинения. Я это к тому говорю, Сергей Петрович, что изменения ради изменений зачастую вызывают только раздражение. Поэтому в ближайшее время кардинальным образом менять структуру газеты, к которой только начали привыкать читатели, мы не собираемся. Будем доводить ее до ума. Ну а новые рубрики, конечно, планируем. Но пусть это будет для вас сюрпризом. Скажу лишь, что намерены гораздо больше внимания уделять газетным конкурсам, в которых каждый может принять участие и выиграть призы от «Вечерки».[b]ЧИТАТЕЛЬ[/b]: [i]Добрый день, меня зовут Алла Дементьева, я студентка, учусь на журналиста. У меня вопрос к главному редактору «Вечерней Москвы».[/i][b]ЕВСЕЕВ[/b]: Здравствуйте, я вас слушаю.[i]– Ваша газета цветная. А ведь известно, что цвет ассоциируется с желтой прессой, с бульварностью. Значит, «Вечерка» – бульварная газета?[/i]– В свое время в Стране Советов все вечерние издания считались бульварными. Поэтому, когда в 1923 году Михаил Кольцов добился решения об издании «Вечерней Москвы», это был смелый шаг. Конечно, партийная пропаганда зорко следила, чтобы новорожденная не скатилась в мелкобуржуазное болото, но тем не менее «Вечерка» всю свою жизнь считалась газетой не совсем серьезной, немножко неформальной, менее официальной, чем остальные, даже во времена тоталитаризма, когда все и вся было под бдительным контролем. Сами власти это понимали и пользовались этим – когда, например, нужно было опубликовать информацию, которая не могла по идеологическим соображениям выйти в изданиях типа «Правды», ее «спускали» в «Вечернюю Москву».Например, «Вечерка» была единственной из советских газет, сообщившей о смерти Высоцкого. В народе же «Вечерку» иногда называли сплетницей, и в этом, по большому счету, не было ничего обидного. Если, конечно, ласково называли.Что же касается того, что цвет – признак бульварности, то это не совсем так. Достаточно назвать такие качественные издания, как «Таймс» и «Известия», которые тоже выходят в цвете. А по мнению экспертов, в обозримом будущем на цвет перейдет подавляющее большинство газет.Мы это сделали в 2003 году. Процесс был нелегким, но сейчас я готов сказать, что в «Вечерке» должны присутствовать все цвета радуги. И в прямом, и в переносном смысле.[b]ЧИТАТЕЛЬ[/b]: [i]Это Максим Андреевич Соколов, ветеран войны, читатель с многолетним стажем. Валерий Петрович, однажды вы написали в «Вечерке», что стараетесь обсуждать на страницах газеты больные городские проблемы, помогая тем самым определять политику города. Вы действительно верите, что власти способны прислушаться к газете?[/i][b]ЕВСЕЕВ[/b]: Конечно, способны. Московские чиновники следят за прессой. И на них можно влиять. Даже на заседаниях правительства Москвы неоднократно цитировали «Вечерку». И вообще я считаю, что обсуждение городских тем и проблем – это магистральный путь развития городской печати. Именно поэтому главный отдел нашей редакции называется отделом городской политики.[b]ЧИТАТЕЛЬ[/b]: [i]Здравствуйте, меня зовут Владимир Сарнов. Я знаю, что регулярно выявляются рейтинги газет. Интересно, а как в этом смысле выглядит наша «Вечерка»?[/i][b]ЕВСЕЕВ[/b]: Мне приятно сообщить вам, что в авторитетном рейтинге «Комкона» за 2004 год по еженедельным газетам мы на пятом месте после «Московского комсомольца», «Комсомольской правды», «Жизни», «Коммерсанта» и опережаем таких монстров, как «Известия», «Московская правда», «Ведомости» и так далее.[b]ЧИТАТЕЛЬ[/b]: [i]Вам звонит Свиридов Борис Николаевич. У вас в газете есть очень хорошая вещь – экспресс-опрос. Но все, кто отвечает на вопросы, это или депутаты, или руководители, или большие чиновники. А где же мнение простых людей? Например, таких как я – кто принимал непосредственное участие в строительстве больших заводов, которые сейчас обанкротились. Меня возмутило недавнее выступление Грефа. Он сказал, что интересы государства не всегда совпадают с интересами простых людей. Я бы хотел, чтобы вы этот вопрос подняли в своем экспресс-опросе. И отвечали бы вам на него не политологи, профессора, а инженеры, люди, которые создавали, создают и делают мощь нашей страны.[/i][b]ЕВСЕЕВ[/b]: Хорошо, Борис Николаевич, мы учтем ваши пожелания, постараемся эту тему затронуть. Но в целом экспресс-опрос мы вряд ли будем переделывать. Он у нас задуман так, что мы задаем вопросы людям достаточно известным, чтобы они всем читателям были знакомы. Но среди них – отнюдь не одни начальники, есть актеры, преподаватели, ученые.[b]ЧИТАТЕЛЬ[/b]: [i]Мне бы Валерия Петровича…[/i][b]ЕВСЕЕВ[/b]: Да, я слушаю.[i]– Говорит Яковлев Владимир Александрович – инвалид Великой Отечественной войны I группы и участник обороны Москвы, ваш подписчик с 70-го года. Валерий Петрович, почему исчезла информация о «трудных днях» каждого месяца?[/i]– Она не исчезла. Каждый последний четверг месяца мы даем «трудные дни» на будущий месяц. В конце прошлого года «Вечерка» единственная из газет дала «трудные дни» на весь 2005 год, посвятив им целую страницу.[i]– Неужели я пропустил? Простите меня.[/i][b]ФЕДОТОВ[/b]: Владимир Александрович, я вам могу предложить другой вариант неблагоприятных дней. Не на год, а на десятилетия вперед. Я даже точно знаю два таких дня: 7 ноября и 17 августа. Вы поняли, почему я назвал неблагоприятными днями 7 ноября и 17 августа? – Ну 7 ноября – это понятно… – А 17 августа тоже понятно. Это же дефолт 98-го года.[i]– Будем надеяться, что этого больше не будет все-таки.[/i][b]ЧИТАТЕЛЬ[/b]: [i]Валерий Петрович, подписываюсь на вашу газету с 1956 года. Газета мне очень нравится. Потому что все важные события о повышении пенсии, о тарифах по квартплате отражены в газете. И вообще газета очень интересная. Но вы перешли на цвет и часто им злоупотребляете. Почему вы печатаете большие материалы на зеленом фоне? Может быть, стоит печатать на белом фоне черным шрифтом? Читать такой текст лучше.[/i][b]ЕВСЕЕВ[/b]: Мы учтем ваши замечания. Спасибо.[b]ЧИТАТЕЛЬ[/b]: [i]Меня зовут Антонина Петровна. Валерий Петрович, почему такая любовь к рекламе?[/i][b]ЕВСЕЕВ[/b]: Сегодня пресса не может, к сожалению, обойтись без рекламы. Это деньги, на которые мы во многом живем и развиваемся. Если рекламы будет меньше, вам придется за газету платить дороже.[b]ЧИТАТЕЛЬ[/b]: [i]Меня зовут Анна Литвинова. Я хотела бы задать вопрос Михаилу Александровичу Федотову по поводу иска артиста Ефима Шифрина и драматурга Зайкина к программе «Аншлаг». В чем там дело?[/i][b]ФЕДОТОВ[/b]: В программе «Аншлаг» был использован фрагмент фильма «Дурная компания». И оба истца (Шифрин и Зайкин) требовали крупную компенсацию – около 2 млн. рублей. Суд принял решение удовлетворить их требования частично, то есть выплатить компенсацию в 10 раз меньше. На самом деле там проблема заключается в том, что фильма, о котором идет речь, не существует в природе. Он снимался, но так и не был снят. Кто его снимал – неизвестно. Где он снимался, на чьи средства – неизвестно. Поэтому здесь можно говорить о том, что фрагмент существует, но использовался он как часть интервью с Шифриным. Я не знаю, понял это суд или не понял, увидим. Во всяком случае, дело очень интересное с точки зрения охраны авторских и смежных прав. Потому что у нас много пиратства в последнее время развелось, очень часто нарушаются эти права.[i]– Мне все понятно с драматургом Зайкиным. А при чем тут Шифрин?[/i]– А Шифрин был исполнителем одной из главных ролей в этом фильме. Там были и другие артисты, правда, на суде Шифрин говорил, что он не только артист, но еще и продюсер этого фильма. Но никаких доказательств у него не было.[i]– Хорошо. А будете ли вы обжаловать это решение?[/i]– Да. Жалоба уже подана в городской суд. И мы будем давать информацию о ходе этого дела. Следите за публикациями в «Вечерней Москве».[b]ЧИТАТЕЛЬ[/b]: [i]Здравствуйте, меня зовут Светлана Субботина. Вопрос к Михаилу Александровичу о новом законе о СМИ. Когда он появится?[/i][b]ФЕДОТОВ[/b]: Вам старый закон чем не мил? Чем он вас не устраивает?[i]– Да я не знаю, зачем его менять. В принципе, с ним можно жить и работать.[/i]– И я говорю, менять его не надо. То, что хорошо работает, пусть работает. Вот и с новым законом о СМИ я совсем не уверен, что он будет лучше. Пока все те проекты, что я видел, хуже. Да, два проекта существуют. Но ни один из них пока не востребован властью. Путин в 2002 году сказал, что нужен новый закон о СМИ.[i]– А как вы думаете, почему Путин так сказал?[/i]– Кто-то ему посоветовал. Потому что предположить, что Путин большой специалист в области законодательства о СМИ, я бы не взялся. Потому что когда он говорит, что нужно обеспечить независимость СМИ прежде всего экономическую, я хочу спросить – от кого? От денег?[i]– Есть ли основания с оптимизмом смотреть в будущее?[/i]– Посмотрим, поживем – увидим. Но если мы в светлое будущее просто будем смотреть, оно не станет лучше, а если мы его будем пытаться подсветить, оно станет светлее. Сейчас нужно думать над тем, чтобы принимать к действующему Закону о СМИ новые законы – уже специальные, то есть более узкие. Например, закон об обеспечении экономической независимости средств массовой информации. Раз президент Путин об этом говорит, раз у него такая идея есть, очень хорошо, давайте мы ему вручим такой законопроект. Дальше. Нужен законопроект по распространению СМИ в Интернете. Не закон об Интернете, а закон о распространении средств массовой информации в Интернете. Это совсем другое дело, потому что сегодня здесь пробел в законодательстве. Или закон о лицензировании телерадиовещания. Тоже нужен. Когда эти законы будут приняты, сам Закон о СМИ нужно будет только чуть-чуть поправить.[b]ЧИТАТЕЛЬ[/b]: [i]Михаил Александрович, я журналист из провинции. Меня интересует, что такое Большое жюри Союза журналистов России, чем оно занимается.[/i][b]ФЕДОТОВ[/b]: Проблемами журналистского сообщества. Сейчас мы реконструируем Большое жюри. Вскоре должны появиться две палаты: медиасообществ и медиааудитории. В каждой по 25 человек, которые избираются из числа кандидатов.[i]– Чьи интересы будут представлять эти палаты?[/i]– В палату медиасообществ поступили заявки от Союза журналистов, Национальной ассоциации телерадиовещания, Медиакомитета, Ассоциации по связям с общественностью, Союза рекламодателей и т. д. Среди представителей палаты медиасообществ есть и Русская православная церковь, «ОПОРА России», Российская Академия наук, Академия медицинских наук, Общество инвалидов Афганистана…Мы надеемся, что Большое жюри будет более авторитетным. Ведь оно станет опираться на десятки организаций. И это поможет в создании профессиональной солидарности среди журналистского сообщества, чего сейчас, к сожалению, нет.

Подкасты