Карта городских событий
Смотреть карту
Доктор спорта

Доктор спорта

Спорт

[b]– Вячеслав Михайлович, вы пришли в спортивную медицину традиционным путем?[/b]– Да, после окончания Томского мединститута. В молодости занимался гимнастикой, стал мастером спорта. После получения диплома три года проработал с легкоатлетами, а затем 22 года был врачом сборных СССР и России по спортивной гимнастике.[b]– Кого-то считаете своим учителем в профессии?[/b]– Мне необычайно повезло начать работу под присмотром легендарной Зои Сергеевны Мироновой. Она много лет возглавляла Центральный институт травматологии и ортопедии (ЦИТО), где проходили и проходят реабилитацию звезды отечественного спорта, и общение с ней принесло огромную пользу. Дело в том, что, будучи в прошлом титулованной конькобежкой, Зоя Сергеевна не меньше симпатизировала представителям «королевы спорта», и благодаря ей я познакомился со спецификой травм легкоатлетов. Зоя Сергеевна находится в курсе проблем пациентов ЦИТО, всегда готова помочь дельным советом, и, пользуясь случаем, я хочу выразить ей огромную благодарность от себя и сотен врачей, считающих себя ее учениками.[b]– Мне посчастливилось брать у нее интервью, и тогда же я познакомился с ее сыном Сергеем Павловичем Мироновым, ставшим после матери руководителем ЦИТО, а позже – главным «кремлевским» врачом. И я хорошо запомнил увиденный там список из 20 наиболее травмоопасных видов спорта, где первое место с солидным отрывом занимал футбол, а второе принадлежало как раз спортивной гимнастике. В общем, напрашивается вопрос: ради чего приняли предложение великого тренера Леонида Аркаева, известного своим невозможным характером и авторитарным стилем управления?[/b]– Просто так сложилась ситуация, когда незадолго до Московской Олимпиады из-за тренерской чехарды гимнасты остались без опытного врача. Доктора в мужской и женской командах задерживались не более чем на неделю из-за того, что им не удавалось найти общий язык с Аркаевым. Так как это был «мой» вид спорта, я решил попробовать, и когда за короткий срок «разгреб» большинство проблем, которые лидеры испытывали со здоровьем, Леонид Яковлевич предложил мне остаться.[b]– Чего же конкретно добились?[/b]– Я сразу поставил во главу угла профилактику, и результаты не замедлили сказаться в виде быстрого возвращения гимнастов в строй. Это касается, прежде всего, сердечнососудистой системы. Кроме того, приучил их следить за правильным питанием, контролировал потребление пищевых добавок. Я уверен, что любой травмы можно избежать! Очень важным было и то, что база «Озеро Круглое» находится всего в 30 километрах от ЦИТО, где, в случае форс-мажора, мы в любой момент могли получить помощь от Зои Сергеевны Мироновой.[b]Билозерчеву спасли ногу и карьеру– Ровно 20 лет назад, в 1985 году, я приезжал на «Озеро Круглое», для подготовки репортажа о восстановлении после тяжелейшей травмы Дмитрия Билозерчева. Это был самый сложный случай в вашей практике?[/b]– И не только в моей, но и в мировой тоже. Ведь на протяжении недели после страшной автокатастрофы, в которую Дима угодил по своей вине, Сергей Павлович Миронов колебался в одном – ампутировать ногу до или выше колена. Вопрос стоял именно так и не иначе. Диагноз – осколочный перелом обеих костей левой голени, усугубленный повреждением нерва, – ставил крест на надеждах Билозерчева вернуться на гимнастический помост. И тем не менее чудо произошло: искусство врачей ЦИТО позволило Диме возобновить тренировки с аппаратом Илизарова на ноге, и менее чем через два года после аварии он стал абсолютным чемпионом мира, второй раз попав в Книгу рекордов Гиннесса. Сначала как гимнаст, ставший самым молодым в истории абсолютным чемпионом (Билозерчев выиграл этот титул в неполные 16 лет), а затем как человек, повторивший этот успех после травмы, не совместимой с возвращением в большой спорт.[b]– Феномен Билозерчева объясняется его фантастической силой духа или чем-то другим?[/b]– Безусловно, Дима проявил редкостное терпение и самообладание. Вместе с тем надо сказать, что гимнастика не характерный вид спорта с точки зрения серьезных травм ног. Из шести снарядов четыре участники выполняют на руках. Впрочем, даже с учетом всех нюансов случай Билозерчева уникальный во всех отношениях.[b]Хоркину склеивали по частям– Вы работали только с мужской гимнастической командой?[/b]– Нет, совмещал работу с обеими сборными. Предвидя следующий вопрос, скажу: работы с девчатами было ничуть не меньше, чем с парнями. Особенно хорошо помню, как мы буквально склеивали по частям Светлану Хоркину. Всего за неделю до отборочного чемпионата мира-95 в Японии у нее нестерпимо заболела спина. Вердикт после компьютерной топограммы – ни одного «живого» позвонка с разрушением костной ткани – не оставлял шансов на ее быстрое восстановление. Но Аркаев настоял на поездке Светы в Страну восходящего солнца – в качестве талисмана для устрашения. Со своей стороны, я делал все возможное, чтобы она поправилась. И произошло чудо: отдохнувшая и посвежевшая Хоркина заняла второе место в многоборье и выиграла две золотые медали на брусьях и в прыжке! Но больше всего меня поразила реакция зарубежных наставников, заявивших, что в такой прекрасной форме они увидели Свету впервые![b]– Испытывали ли вы угрызения совести, давая чемпионам добро на продолжение спортивной карьеры после таких стрессов, какие перенесли Хоркина и Билозерчев?[/b]– Во-первых, последнее слово остается за главным тренером, тогда как доктор занимается своим делом – восстановлением человека для жизни.[b]– В последние годы российские гимнасты утратили лидирующие позиции не только в мире, но и в Европе. С афинской Олимпиады они вернулись без единого «золота», после чего Леонид Аркаев ушел в отставку. На ваш взгляд, причина неудач только в нем или в чем-то другом?[/b]– Негативную роль здесь сыграло недостаточное материальное обеспечение в середине 90-х годов. Тогда все гимнастические страны приобрели современные дорогостоящие снаряды, которые произвели подлинную революцию в этом виде спорта. У нас же денег хватило лишь на то, чтобы оснастить ими базу сборной команды «Озеро Круглое», в то время как на местах продолжали заниматься на устаревшем оборудовании. В какой-то степени сказалось и отсутствие внимания к гимнастике со стороны телевидения, когда даже чемпионаты мира в лучшем случае показывали только ночью. В итоге зарубежные соперники получили фору, которой они сполна воспользовались, а нам не остается другого выхода, как их догонять.[b]– Перейдем от гимнастики к гандболу. С чем связан ваш переход и заодно раскройте секрет, как удалось ужиться в одной «берлоге» с Владимиром Максимовым, который так же не терпит возражений, как и Леонид Аркаев?[/b]– Причина расставания с гимнастикой банальная: мне предложили лучшие финансовые условия. Сначала Владимир Салманович пригласил меня поработать со сборной, которую он возглавлял, а после создания клуба «Чеховские медведи» я стал совместителем. Что же до второго вопроса, то сразу подумал: а ведь они два сапога пара! В этот момент выручил опыт, приобретенный за 22 года работы в команде Аркаева, и о своем решении никогда не жалел.[b]– Неужели вам без разницы, кого лечить?[/b]– По большому счету – да, ведь характер большинства травм у гимнастов и игровиков похожий – повреждение крестообразных связок, голеностопа, кистей рук, пальцев. Правда, гандболисты – ребята покрупнее, а так как это контактный вид спорта, то многие травмы у них непредсказуемы.[b]– Из состава «Чеховских медведей» надолго выбыли из вратарь сборной России Алексей Костыгов и лучший бомбардир команды Алексей Растворцев. Они ваши самые тяжелые клиенты?[/b]– Пожалуй, случай с Костыговым в моей практике наиболее неприятный, ведь его новая травма колена – продолжение старой. Должен заметить, что его проблемы начались прошлым летом, когда он перешел в наш клуб, не проведя в прежней команде необходимый летний объем работы. И это ему сразу аукнулось. С Растворцевым проще. У него обострилась застарелая травма мизинца, но после двухмесячной паузы он снова начал забивать.[b]– А кто бережнее относится к своему здоровью – гимнасты или гандболисты?[/b]– Хотя вопрос не слишком корректный, попробую на него ответить. Гандбол – командный вид спорта, где все у всех на виду, тогда как гимнасты – в гораздо большей степени индивидуалисты. По этой причине первые тщательнее следят за своим здоровьем, плюс в гимнастике постоянно растет сложность упражнений, которая не может не влиять на рост травматизма. И, к большому сожалению, работающие сегодня в детских спортшколах медики не занимаются на должном уровне коррекцией своих подопечных, и вообще профилактике травматизма там уделяется минимум внимания.[b]Допинг прошел мимо меня– В советский период большую работу проводила Федерация спортивной медицины, возглавляемая все той же Зоей Сергеевной Мироновой. А как обстоит дело сейчас?[/b]– Увы, сегодня мы варимся в собственном соку, ведь, например, семинары не проводились очень давно, поэтому каждый спасается в одиночку. Так, я во время Олимпиад стараюсь чаще бывать в медцентре и наблюдать за работой иностранных специалистов. Справедливости ради надо сказать, что за последний олимпийский цикл российская спортивная медицина добилась заметного прогресса благодаря деятельности главного врача олимпийских команд Валентина Санинского. Он всегда в курсе последних веяний по части препаратов допинг-контроля, вообще информации, но главное – при нем улучшилось обеспечение медикаментами сборных команд.[b]– Кстати, у вас возникали неприятности с допингом?[/b]– Бог миловал. И это неудивительно – в гимнастике запрещенные анаболики не способны обеспечить результат. И то же самое в гандболе, где слишком маленькая площадка. Просто не удается получить преимущество в силе или скорости за счет допинга.[b]– И все же с представителями какого из двух видов спорта вы ощущаете себя комфортнее?[/b]– Недавно я побывал на дне рождения одного тренера по гимнастике, и у меня защемило сердце. Вдобавок знакомые начали уговаривать вернуться в родной для меня вид спорта, но я отказался – два раза в одну реку не входят. Есть еще один нюанс. На память о 22 годах работы со сборной гимнастике у меня не осталось ни одной медали, потому что там это просто не принято. А в гандболе все наоборот: после первой же победы «Чеховских медведей» в чемпионате страны мне повесили на грудь золотой кругляш, а после Игр-2004 к моей коллекции наград добавилась олимпийская «бронза». Так что изменять гандболу я не собираюсь, тем более что нынешняя молодая российская сборная под руководством Владимира Максимова способна на многое. Это я вам как доктор заявляю.

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse