Олимпиада-2006: кого посадят?

Олимпиада-2006: кого посадят?

Спорт

[b]Еще вчера пожизненная дисквалификация легкоатлетов казалась ну очень крайней мерой. А сегодня Турин-2006, до которого осталось меньше трех месяцев, претендует на звание первой Олимпиады, где уличенные в применении допинга спортсмены будут нести уголовную ответственность. Закон, принятый в Италии еще в 2000 году, власти Аппенин не намерены смягчать даже на время проведения зимних Игр.[/b][i]Так чем в конечном итоге может закончиться «химизация» спорта и к чему приведет решительная, если не сказать ожесточенная, борьба с ней? Что ждет и чем обернется для спортсменов участие в очередной Олимпиаде, исторически позиционированной как большой спортивный праздник? На эти вопросы корреспонденту «Вечерки» отвечает [b]начальник антидопинговой службы Федерального агентства по физической культуре и спорту, профессор Николай ДУРМАНОВ[/b].[/i][b]Закон менять нельзя. Даже на время Олимпиады– Позиция итальянского правительства относительно наказания за употребление допинга крайне принципиальна. Даже на время Олимпиады никаких исключений. Что вы думаете по этому поводу?[/b]– Особой принципиальностью в вопросах борьбы с допингом отличается не только правительство Италии, а большей части Европы и Северной Америки. Подтверждением этому служит принятие Антидопинговой конвенции ЮНЕСКО.Кроме того, работает Антидопинговая конвенция Совета Европы, которая требует от всех европейских стран предельно жестко вести борьбу с допингом. Это связано с тем, что многие страны, в том числе и Россия, ясно осознали угрозу допинга не только и не столько элитному спорту, а как угрозу здоровью молодому поколению, даже национальной безопасности. По данным Интерпола, нелегальный оборот анаболических стероидов превышает оборот наркотиков. Это огромный подпольный бизнес, причем очень вредный. И в этом смысле позиция итальянского правительства абсолютно логична. Другое дело, что здесь возникает некая коллизия интересов. С одной стороны, вроде бы все понятно.Итальянцы твердо вознамерились бороться с допингом на своей территории, их законодательство одно из самых жестких. Уже всем известны рейды карабинеров на соревнованиях, иногда специальные подразделения итальянской полиции даже останавливали спортивные машины, сопровождавшие, например, велогонки. Но с другой стороны, на Олимпиаду приедут люди из стран, где законодательство не столь жестко, и логично было бы попросить итальянцев на время действия Олимпиады по крайней мере в отношении граждан этих стран смягчить свое законодательство. Правда, тем самым в неравные условия ставятся итальянские спортсмены, которые по-прежнему будут находиться под прессом закона своей страны.[b]– Почему сегодня правительства государств диктуют условия олимпийскому движению?[/b]– Итальянское правительство ничего никому не диктует. Они просто говорят, что олимпиады проводятся, олимпионики уезжают, а проблема допинга остается. И Олимпиада не может быть поводом для хотя бы кратковременной отмены борьбы с химизацией спорта.[b]– Насколько я понимаю, вы одобряете позицию итальянского правительства.[/b]– С одной стороны, антидопинговая служба Италии чувствует себя более комфортно, чем антидопинговые службы других стран. На ее стороне жесткое законодательство, у нее в руках более серьезное оружие для обеспечения их функций. Но, с другой стороны, как говорил Козьма Прутков: «Усердие превозмогает все. Но бывает, что усердие превозмогает и рассудок».Можно легко представить, что во многих странах, в том числе в той же самой Италии, столь жесткие и однозначно карательные меры не приведут к большому эффекту. В любом случае здесь, как в медицине, нужно четко понимать, что хирургия – это средство, которое применяется после того, как становится ясно, что терапия бессильна. А терапия – это борьба с допингом с помощью информационно-образовательных программ, с помощью спортивных правил, с помощью стандартного допинг-контроля, наведения порядка в масс-медиа – например, рекламе допинга в Интернете. Намерения итальянцев вполне понятны, но можно спорить и сомневаться в эффективности такого откровенно инквизиторского подхода.[b]Сажать будут не за употребление, а за хранение и распространение– Если вопрос так и не будет урегулирован, на Олимпиаде обвиненных в употреблении допинга спортсменов ждет уже не дисквалификация, а тюремное заключение?[/b]– Пока никто не говорит о том, что спортсмен, за то что будет уличен в применении допинга, в Италии будет посажен. Тут слишком много вопросов, которые просто так не разрешить. Когда мы говорим о жесткости в итальянском законодательстве, речь идет о хранении и распространении допинга.Прежде всего, борьба направлена на предотвращение допинг-трафика. Надо сказать, что во многих странах за допинг можно схлопотать уголовное дело. У нас тоже многие анаболические стероиды включены в один список с наркотиками. За транспортировку, допустим, 500 таблеток метандиенона (а это всего лишь несколько граммов анаболических стероидов) можно «загреметь» по всей строгости закона на несколько лет как за перевозку крупной промышленной партии наркотиков. То же самое в США, во Франции, во многих других странах. И хотя теоретически остается возможность «нечаянного» применения запрещенных препаратов, для большинства спортсменов этот вопрос не актуален. Они не имели и не будут иметь дело с допингом – здесь я совершенно определенно говорю как профессионал в этой области. Ну а что касается откровенных допингеров, то, конечно, они мало счастливы от такой замечательной перспективы.Говоря проще: кто не имел дел с допингом, тот может и не волноваться. А вот у нарушителей возникнут проблемы. На территории Италии они вряд ли сядут, если не будут уличены в трафике, но резонанс будет большой. А резонанс – это репутация и в итоге – финансовая и карьерная успешность.[b]– Значит, «уголовной» Олимпиада в Турине не будет?[/b]– Видите ли, для того чтобы «отравить» Олимпиаду, не нужны массовые посадки спортсменов, тренеров, врачей. Достаточно одногодвух случаев, и она будет навсегда заклеймена как «уголовная». Легко предположить, что из многих тысяч спортсменов и обслуживающего персонала кто-нибудь да привезет в Турин запрещенные таблетки или шприцы. По незнанию, легкомыслию или специально, в какихто криминально-спортивных целях. Не исключено, что именно этот человек попадется. Так что риск, конечно, есть, что туринская Олимпиада запомнится именно криминальными случаями.[b]В Турине поборемся с допингами-невидимками– Олимпиада в Афинах была очень «медицинской». Бесчисленные проверки, пробы, анализы… У туринской Олимпиады такая же перспектива?[/b]– У медицины, как одной из главных индустрий современности, нет пределов в росте. Сейчас на наших глазах рождаются принципиально новые направления, многие из которых в виде побочных, нелегальных ветвей будут касаться спорта – генная терапия, кинохимия, клеточная инженерия. Каждый год приносит новшества как в легальную медицину, которая дает надежду миллионам больных людей, так и на «черный» рынок допингов в спорте. Поэтому каждая новая Олимпиада проходит в условиях, когда в спорте появляются новые, неведомые ранее допинги. Но и одновременно каждая новая Олимпиада ознаменовывается внедрением новых методов определения этих самых суперсовременных допингов.В Афинах впервые опробовали систему обнаружения аутогемотрансфузии – переливания собственной крови – и немедленно был пойман олимпийский чемпион Тайлер Хемелтон. В Солт-Лейк-Сити – эритропоэтин и дарбепоэтин. Жертвы всем известны – это наши Лазутина и Данилова и Йохан Мюлегг из Испании. На очереди еще несколько экзотических допингов, которые пока числятся «невидимками», неуловимыми, но в скором времени будут определяться. Это гормон роста, это IGF – инсулиноподобный фактор роста, это ряд других допингов. Поэтому, конечно, все олимпиады становятся очень медицинскими. Но, к счастью, медицинская, антидопинговая аура уже воспринимается как обычный элемент спортивного ландшафта и уже не вызывает такого яростного внимания, недоумения и возмущения у спортивной общественности. Что ж, медицина становится частью спорта.[b]От ADAMSа никому не скрыться– И все-таки борьба с допингом несколько переступила установленные по определению границы. Например, спортсмена могут дисквалифицировать не только по факту обнаружения допинга в пробе, но и за то, что он дважды не оказался в том месте, которое сам указал.[/b]– Казалось бы, ерунда – два раза не оказаться на месте... Но это правило, а на правилах держится спорт. Современные допинги очень коварны. Можно принять их до соревнования, на соревновании же они будут неуловимы – отработают в организме свое, исчезнут, а эффект продолжится. Поэтому контроль спортсменов вне соревнований абсолютно необходим.Иначе будет нечестно. Кто-то уедет в укромное место, накачается очередным препаратом, этот препарат благополучно «поработает» недельку-другую, а его эффект будет длиться месяц и даже больше.Спортсмен отберет у тех, кто более честен, заслуженную победу, призовые, славу... Мне кажется, что контроль за спортсменами выглядит резонно. Конечно, спортсменам вряд ли нравится постоянно находиться под надзором. Но этот надзор сейчас автоматизирован, работает ADAMS – это глобальная антидопинговая база данных, где хранятся данные о каждом элитном спортсмене на планете. И если спортсмен вовремя не подает информацию о своем местопребывании, ADAMS может его жестоко покарать.[b]Скоро побеждать будут не спортсмены, а технологии– Николай Дмитриевич, в одном интервью вы сказали, что спорт в том виде, в каком мы его знаем, просуществует еще лет десять. Каким он будет спустя это время?[/b]– Для того чтобы ответить на этот вопрос, я попробую перестать на три минуты быть спортивным чиновником и соблюдать правила политкорректности, а побыть немножко ученым-медиком. Главная научная революция современности – это не термоядерный синтез, это не открытие черных дыр, это даже не альтернативный источник энергии. Главная научная революция – это медицина. Эта революция еще только-только началась, а мы уже всерьез, в прагматическом, техническом плане рассуждаем о нанотехнологиях, которые позволят запускать сверхмаленькие «подводные лодки», которые будут очищать наши сосуды от холестериновых бляшек. Мы говорим о новых геокомпозитных материалах, которые позволят нам навсегда избавлять людей от огромного количества сердечно-сосудистых проблем. Мы говорим о генной терапии – способе изменения генетической структуры человека для того, чтобы избавить его от таких заболеваний, как болезни Альцгеймера и Паркинсона, мышечная дистрофия, большая часть рака. Речь идет о жизни сотен миллионов людей. Более того, у современной медицины есть еще один аспект – медицина здоровой жизни. Скорее всего, геномика – изучение генов человека – приведет к тому, что медицина станет индивидуальной. На человечество обрушивается вал новых медицинских технологий, одна эффективнее другой. Препараты штампуются тысячами, их придумывают компьютеры, которым не нужны десятки, сотни собачек или мышек для испытаний. Проверка эффективности идет в виртуальном режиме.Если раньше ученые говорили in viva, т. е. в живом организме, или in vitro, т. е. в стекле, то теперь все чаще и чаще говорят: испытания in silicum, т. е. в компьютере. И это цунами новых медицинских технологий, конечно, накроет спорт. В первую очередь в развитых странах. Хотя в условиях большой деревни, в которых мы живем на нашей планете, я думаю, это коснется большинства стран. Так вот, эти новые технологии, попав в спорт, фактически сделают его заложником медицины, и побеждать точно будет не тот, кто более талантлив или обладает большей волей, а тот, у кого будет доступ к новым технологиям.[b]Теперь за нашу лабораторию нам не стыдно– А как же антидопинговые службы?[/b]– Вопрос антидопингового контроля недалекого будущего – это не только и не столько вопрос аппаратуры. Все больше и больше антидопинговый контроль вторгается в зону этики. Знаете, что почти каждая генная терапия влияет на спортивные результаты? Лечим детский церебральный паралич – влияем на реакцию, лечим мышечную дистрофию – влияем на мышцы, лечим другие болезни – влияем на содержание гемоглобина в крови. Вот я возглавляю антидопинговую службу. Как мне быть? Сортировать спортсменов – кто был подвергнут генной терапии, а кто нет? Другой момент, уже не связанный с допингом.Сейчас известно около 140 генов, которые напрямую связаны со спортивными результатами. Этих генов будет больше, пока их 140, завтра будет 600. Уже сейчас мы можем по нескольким генам совершенно четко сказать, кто перед нами – спринтер или стайер, можем определить, выдержит человек сверхнагрузки большого спорта или нет. Пройдет два-три года, и мы будем выбирать будущих спортсменов на основе обычного волоса, в корне которого содержится достаточно ДНК, чтобы проанализировать несколько сотен генов. Опять сортировка? Сразу на ум приходит то ли Спарта, то ли Германия 30-х годов. Потом известно, что профессиональный спорт неполезен для здоровья. Так не гуманнее ли сразу отобрать детей, для которых сверхнагрузки противопоказаны по тому же генетическому анализу? А с другой стороны, как же нам объяснить этому ребенку: знаешь, ты не совсем полноценен, тебе не нужно заниматься спортом. Но мы так можем далеко пойти. Сегодня сортируем спортсменов, а завтра страховые компании начнут сортировать своих клиентов – у кого повышенный риск рака, или сердечно-сосудистой системы, или инсульт. В общем, вал технических, медицинских и этических проблем таков, что пока не видно надежной перспективы у спорта. Во всяком случае пребывать в своем нынешнем виде ему осталось не так много времени. 10 лет мы продержимся.А что касается предстоящей Олимпиады? Здесь я выскажу свое мнение и мнение своих коллег. Мы просто будем заниматься своим делом – образовывать спортсменов, врачей, перевооружать лабораторию. Кстати, у нас очень неплохая лаборатория, нам за нее уже не стыдно, хорошо организована дисциплина, полная секретность, никакой торговли результатами. Перед Олимпиадой мы, конечно, проверим всех спортсменов. Но так, как во время Второй мировой войны наши войска к праздникам штурмовали города, не считаясь с жертвами среди собственных солдат, мы поступать не будем. Олимпиада Олимпиадой, а, как верно подметили итальянцы, допинг – это угроза национальной безопасности. Никаких специальных мероприятий мы проводить не планируем. Но сделаем все, что в наших силах, чтобы уж Турин-то прошел без участия наших ребят и девочек в допинговых историях.

Google newsGoogle newsGoogle news