Город

Расплата за любовь к врагу

Женщин, обвиненных в связях с оккупантами, стригут наголо и фактически прогоняют сквозь строй под насмешки толпы
Фото:
Женщин, обвиненных в связях с оккупантами, стригут наголо и фактически прогоняют сквозь строй под насмешки толпы
Показанный недавно сериал «Палач» вновь заставил всю страну вспомнить о предателях во время Великой Отечественной войны. Столько лет прошло, а поиски некоторых из них продолжаются до сих пор. Кроме этой важной и очень горькой темы фильм заставил задуматься еще об одной непростой странице той войны. Это жизнь в оккупации. И в том числе — тема выживания женщин на территории противника.

Эта болезненная и крайне непростая тема в равной степени касается и нас, и Германии, и всей Европы, да и не только ее… Чего только не было тогда! И ненависть, и любовь, и проституция. А еще — рождение детей изнасилованными вражескими солдатами матерями и отношение к этим женщинам после войны. И в нашей стране, и в Европе. Кстати, тут мы сталкиваемся с удивительным фактом. Репрессии, о которых так много у нас говорят и сегодня, почти не коснулись таким образом пострадавших советских женщин. Закон СССР оказался человечнее, чем либеральная и толерантная Европа. Да, были и у нас осужденные, были и исковерканные судьбы. Но все же масштаб их преследования отличается от того, что происходило по аналогичным поводам в Европе.

Moffenmaiden— «девушки для фрицев», во Франции их называли «подстилками для бошей», на оккупированных территориях СССР — «шоколадницами» и «немецкими овчарками».

После того как установили, что эта девушка была в отношениях с немецким солдатом, ее стригут прямо на улице, под открытым небом, сопровождая процедуру ехидными замечаниями

В конце апреля 1943-го в совместном приказе наркомов внутренних дел, юстиции и прокурора СССР прозвучало указание активнее применять репрессивные санкции к женщинам, уличенным в добровольных интимных или близких бытовых отношениях с личным составом вермахта или чиновниками немецких карательных и административных органов. Чаще всего таких пособниц наказывали тем, что отбирали у них детей. Но могли, конечно, и расстрелять без суда и следствия, причем буквально сразу же по приходе советской власти.

7 февраля 1944 года на пленуме советских писателей в Москве выступил украинец Петро Панч. «Все население сейчас в освобожденных районах, по сути, не может свободно смотреть в глаза нашим освободителям, поскольку оно в какой-то мере запуталось в связях с немцами», — заявил он.

Но общение с русскими женщинами порой кончалось для немецких военных печально. И дело не в болезнях.

Многие солдаты ничего не имели против того, чтобы подцепить гонорею или триппер и на несколько месяцев осесть в тылу. Но была расплата и пострашнее, например, пуля партизана. Вот приказ от 27 декабря 1943 года по тыловым частям группы армий «Центр»: «Два начальника обоза одного саперного батальона познакомились в Могилеве с двумя русскими девушками, они пошли к девушкам по их приглашению и во время танцев были убиты четырьмя русскими в гражданском и лишены своего оружия.

© © Bettmann/CORBIS
Германские медсестры не сильно сопротивлялись плену и даже пытались дружить с американцами

Следствие показало, что девушки вместе с русскими мужчинами намеревались уйти к бандам и таким путем хотели приобрести себе оружие».

Женщин и девушек оккупанты нередко насильно загоняли в публичные дома для обслуживания немецких и союзных солдат и офицеров. Но задерживали после освобождения территорий прежде всего тех, кто служил в немецкой полиции, работал в оккупационной администрации или прочих службах.

24 апреля 1945 года группа депутатов Верховного Совета СССР и историк Майский направила послание Сталину. Внимание вождя обратили на «один небольшой вопрос» — на детей, родившихся на оккупированной Германией территории «вследствие добровольного или принудительного сожительства советских женщин с немцами». Впрочем, это письмо фактически осталось без ответа. Страна испытывала демографический голод, и жестоких репрессий не последовало. Ни одного уголовного дела по факту сожительства с врагом не было заведено. На войне — особые законы.

А Европа — та самая Европа мирных демонстраций и «человечности» — сажала этих женщин в тюрьмы, издевалась над их детьми. Европа двойных стандартов, которые существовали тогда и существуют сегодня...

Бритье головы — далеко не единственное «наказание», которое было придумано для женщин. Свастику рисовали на коже трудно смываемой краской и даже выжигали клеймом

ФРАНЦИЯ

Во Франции, которая особо отличилась в этой области, по разным подсчетам, родились до 200 тысяч «детей оккупации». Страна, которая фактически без боя сдалась Гитлеру, просто отыгралась на женщинах, пытавшихся выжить. С ними поступали как в средневековье, гоняя голыми по улицам, грозя дулом автомата, получая от этого удовольствие, загоняя глубже собственную трусость и страх.

С 2009 года в Германии действует закон, по которому дети немецких солдат и офицеров, рожденные от французских матерей, имеют право на немецкое гражданство.

Французско-немецкая ассоциация «Сердца без границ» объединяет таких детей с их ровесниками, рожденными от французских солдат матерями-немками; ассоциация помогает в поисках родственников. Сейчас в ней около 300 человек...

Преследовать женщин за «горизонтальный коллаборационизм» начали еще в годы войны, в годы Сопротивления. Подпольщики распространяли среди населения листовки с таким текстом: «Француженки, которые отдаются немцам, будут пострижены наголо.

Мы напишем вам на спине — «продались немцам». Когда юные француженки продают свое тело гестаповцам, они продают кровь и душу своих французских соотечественников. Будущие жены и матери, они обязаны сохранять свою чистоту во имя любви к родине».

Вооруженные подпольщики вытаскивали провинившихся женщин из домов, стригли, под смех толпы водили по улицам, иногда голыми. Некоторым рисовали краской свастику на лице или выжигали ее клеймом. Других с избиениями допрашивали, выбивая детали сексуальной жизни. По постановлению правительства от 26 августа 1944 года примерно 18,5 тысячи француженок были признаны «национально недостойными» и получили до года тюрьмы. Это был «год национального стыда».

Обритые наголо коллаборационистки с ребенком, родившимся во время оккупации страны немцами

ГОЛЛАНДИЯ

 

Девушек, арестованных за связи с оккупантами, публично ставили на колени в навоз, брили волосы и красили головы в оранжевый цвет. После 5 мая 1945 года во время уличных самосудов были убиты около 500 «девушек для фрицев».

НОРВЕГИЯ

В Норвегии оккупационные власти приветствовали связи солдат с местными девушками, и от подобных «отношений» родились 10– 12 тысяч детей. Пять тысяч женщин, родивших детей от немцев, были осуждены на полтора года принудительного труда. 90 процентов «немецких ублюдков», или «нацистской икры», объявили умственно неполноценными и отправили в дома для душевнобольных, где они содержались до 1960-х годов. Позже норвежский Союз детей войны заявил, что «недоумков» использовали для испытания медицинских препаратов. Лишь в 2005 году парламент Норвегии принес официальные извинения этим невинным жертвам войны, а комитет по юстиции утвердил им компенсацию за пережитое в размере трех тысяч евро. Звучит как насмешка...

ЭКСПЕРТ

Мы так мало знаем об этом

Сергей Дробязко, историк, специалист по теме коллаборационизма второй мировой войны

Сергей Дробязко, историк, специалист по теме коллаборационизма второй мировой войны:

-Славяне, с точки зрения нацистской расовой теории, считались «неполноценными», но, несмотря на это, армия смотрела сквозь пальцы на связи между немецкими военными и женщинами с оккупированных территорий. Когда же это стало превращаться в проблему (ведь зачастую подобные отношения оказывались не только длительными, но и приводили к рождению детей), армейское руководство решило положить этому конец, и в 1942 году был выпущен циркуляр, в котором среди прочего говорилось, что «русские женщины недостойны внимания немецкого солдата». По законам Третьего рейха сексуальные отношения с людьми неарийского происхождения наказывались тюрьмой. Однако эти законы практически никогда не применялись в отношении солдат и офицеров вермахта. Прижитого в годы войны «немчонка» женщины не всегда оставляли в живых. Описан такой случай. За три года, пока в деревне «столовались» немцы, русская женщина прижила от них троих детей. В первый день после прихода советских войск она вынесла детей на дорогу, положила рядком и с криком: «Смерть немецким оккупантам!» — разбила всем головы булыжником...

В современной России история таких женщин и их детей до сих пор остается по большому счету неисследованной.

МНЕНИЕ

Вера Глаголева, актриса театра и кино, режиссер, сценарист, продюсер

Не смогли уберечь, так жалеть научитесь

- В моей картине «Одна война» практически нет женщин, которые шли на сотрудничество с немцами добровольно. Это было или насилие, или они оказывались в ситуации, когда дети умирали от голода, то есть мотивация была очень сильная. Лишь одна героиня, очень юная, полюбила немца.

kinopoisk.ru
В центре сюжета ленты — пять женщин, сосланных за связи с немцами

Она говорит, что Ганс, ее возлюбленный, ненавидит войну, что он не хотел воевать. Такие примеры известны. Ганс был молодым, это первая любовь, и их чувство перешагнуло все преграды. При этом героиня чувствует себя самой уязвимой. И она принимает на свой счет выражение «враги народа». Она согласна, что не имела права на эту любовь.

Для меня важно, что у наших женщин не было желания вступать в отношения с немцами, в то время как, например, во Франции многие женщины общались с оккупантами просто по желанию. Их никто не заставлял. И отношения женщин с оккупантами были, в общем-то, оправданы, и они не думали, что так поплатятся за это в конце войны. Когда пришло освобождение, этих женщин позорно стригли наголо, избивали, порицали. Там очень многие женщины сознательно шли на это и потом за это поплатились. У нас же в основном были случаи насилия.

Фраза, которая звучит в фильме: «Не смогли уберечь, так жалеть научитесь» — это очень точный ответ. Эта фраза все объясняет: жалеть научитесь.

kinopoisk.ru
Дети, рожденные от оккупантов, живут с мамами на Ладожском озере

НАСЛЕДИЕ МАРШАЛА ПЕТЕНА

Коллаборационизм — от французского слова collaboration — «сотрудничество» — в юридической трактовке международного права — осознанное, добровольное и умышленное сотрудничество с врагом в его интересах и в ущерб своему государству. Термин часто применяется в более узком смысле — как сотрудничество с оккупантами. В уголовном законодательстве подавляющего большинства стран мира факт коллаборационизма квалифицируется как преступление против своего государства, обычно как государственная измена.

К сотрудничеству с оккупантами призвал нацию глава режима Виши маршал Петен в 1940 году.

БОЛЬ И ТРАГЕДИЯ НЕПОКОРЕННОЙ

Героиня знаменитого рассказа Сомерсета Моэма «Непокоренная», француженка, убивает своего ребенка, рожденного от немецкого солдата. При этом нет сомнений, что уставший от войны немец по-настоящему влюблен в ту, что досталась ему только благодаря силе. «Непокоренная» была написана Моэмом в 1944 году, в разгар проводившейся во Франции кампании, позднее получившей название «Незаконная зачистка».

АННИ-ФРИД. ОДНА ИЗ 12 ТЫСЯЧ

За войну только в Норвегии появились на свет 12 тысяч младенцев: их отцами были военнослужащие СС и вермахта. Самая известная из этих детей — Анни-Фрид Лингстад, дочь фельдфебеля Альфреда Хаазе, была вывезена в Швецию и позже стала солисткой культовой группы ABBA. Переезд был вызван опасениями, что девочку отнимут. Думали, что отец Анни-Фрид погиб, оказавшись на потопленном военно-морском транспорте, но в 1977 году дочь и отец встретились.

ЦИФРА

26 тысяч девушек, родивших детей от немцев или заподозренных в связях с ними, подвергались во Франции унижениям.

Женщин, обвиненных в связях с оккупантами, стригут наголо и фактически прогоняют сквозь строй под насмешки толпы
Фото:
Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER