Кстати

Общество

[i]В 1913 году американский писатель Амброз Бирс писал своему секретарю: «Я еду в Мексику. Если меня там поставят к стенке, то знай, что я считаю: сие лучше, чем умереть от болезней, старости или упасть с лестницы».[/i]Писателю был 71 год, и его книги «Летней ночью», «Настоящее чудовище», рассказ «Случай на мосту через Совиный ручей» уже стали классикой. Некогда истинный джентльмен, к концу жизни Бирс сильно изменился, причиной чему были обстоятельства личной жизни: старший его сын погиб на дуэли, младший умер от алкоголизма, от спивающегося писателя ушла жена. Бирс был щедр на эксцентрические выходки, и желание поехать в Мексику, чтобы увидеть Панчо Вилью, было его последним экспромтом. Бирс перешел мексиканскую границу и пропал.Несколько лет спустя Вилья, отвечая на вопрос заезжего корреспондента, сказал, что Бирс приходил в его лагерь, но «старый гринго» не был его единомышленником, и поэтому ему пришлось уйти.Сергей Эйзенштейн, в 1920-х годах побывавший в Мексике и снявший фильм «Землетрясение в Оахаке» и около 80 000 метров негатива эпопеи «Да здравствует Мексика!», пытался организовать поиски Бирса. Советский режиссер был уверен, что тот поселился в Юкатане, в одной из индейских деревушек. Но поиски оказались тщетными. Считается, что писатель скончался 26 декабря 1913 года. В этот день на окраине крошечного городка нашли мертвого старика. И вроде бы это был труп Амброза Бирса…[b]«Я – кукарача»[/b][i]Эта песенка была сверхпопулярна в Советском Союзе в 1930-е годы. Сейчас лишь изредка звучит ее мелодия, и не все знают, что с «я – кукарача, я – кукарача» рифмуется «но я не плачу, но я не плачу». И дальше – о «старом таракане».[/i]Песня действительно о нем, ведь сucaracha – это таракан длиной до шести сантиметров с огромными усищами. Эти «супертараканы» водятся в тропических райнах Мексики.Своим происхождением песня обязана Панчо Вилье, бойцы которого как-то захватили грузовик, но не смогли его завести. Вилья презрительно бросил: «Кукарача!» Грузовик все же завели, и в дальнейшем на нем бойцы Вильи не раз совершали вылазки в тыл врага. С тех пор в Мексике говорят, что «тараканы помогли победе мексиканской революции».Однако естьи другая версия. Назвав упрямый автомобиль кукарачей, Вилья имел в виду сторонников президента Каррансы, у которых было прозвище «тараканы».Как бы то ни было, вскоре родилась песня. Что касается слов, то есть множество вариантов – от самых что ни на есть революционных до абсолютно аполитичных. Но есть и классический, исходный – вот он.[i]О, тараканчик!О, тараканчик!Он уже не может идти.Потому что у него нет marihuana,А ему надо покурить.Отступили каррансисты,Отступили в ПеротеИ не могут больше идти.Они запутались в своих усах!А из бороды КаррансыЯ сделаю повязку,Чтобы завязать ее на сомбрероСеньора Франсиско Вилья.[/i]

Google newsYandex newsYandex dzen