Город

Худрук и артисты полгода исследовали Свифта

Анастасия Панина (Эстер, слева), режиссер Евгений Писарев (в центре) и Сергей Миллер (Дворецкий, справа) на репетиции
Фото: Сергей Петров
В Драматическом театре имени Пушкина премьера — спектакль «Дом, который построил Свифт» в постановке худрука театра Евгения Писарева. А накануне он рассказал «ВМ», почему обратился к пьесе Григория Горина.

Художественный руководитель театра не скрывает — пьеса, за которую взялся, сложная. Мы поговорили о трудностях, с которыми он столкнулся.

- Несколько неожиданный выбор пьесы Григория Горина "Дом, который построил Свифт" для режиссера, который ставил спектакли преимущественно по западной драматургии и прозе (Шекспир, Диккенс, Сэлинджер, Твен). Объясните, пожалуйста, чем вызван ваш интерес к этой сложной пьесе о сатирике Свифте?

- Горина люблю давно. В свое время думал о постановке его пьес - "Забыть Герострата" и о сценической версии киносценария Горина "О бедном гусаре замолвите слово". Признаюсь, что "Дом, который построил Свифт" казался мне слишком мрачным и местами скучноватым. Напомню, что киносценарий «Дом, который построил Свифт» начинался с пьесы, а после выхода фильма Марка Захарова к пьесе почти никто не обращался. И когда я решил вернуться к идее поставить произведение Горина и перечитал все его пьесы, как ни странно, именно "Дом, который построил Свифт" показался мне самым близким. На мой взгляд, "Дом" невероятным образом попадает в сегодняшнее время – заставляющее каждого из нас сделать выбор, как, впрочем, и героев пьесы Горина. Правда, у меня еще нет уверенности в том, что этот спектакль придется по вкусу зрителю из-за сложности материала.

- «Дом, который построил Свифт» Горин написал в очень сложное время – это и начало «холодной войны» между СССР и США из-за ввода в Афганистан советских войск, и триумфальная Олимпиада в Москве, и большое количество авиакатастроф в мире. Отразился ли тот период в пьесе о сатирике XVIII века?

- Горин написал эту пьесу в период глубокого застоя, когда казалось, что ничего в стране не изменится. Из-за этого в пьесе есть чувство безысходности и духовного гниения, с которым Горин посредством героев Свифта пытается бороться. Отчетливо звучит интонация, что по большому счету все прекрасно всё понимают, и поэтому уже не смешно. Перед каждым персонажем в пьесе стоит вопрос: «А что сделал конкретно ты для того, чтобы изменить свою жизнь?» На мой взгляд, «Дом, который построил Свифт» - самая философская, самая грустная и самая пессимистическая пьеса Горина. В ней нет счастливого конца, который так любят читатели и зрители. Мрачную философию пьесы спасает игровая стихия, в которой большой простор для актерства, для карнавала. «Театр в театре» позволяет снять пафос, который может исходить от мыслей, заложенных в пьесе.

- Как вы намерены показывать лилипутов и великанов?

- Для меня лилипуты и великаны – реальные люди. Кто лилипут, а кто великан – вопрос внутреннего самоопределения и отношения к этому других людей. Это мы с вами решаем, кого сделаем великаном, а кого - лилипутом. Но при этом мы нашли художественные средства для показа как очень больших людей, так и очень маленьких. Впервые я плотно работаю с видеохудожниками, которые помогают создать мир Свифта, а это мир расширенного сознания и измененной реальности.

- Как вы воспринимаете личность Джонатана Свифта?

- Для меня Свифт – человек, решивший жить по собственным законам. К этому он пришел, когда понял, что не может изменить жестокие и во многом несправедливые законы мира. Я бы даже назвал спектакль «Мир, который построил Свифт».

- Свифт – ирландец, и он очень много сделал для независимости своей страны. В пьесе Горина Ирландия занимает очень большое место. В вашем спектакле затронуты патриотические, политические, национальные темы?

- Работая над спектаклем, мы очень подробно изучали биографию Свифта – художника противоречивого, яркого, дерзкого, саркастичного, сложного. Он прожил долгую жизнь, и в ней Ирландия действительно занимала очень большое место, Свифт был защитником ирландского народа. Но все-таки есть большая разница между реальным Свифтом и горинским персонажем. Пьеса «Дом, который построил Свифт», как и все пьесы Горина, не биографическая. Я думаю, что «Дом, который построил Свифт» больше о самом Горине, чем о Свифте. Осмелюсь предположить, что это пьеса – самая автобиографическая пьеса Григория Горина. А посему Ирландии в ней немного.

- Почему вы так решили, что «Дом, который построил Свифт» автобиографичен?

- Пьеса о том, как трудно жить в обществе талантливому человеку, который идет наперекор, который не подчиняется законам государства, общества, а диктует свои законы. Эта тема есть во всех пьесах Горина, включая «Барона Мюнхгаузена», но наиболее отчетливо и объемно она проявляется в «Доме».

- Наверняка были трудности во время репетиции...

- Да, репетировать было очень сложно. Одна из причин в том, что пьеса большая мозаика-головоломка распадается на множество маленьких сцен. Мысли в пьесе прекрасные, текст великолепный, но сложится ли все в единый спектакль - вот в чем вопрос... Не первый раз сталкиваюсь с парадоксом: пьесу с недостатками ставить гораздо проще, чем пьесу совершенную. Если пьеса с неким изъяном, то у режиссера больше простора для фантазии. А горинская пьеса про Свифта почти гениальная, и поэтому что-то менять в ней страшновато. Так хорошо, так точно все написано, что я только разводил руками. Приходилось говорить артистам: «Горин есть – вас нет. Должны быть вы, если не в большей степени, то хотя бы на уровне Горина». Ведь задача театра – увидеть автора сегодняшними глазами, пропустить через себя и понять, кто эти герои сегодня.

- В пьесе, как и в жизни Свифта, очень много любви. Большое ли значение вы придаете теме взаимоотношения гения с двумя женщинами в своей постановке?

- В пьесе есть важная тема любви к гению, к творцу. Да, Свифт в пьесе Горина так и не сделал выбор между двумя женщинами. Ванесса и Эстер боролись за любовь Свифта. Наверное, им стоило бы бороться за него, а не друг с другом, и не ставить Свифта перед тяжелым выбором. Женщина, которая рядом с гением, должна ему служить.

- У каждого гения свой крест. У Льва Толстого этим крестом была его жена...

- Кстати, вижу много ассоциаций и параллелей между Свифтом и Львом Толстым. Лев Николаевич – гений, который периодически выступал против признанных правил, и с точки зрения обычного человека был жесток по отношению к своей семье. Свифт в этом смысле оказался гуманнее – он так и не сделал выбора между любившими его женщинами, предоставив возможность обеим быть рядом.

- Свифт – хороший режиссер собственной судьбы и мира, который создал?

- Гениальный режиссер, как Горин гениальный драматург. В реальной жизни у Свифта был инсульт, из-за которого он не говорил. Горин молчание Свифта сделал метафорой, осознанным нежеланием отвечать, участвовать в жизни. Этим он хотел показать кризис художника Свифта. Писатель после выхода в свет романа «Путешествие Гулливера» в письме к брату написал: «Как же так? Я указал на все пороки общества, как бессмысленны войны, партийные распри, но почему же ничего не меняется?» Думаю, что Свифта постигло глубокое разочарование из-за того, что люди, которых он пытался изменить, остаются прежними. А пьеса «Дом, который построил Свифт» о том, что надо менять не мир, а отдельного, конкретного человека. У Свифта есть прекрасная фраза: «Я ненавижу человечество в целом, хотя сердечно люблю конкретно Джона, Питера, Тома». И в нашем спектакле Свифт борется за человека, самого обычного, зачастую зашоренного - доктора Симпсона, который видит мир таким, как его научили. И когда этот нормальный доктор сталкивается со Свифтом, у которого все наоборот, который не может сделать выбор между двумя женщинами, круг общения которого - великаны, лилипуты, летающие лошади, то его мозг сначала разрывается, а потом он начинает видеть мир иначе. Свифт, понимая, что умирает, выбирает доктора, чтобы его спасти, чтобы помочь. Прибегая к условному сравнению, Свифт, будучи всю жизнь Салтыковым-Щедриным, под конец понял, что надо было быть Чеховым и заниматься человеком, а не пороками общества, министерств. Так я прочел пьесу Горина о Свифте.

- Вы согласны с тем, что надо больше думать о конкретном человеке, обычных людях, чем о человечестве в целом?

- Да. В наше время человек невероятно обесценен. Мы все мыслим общественными, социальными, национальными позициями, забывая о конкретном человеке, которому может быть плохо, который страдает. Вниманием к человеку должен заниматься театр в любом жанре. Несмотря на то, что Горин - сатирик, и поднимает социальные темы, но все-таки главное, к чему приходит драматург, - это ценность конкретного человека и презрение к человечеству в целом.

- Какие артисты задействованы в вашем спектакле «Дом, который построил Свифт»?

- Я бы хотел, чтобы спектакль «Дом, который построил Свифт» был спектаклем Евгения Писарева, а не спектаклем Писарева, поставленным, скажем, для Сергея Лазарева. Я бы хотел, чтобы был Свифт, Горин и наши замечательные артисты труппы. Смысл театра не в обслуживании звезд, а в решение художественных задач коллективным способом. Этот спектакль я репетировал долго: начал еще в сентябре, и не мог позволить ситуации, чтобы за короткий срок из-за занятости звезды «сляпать» спектакль. Этот спектакль по пьесе Горина не сляпаешь. И я взял артистов, которые были готовы в течение полугода изучать вместе со мной Свифта и Горина. Среди них: Андрей Заводюк, Антон Феоктистов, Роман Полянский, Анастасия Панина и другие. При этом я сказал им, что успех не гарантирован.

- Евгений Александрович, вы были актером, хорошим актером. Наверняка, вам приходила мысль: «Кого бы я сыграл в этом Доме Свифта?»

- Кого-то из толпы сумасшедших, населяющих дом Свифта. Для меня важен мир Дома, и я с удовольствием оказался бы внутри, где-то за камином спрятался бы и пил горячий грог.

- Каким бы вы хотели видеть театр имени Пушкина, которым руководите?

- Я бы хотел, чтобы театр был живой, интересный. К сожалению, я не могу платить артистам такие большие деньги, как платят в театрах, которые получают гранты от правительства, в театрах академических. Но стараюсь сделать внутреннюю жизнь артистов увлекательной, насыщенной. Мы проводим капустники, вечера, создавая тем самым свою атмосферу, свой Дом. Мне бы хотелось, чтобы театр стал местом, в котором тепло, приятно. Стараюсь, чтобы актеры работали с разными режиссерами, в разных жанрах. Камерный театр, предшественник нашего театра, который открылся в 1914 году, был тоже особенным, отдельным. Он кому-то подходил, а кому-то категорически не подходил. Но он был местом насыщенной культурной жизни. Камерный театр имел свое лицо. На мой взгляд, в Театре имени Пушкина тоже вырисовывается лицо, и оно - обаятельное, симпатичное. Билеты в наш театр человеческие. При этом мы приближаемся к 100-процентной посещаемости, без лишнего ажиотажа и рекламы.

- А ведь в некоторых театрах столицы очень дорогие билеты на спектакли – по 8, 10 тысяч рублей...

- Я стараюсь учитывать возможности наших зрителей. Когда я работал в МХТ, то все дорогие билеты, которые выбрасывали в кассу перед началом спектакля, раскупали. А в театре Пушкина был случай, когда выбросили в продажу 30 билетов на спектакль «Одолжите тенора», и несмотря на то, что в кассе стояла очередь, люди не смогли купить билеты, потому что они были дорогие, в партер. Мне было грустно наблюдать эту картину, потому что я очень ценю зрителя. К тому же в театре больше нуждаются люди, которые материально не слишком обеспечены, и наш театр находится с ними в диалоге. У нас в театре есть квота хороших мест по низким ценам.

- Почему вы сомневаетесь в успехе вашего спектакля? Все любят Горина, все заинтригованы фигурой Свифта?

- Сейчас уже больше склонен верить в успех нашего предприятия. Есть обманчивое ощущение, что люди хотят только смеяться. Но люди, даже смеясь, хотят обрести смысл, а пьеса Горина - о поиске смысла. С одной стороны, пьеса про смерть, а с другой - про жизнь, про то, как можно ее прожить. Известно, что Свифт начал прощаться с жизнью заранее и написал эпитафию за 30 лет до ухода, будучи здоровым человеком. К смерти подготовиться нельзя - пьеса «Дом, который построил Свифт» и об этом тоже. Сколько не репетируй собственные похороны, смерть сильнее – она знает час своего прихода, а человек не знает. Почему я говорю, что пьеса о жизни? Свифт, который начал готовиться к смерти заранее, понял простую мысль, что смерть человек должен встретить с осознанием того, что он честно прожил, или проиграть свою жизнь. «Какая разница – дожить или доиграть, и то и другое нужно сделать достойно», - говорит актер, играющий Свифта в пьесе Горина. А может, и сам Свифт (это непонятно, это же «театр в театре»).

- А если жить играючи, то умирать легче?

- Человек, который вчера жил играючи, может оказаться в ситуации, когда играть не сможет. С годами человек все равно грустнеет, потому что больше узнает. Сохранить в себе желание играть, - это важно... Но, как поется в песне: «Смешить вас мне с годами все трудней», и в этом есть доля правды. «Дом, который построил Свифт» - спектакль не о молодости, а о зрелости. В молодости нужно играть играючи, наслаждаться полнотой жизни. А в зрелости человек, живущий легкомысленно, выглядит глупо. Всему свое время. Или, как сказал Пушкин, именем которого назван наш театр, «Блажен, кто смолоду был молод, блажен, кто вовремя созрел».

СПРАВКА

Евгений Писарев родился 3 мая в Москве. Окончил Школу-студию МХАТ в 1993 году и был принят в труппу Театра имени А. С Пушкина актером. Поставил в Театре имени А. С. Пушкина: «Остров сокровищ», «Любовь и всякое такое», «Одолжите тенора», «Пули над Бродвеем», «Босиком по парку». С 2010 года — художественный руководитель Театра имени А. С. Пушкина.

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER